Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Религия

Саймон Тагуэлл. - Беседы о блаженствах

Скачать Саймон Тагуэлл. - Беседы о блаженствах

        Глава 4

     Блаженны кроткие, ибо они наследуют землю

     Согласно  "западной"  традиции,  вторым   в  перечне  бла-женств   идет
блаженство кротких_(Мтф. 5, 4 или 5). По дру-гим традициям второе блаженство
-- плачущих;  но я по-следую  не им исключительно  и  только потому, что это
удоб-нее для хода наших бесед.
     Слова  о блаженстве  кротких  почти точно повторяют  стих из  псалма  и
евангелист  явственно хочет, чтобы  мы это  за-метили. Значит, первый ключ к
этим словам надо искать в 36 псалме.
     Псалмопевец оказался в более чем обычном положении:
     глядя на жизнь,  он  увидел,  что плохие люди  процветают,  а  те,  кто
следует  закону Господню, беспомощны  перед  их  победоносным шествием.  Это
кажется ему странным; и, ста-раясь утешиться, если не  понять, он размышляет
о земной жизни, пытаясь проникнуть в тайну Божьих замыслов.
     "Не ревнуй злодеям, не завидуй делающим беззаконие, ибо они, как трава,
будут подкошены, и, как зеленеющий злак, увянут.  Уповай на Господа, и делай
добро;  живи на  земле,  и  храни истину. Утешайся  Господом,  и Он исполнит
желание сердца твоего.  Предай Господу путь  твой,  и  уповай  на Него, и Он
совершит. И  выведет,  как свет, правду  твою,  и справедливость  твою,  как
полдень. Покорись Господу и надейся на Него.  Не ревнуй  успевающему в  пути
своем,  че-ловеку  лукавнующему.  Перестань гневаться,  и  оставь ярость; не
ревнуй до  того, чтобы делать зло. Ибо делающие зло истребятся, уповающие же
на  Господа  наследуют  зем-лю.  Еще   немного,  и  не  станет  нечестивого;
посмотришь на его место, и нет  его. А кроткие наследуют землю и насладят-ся
множеством мира".
     Главная мысль проста: для  плохих  людей нет будущего. Поэтому нам и не
надо вмешиваться в их судьбы, как не надо  торопить  траву,  которая еще  не
завяла.  Ярость и борь-ба -- неверный ответ. Господь  поступает иначе. -- Он
"сме-ется" (там же, 13). В сущности, плохих людей нелепо при-нимать всерьез.
Как бы они ни тщились, сколько бы о себе ие мнили, у них нет ничего впереди.
Гневаясь на  них или бо-рясь с  ними,  мы  придаем  им больше значения,  чем
следует.


