Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Религия

Саймон Тагуэлл. - Беседы о блаженствах

Скачать Саймон Тагуэлл. - Беседы о блаженствах

       Глава 6 (интерлюдия)

     Первые  два  блаженства  как бы  негативны  --  они удер-живают  прибой
властности  и деловитости. Благодаря им создается  пустота,  в которой может
действовать Бог. Имен-но в этой пустоте Он переделывает нас.
     Конечно, главное для Него -- создать в нас  любовь, ми-лосердие. Только
эта добродетель делает нас совершенными. Но в земной жизни  она не расцветет
без веры и без надеж-ды. С верой и надеждой связаны два первые блаженства;
     они создают место для любви, с которой связаны шесть остальных.
     Вера  и  надежда  тоже  "негативны";  они  освобождают  нас  от  власти
сиеминутных потребностей.  Благодаря вере мы  смотрим на  мир глазами Божьей
правды и потому способны противостоять давлению  "видимого" Надежда дает нам
си-лу ждать,  пока Бог не уладит все  по-своему; благодаря ей мы свободны от
стремления к немедленным результатам и от разумного желания рассчитывать все
наперед. Эти доб-родетели выводят нас из мира, где правит, в лучшем слу-чае,
людская фантазия, в  истинный,  но  сокровенный мир Божьих действий. Живущий
верой и надеждой как бы пре-бывает в пустоте, в которой творит Бог.
     Наш мир --  не мир полноты, а мир недостатка. Человек пал, он не в раю.
Но  падшим людям кажется, что они знают, как в  этом мире управляться. Такое
знание -- ложь, и идет от "отца лжи (см. Ин. 8, 44).
     Вот почему так необходимы вера и надежда. Они отуча-ют  нас  от мнимого
знания и учат ждать полноты, которую дает только Бог. Однако чистая пустота,
по притче  Господ-ней,  очень  опасна;  она  привлекает  бесов, которые хуже
прежних (см. Мтф. 12, 43--45). Заполнить ее должна любовь.
     Любовь наполняет,  делает  нашу  жизнь  полной,  но  что же  это такое?
Апостол говорит нам в  послании к Коринфянам, что всякое проявление любви --
двусмысленно, двузначно. Можно  совершать подвиги  доброделания и  все же не
иметь любви.  Знаки  ее и  симптомы  немаловажны, ни не они -- главное.  Как
говорит Джордж  Макдональд, "мы про-сто не можем отличить полностью истинную
любовь  от лож-ной, пока  мы  не  умерли"... Различить ее можно  лишь тогда,
когда  это уже не нужно. Пока мы живем в этом двузначном  мире, мы  никак не
установим до конца причины и моти-вы даже собственных наших действий.
     Мы так привыкли психологизировать, что нам кажется, будто где-то внутри
лежит "наше  истинное  я". В  определен-ном  смысле это верно (см. дальше, о
чистых  сердцем).  Но тайна  нашей  души  ведома  только  Богу,  и мы в  нее
проник-нуть не можем. Ошибка  начинается тогда, когда  мы предпола-гаем, что
способны истолковать своими  силами  (и  в  свою  пользу)  то, что  отделяет
"внутреннее"  от  "внешнего".  Лю-бим  мы и сомневаться  во "внешнем" других
людей, обычно -- уже не в их пользу.
     Такой подход к людям очень  опасен.  Теперь нередко го-ворят: "Важно не
то,  что  ты делаешь, а то, какой  ты". Опять же, в определенном смысле, это
верно   --  важнее  всего  наша  сокровенная  глубина,  ведомая  лишь  Богу.
Достигнуть  ее  не помогут  никакие,  сколь бы  то ни было  тонкие,  методы,
со-зданные человеком. Если же  речь  идет о том "внутреннем", что мы увидеть
можем, оно не столь уж важно. Часто бы-вает важней, что мы делаем. Например,
иногда мы  не  лю-бим кого-нибудь,  но все же помогаем ему.  Почему нелюбовь
важнее, чем тот удивительный факт, что мы способны пода-вить  свои  недобрые
чувства? Вполне  возможно, что  именно  это выражает  истинный замысел Бога,
даже  если не  выра-жает  нашего замысла. Иногда мы говорим: "Сам  не пойму,
почему я так сделал";  значит, истинная причина много  глубже доступной  нам
"психики".
     Поэтому Церковь и учит церковному послушанию,  благо-даря которому наши
действия хоть как-то отделены от хао-са настроений. Послушание позволяет нам
выражать  мило-сердие, а не  собственные наши прихоти  и фантазии. Мы должны
выполнять "Золотую заповедь *, хотим мы этого или нет.
     Есть  и  другой  верный  путь,  доступный   всем  христианам  --   путь
сакраментальных знаков и  символов, в которые Цер-ковь облекает  свою жизнь.
Жизнь  эта -- своего  рода свя-щенное действо; в  нем мы можем  символически
выражать  нашу глубочайшую сущность. Церковь "без  пятна  и порока"  (Еф. 5,
27), мы -- в пороках и пятнах; но, совершая таинства,

     * "Золотая  заповедь" ("золотое  правило" этики)  -- "не делай дру-гому
того, чего не хочешь себе" (прим. ред.).

 

 

     мы  становимся  тем,  что  лучше   нас,   укрепляя   нового   человека,
зарождающегося в нашей сокровенной глубине.
     Не будем  отступать,  если  мы не "видим в этом  толка", если  таинства
"ничего не говорят нам". Не литургия долж-на приспособиться к нам, а мы -- к
литургии. Она рассчи-тана на зрелых, на духовно взрослых людей. Быть  может,
это  мы не созрели, это  мы еще плохо  слышим. Наверное, мы  вправе сказать,
что, совершая таинства,  "облекаемся во Христа" (см. Р. 13, 14). Как  всякое
"переодевание", это -- действие;  более того, это  похоже на игру; но только
так мы соучаствуем  в реальности, которая здесь, на  земле, выра-жает себя в
символах и ритуальных жестах.
     Если мы преданно, щедро и терпеливо будем следовать тем символам, какие
дает  нам Церковь,  чтобы  выразить  любовь, рано  или  поздно придут  более
спонтанные признаки этой  добродетели. Но не они определяют, насколько ценно
наше  участие в  литургии;  как раз наоборот. Спонтанные  проявления"  любви
всегда  двузначны,  обряд  однозначен.  Именно  он,  обряд, взращает  нового
человека, зародившегося  в  нас; и наша  верность обряду дает нам надежду на
то, что наши "спонтанные проявления" станут выражать именно любовь, а не что
иное.  Теперь мы можем обратиться к  дру-гим блаженствам, тесно  связанным с
любовью.

 






 
 
Страница сгенерировалась за 0.0772 сек.