Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Классическая литература

Александр Николаевич Островский. - Свои люди -- сочтемся.

Скачать Александр Николаевич Островский. - Свои люди -- сочтемся.

ЯВЛЕНИЕ ДВЕНАДЦАТОЕ
     Большов и Подхалюзин.

     Большов. Вот  ты и  знай,  Лазарь, какова торговля-то! Ты думаешь, что!
Так вот даром  и бери  деньги. Как не  деньги, скажет,  видал,  как  лягушки
прыгают. На-ко, говорит, вексель. А по векселю-то с иных что возьмешь! Вот у
меня есть завалящих тысяч на сто, и с протестами; только и дела, что  каждый
год  подкладывай. Хоть за полтину  серебра все  отдам! Должников-то по  ним,
чай,  и  с собаками  не сыщешь: которые повымерли, а которые  поразбежались,
некого и в яму посадить. А и посадишь-то, Лазарь, так сам не рад: другой так
обдержится,  что его оттедова  куревом  не выкуришь.  Мне, говорит, и  здесь
хорошо, а ты проваливай. Так ли, Лазарь?
     Подхалюзин. Уж это как и водится.
     Большов. Все вексель да вексель! А  что такое это вексель? Так, бумага,
да и  все  тут.  И на дисконту отдашь, так проценты  слупят,  что  в  животе
забурчит, да еще после своим добром отвечай. (Помолчав.) С городовыми  лучше
не  связывайся:  все в  долг  да в долг;  а привезет ли,  нет ли, так слепой
мелочью да  арабчиками, поглядишь -- ни ног, ни головы, а на мелочи никакого
звания  давно уж нет.  А  вот  ты тут, как хошь!  Здешним торговцам лучше не
показывай: в  любой  анбар  взойдет, только  и  дела,  что  нюхает,  нюхает,
поковыряет, поковыряет, да  и  прочь  пойдет. Уж диво  бы  товару не было,--
каким еще рожном торговать. Одна лавка москательная, другая красная,  третья
с бакалеей; так нет, ничто не везет. На торги хошь  не являйся: сбивают цены
пуще черт знает чего; а наденешь  хомут, да еще и вязку  подай, да могарычи,
да угощения, да разные там недочеты с провесами.  Вон оно что! Чувствуешь ли
ты это?
     Подхалюзин. Кажется, должен чувствовать-с.
     Большов.  Вот какова торговля-то, вот  тут и  торгуй! (Помолчав.)  Что,
Лазарь, как ты думаешь?
     Подхалюзин.  Да  как  думать-с!  Уж  это  как  вам  угодно.  Наше  дело
подначальное.
     Большов. Что тут  подначальное: ты  говори по душе. Я у тебя  про  дело
спрашиваю.
     Подхалюзин. Это опять-таки, Самсон Силыч, как вам угодно-с.
     Большов. Наладил одно: как вам угодно. Да ты-то как?
     Подхалюзин. Это я не могу знать-с.
     Большев   (помолчав).  Скажи,  Лазарь,  по  совести,  любишь  ты  меня?
(Молчание.)  Любишь, что ли? Что ж ты молчишь? (Молчание.) Поил,  кормил,  в
люди вывел, кажется.
     Подхалюзин.  Эх, Самсон Силыч!  Да что тут разговаривать-то-с, Уж вы во
мне-то не сумневайтесь! Уж одно слово: вот как есть, весь тут.
     Большов. Да что ж, что ты весь-то?
     Подхалюзин. Уж коли того, а либо что, так останетесь  довольны: себя не
пожалею.
     Большов. Ну, так  и разговаривать нечего. По мне, .Лазарь, теперь самое
настоящее время; денег наличных у нас довольно, векселям всем сроки подошли.
Чего ж ждать-то?  Дождешься, пожалуй, что какой-нибудь свой же брат, собачий
сын, оберет тебя дочиста, а там, глядишь, сделает сделку по гривне за рубль,
да и сидит  в  миллионе, и плевать  на  тебя  не  хочет.  А  ты,  честный-то
торговец,  и  смотри  да казнись, хлопай  глазами-то. Вот я и думаю, Лазарь,
предложить  кредиторам-то такую статью: не возьмут ли  они у  меня копеек по
двадцати пяти за рубль. Как ты думаешь?
     Подхалюзин. А уж по  мне, Самсон Силыч, коли платить по двадцати  пяти,
так пристойнее совсем не платить.
     Большов. А что? Ведь и правда. Храбростью-то никого не удивишь, а лучше
тихим-то  манером  дельцо  обделать.  Там  после  суди  владыко  на   втором
пришествии. Хлопот-то только куча. Дом-то и лавки я на тебя заложу.
     Подхалюзин.  Нельзя  ж без  хлопот-с. Вот  векселя  надо  за что-нибудь
сбыть-с, товар перевезти куда подальше. Станем хлопотать-с!
     Большов. Оно  так.  Да старенек  уж я  становлюсь  хлопотать-то.  А  ты
помогать станешь?
     Подхалюзин. Помилуйте, Самсон Силыч, в огонь и в воду полезу-с.
     Большов.  Эдак-то  лучше!  Черта ли там  по  грошам-то наживать! Махнул
сразу, да и шабаш.  Только на, пусти  бог  смелости. Спасибо  тебе,  Лазарь.
Удружил!  (Встает.) Ну,  хлопочи! (Подходит  к нему  и  треплет  по  плечу.)
Сделаешь  дело  аккуратно, так мы  с тобой барышами-то поделимся. Награжу на
всю жизнь. (Идет к двери.)
     Подхалюзин.  Мне, Самсон  Силыч, окромя вашего спокойствия,  ничего  не
нужно-с. Как жимши у вас с малолетства и видемши все ваши благодеяния, можно
сказать,  мальчишкой  взят-с   лавки  подметать,   следовательно,  должен  я
чувствовать.





 
 
Страница сгенерировалась за 0.0422 сек.