      У зла ровно столько реальности, сколько мы ей отпустим. Мы делаем
его реальней, откликаясь на него.
     Конечно, не надо это упрощать. Зло -- неизбежная часть падшего мира и в
каждый настоящий момент сила его велика. Но оно не может устоять; у него нет
будущего.
     Должно быть, "кроткие" -- не самый точный перевод  греческого слова  из
Евангелия,  а греческое слово не  так  важно нам,  как  еврейское, которое и
употребил  Спаситель, -- слово из  Псалма, "анавим". Само по себе это слово,
не обозначает нравственного свойства. "Анавим" -- неудачники, т. е.  те, кто
подчиняется, а не владеет людьми и  обстоятель-ствами.  Казалось  бы, именно
они никакой земли не насле-дуют.
     Тяжкая  судьба  иудеев вынудила  их,  в  конце  концов,  пе-реосмыслить
Господни обетования. После всех своих  бед  они уже  не  могли считать,  что
благополучие, преуспеяние, власть  автоматически связаны с верностью Божьему
закону-Жизнь показывала им, что меньше всех процветает народ Господень.
     Они  искали  свою  вину, и  благочестие  их  все  больше  ок-рашивалось
покаянием. Но этого  было мало. Самые мудрые из них  догадались,  что полная
покорность  закону  вполне  совместима с  бедностью и бессилием.  Об этом  и
говорит  36-й  псалом.  Псалмопевец  уже  знал, что  главное  --  уте-шиться
Господом, предать  Ему свой путь; остальное  прило-жится в  свое, то есть --
Божье время. Да, время, а не зем-ная сила, на стороне праведного.
     Отсюда проистекает удивительное  сочетание надежды  и скорби. Наверное,
тогда  же,  что  и  псалом,  возникла  един-ственная в  своем  роде личность
"цадика".  Цадик далеко  не всегда известен миру; он никогда не преуспевает.
Но имен-но он,  на путях Промысла, связывает  мир и Творца.  Он -- канал, по
которому течет в мир Божья милость. И потому именно он держит собою мир.
     Вероятно, Христос  отсылает  и  к этой традиции, когда го-ворит о "соли
земли"  (Мтф.  5,  13). Диогнет  в одном посла-нии называет  христиан "душой
мира".  Мир  сгнил  бы,  как мясо без соли,  он просто бы  умер, если  бы не
Христиане.
     Сам  Христос  -- совершенный цадик, и в  очень  ранней Церкви  Его  так
именовали. В Нем сгущаются до предела  чаяния Его  народа, и исполняются. Он
-- тот праведник, ко

      торого  не нашлось в Содоме и Гоморре (Быт.  18, 23) и далее,  но
которого достаточно, чтобы спасти мир.
     Христос отдал Себя в руки врагов, Он беззащитен перед
     их злобой,  они победили  Его  -- но  победил Он.  Вот оно,  предельное
выражение Божьей "тактики"  в падшем мире. Только Распятый  может "низложить
всех врагов  под  ноги  Свои" (1 Кор.  15, 25). Нам очень хочется достигнуть
Цар-ствия методами мира сего. Но такие попытки, все до еди-ной, перечеркнуты
Крестом. "Не противься злому" (Мтф. 5, 39).
     Когда апостол учит  нас: "Ибо в  вас должны  быть  те же  чувствования,
какие и во Христе Иисусе" (Фил. 2, 5), а вслед за тем воспевает униженного и
превознесенного  Христа, он не  хочет сказать, как многие из  нас: "Конечно,
все  это  глупо, но  удовольствуйтесь  глупостью". Он предлагает  нам  новую
мудрость,  новое здравомыслие.  Слово,  которое  он  употреб-ляет,  означает
по-гречески "быть разумным". Именно такая разумность заповедана христианам.
     Первая  заповедь блаженства  говорит  нам,  что  мир  невер-но понимает
обладание. Вторая заповедь говорит, что мир  неверно судит о  деятельности и
действенности.  Быть может, именно потому блаженны  те,  которые  неспособны
ничего "добиться".
     И впрямь,  есть  что-то сомнительное  в попытках "доби-ваться". Человек
создан по образу  и подобию Божью, и де-ятельность его  должна  быть подобна
деятельности Бога. Бог же не хлопочет, не  устраивает, Он  просто  делает, а
это совсем иное.
     В сущности  говоря, сотворение мира  -- ничуть не  "нуж-но"; это,  если
хотите, "игра  ума" (см.  Прем.  8, 30).  Игра  очень тесно связана  с делом
творения. Ангелус Силезиус говорит, что "роза... цветет, потому что цветет".
     Об этом  не надо забывать, когда  Христос говорит нам о лилиях (Мтф. 6,
28). Даже если мы скажем, что цветы иг-рают большую роль в экологии,  мы  не
ответим  на  вопрос,  зачем  существует  сама  экологическая  система.  Весь
товар-ный мир цветет, потому что цветет.
     Если мы хотим  действовать, как  Бог, мы должны полю-бить действие ради
действия, внеразумную игру. Мы долж-ны принять действие не  как средство,  а
как цель. Помните,


      что Баламут у Льюиса  советует Гнусику, чтобы тот  не по-пускал у
своего  подопечного  бесцельных действий? Когда человек с удовольствием пьет
какао,  или играет в  крокет, или  разбирает марки,  он  проявляет "какую-то
невинность, какое-то смирение,  (...), которым я (Баламут) не доверяю. Когда
он искренне и бескорыстно наслаждается  чем бы то ни было,  ...он, тем самым
защищает себя от самых тонких наших искушений".
     Согласно св. Фоме, воля  наша может удовлетвориться только всем  благом
Божиим. Если  мы  хлопочем о  чем-то,  что-то "устраиваем", результаты наших
действий на удивле-ние ничтожны. Конечной нашей цели -- Бога -- таким пу-тем
не достигнешь.
     Землю  наследуют  кроткие,  беззащитные,  неумелые,  пото-му что  Божью
землю,  истинную  землю  иначе  не  получишь. Она  --  дар,  или,  по  слову
Евангелия, -- наследство. Чтобы получить наследство, надо чтобы кто-то умер,
больше ничего.  За  нас  умер  Христос;  в нас умирает ветхий Адам; для нас,
христиан, умирает мнимый мир суеты и неправды, греха и расчета.
     Все  мы нередко удивлялись, что больше всего дают в ре-зультате не наши
разумные  действия,  а что-то  совсем  дру-гое. На жизнь человеческую  часто
влияют  слова случайные, которые никто  толком не понял или не  расслышал, а
рас-считанные  наперед  "средства" приводят  к  каким-то  нелепым,  если  не
смешным последствиям.
     Это  должно  бы  открыть  нам  глаза  на очень  важную исти-ну.  Нельзя
составить путеводитель в  Царство Божие, это нам не Лондон и не Нью-Йорк. Мы
можем полагать, что Лондон --  на пути к Царствованию, и стремиться туда, но
нет  никаких оснований  считать,  что мы правы. Каков  наш правильный  путь,
знает   только  Бог,  и  то,  что  нам  кажется  ошибками,  может  оказаться
необходимыми ступенями про-мыслительного замысла.
     Если  мы   это  поистине   поймем,  наша   жизнь   очень   упро-стится.
Разочарования приходят, потому что  чего-то сильно хотели. Но стоит ли этого
сильно хотеть? Что бы мы ни дела-ли, мы похожи на человека, который сажает в
саду семеч-ко неизвестного растения.
     Вспомним о том, как часто мы не понимаем событий и действий. К примеру,
мы думаем, беседуя с кем-то: "Я с


       ним беседую".  Или:  "Я  даю  ему  ценный  совет",  или: "Я  ему
помогаю", или:  "Я решаю его  неурядицы". На самом  же. де-ле, все совсем не
так. Быть может, Бог попустил беседу по  другим  причинам: я должен  вогнать
собеседника  в сон, что-бы он  отдохнул, или отвлечь его звуком голоса: или,
нако-нец, разозлить так, чтобы  он понял, какой  соблазн испыты-вает убийца.
Нам настолько мало известен Божий замысел, что просто  глупо печься  о нашей
собственной цели.  Зато действия  наши, если это понять, становятся  гораздо
проще.  Раз от  наших  хлопот  ничего  не  зависит,  мы  можем  стать  много
спокойнее.
     Приятно понять, что "ценный результат" зависит не от  нас, а  только от
Бога. Без  Божьей воли  действительно не произойдет ничего. На этом зиждется
особое духовное дела-ние -- предание  себя Промыслу, связано прежде  всего с
именем Терезы  из  Лизье,  но  на  самом  деле  неотделимо  от  христианской
традиции. Все, что бы ни случилось, восприни-мается как знак воли Божьей.
     Если  принять  это  всерьез,  для нас  уже  не  будет  несча-стий,  ибо
несчастье,  как   правило,   противопоставлено   какой-нибудь  надежде   или
какому-нибудь  желанию. С  другой стороны,  для  нас не  будет достижений  и
успехов. Цель Бога -- спасти нас. Ни в коем случае нельзя думать, что Он как
бы  подстегивает  нас,  стремясь  наказать  за  тот или иной  проступок.  Он
трудится, создавая, а не уничтожая нас. Поэтому с богословской точки зрения,
правильней смо-треть  на  жизнь  с надеждой, чем  со страхом.  Даже то,  что
удаляет нас от спасения, Бог может и хочет использовать  нам во благо. Самое
страшное  зло  --  убийство  Христа -- сердцевина нашей надежды. Именно  так
использует Гос-подь наши грехи и страдания; так должны воспринимать их и  мы
сами.
     Иулиания  Норичская смело учит,  что у греха нет "спосо-ба бытия", и он
может  быть  опознан  лишь  по  сопутствую-щей  ему  боли.  Грех  входит   в
реальность, в рисунок жизни только потому, что Христос страдает всеми нашими
стра-даниями.  Вне  этого  грех  бессмысленен.  Его  нельзя  прини-мать   во
внимание.  Суетливые  попытки   от   него  оградиться  придают  ему  большую
реальность, чем у него есть.
     В начале II века тому же,  хотя  иначе, учил странный римский духовидец
Ерма.  Ему  было  явлено,  что  надо  меньше  каяться,  и  больше молиться о
святости.


      Конечно,  зло играет немалую  роль в нашем мире,  но лишь потому,
что нашему миру сильно нехватает реальности. Мир реальности -- воля Божья. В
Боге нет греха, и все, что можно описать как зло, преобразуемо в славу.
     Тут нас подстерегает два  соблазна.  Мы можем  вообра-зить, что мир уже
стал  раем, хотя мы  этого не видим (см. 2 Тим. 2, 18).  Но рай не  скрывает
себя, он  приходит явно  (см. Кол. 3, 4), его нельзя не  увидеть.  Можем  мы
вообра-зить и другое: то, что мы  видим,  и есть вся реальность. Это не так.
Глазами веры мы должны  видеть  невидимое, самую  суть действительности (св.
Ев. 11, 27 и 11, 3).
     Теперь скажу снова:  избегая этих  двух ошибок,  мы  не  можем  всерьез
разделять нашу жизнь  на "успехи" и "неуда-чи". Наше дело -- иное: предавать
себя творящей и спа-сающей силе Божьей.
     Это не значит, что мы вправе менять мир. Порою именно такая обязанность
проистекает  из  послушания  Богу. Но  не-пременно нужно  помнить, как велик
зазор между нашими  усилиями и результатами. Все,  чего бы мы ни добились  в
жизни,  только сырье  или, если  хотите, условный набросок блаженства. Важно
то, что мы делаем, а не то, что стара-емся сделать.
     Тереза из Лизье сказала перед смертью: "Я сею доброе семя,  которое Бог
вложил в мою слабую руку для моих птичек. Что будет с ним, не мое дело. Я об
этом и  не  ду-маю.  Добрый  Бог говорит  мне: "Давай, всегда  давай,  и  не
заботься о том, что из. этого выйдет".
     Если мы сумеем это понять, нам покажется просто смеш-ным мирской взгляд
на жизнь Поистине глупо  добиваться успехов и влияния,  печься  о многом.  С
Божьим замыслом связано лишь  то, что мы  действительно делаем. Существен-но
не гнаться  за  своими целями,  а  делать то,  что делаешь, так сказать,  "в
Промысле Божьем".
     Такова  наша   кротость,   о   которой   говорит  наша  запо-ведь.  Это
нравственная,  духовная позиция, которая начина-ется с  беспомощности, столь
естественной  для  земного  уде-ла,  а  завершается  соработничеством  Богу.
Кроткие  блажен-ны, поэтому  мы  должны  помнить, что  позиция  эта лучше  и
радостней, а не хуже и несчастней других.






 
 
Страница сгенерировалась за 0.1399 сек.