Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Сказки

Иштван Фекете - Лисенок Вук

Скачать Иштван Фекете - Лисенок Вук

      Медлить было нельзя. Схватив  лежавшую  на  земле  курицу,  Каг  стал
пробираться через бурьян, который, плотно смыкаясь над ним,  скрывал  его.
До него еще долетел какой-то негодующий возглас, да и то едва  различимый,
- ведь лис трусил уже по середине луга, где зябкие  цветы  укрылись  белым
полотнищем тумана.
     На краю рва Каг положил курицу на землю. - А  я,  неблагодарный,  еще
поносил бедняжку Чирик. Если бы не она,  то  пришел  бы  домой  с  пустыми
руками, и Инь не спустила бы мне. Ты, Чирик,  была  молодчиной,  но  точно
жажда тебя изводила, - сказал он с ехидной улыбкой и напился  свежей  воды
из ручья.
     Потом, снова взяв  курицу,  перепрыгнул  на  другой  берег.  К  этому
времени деревня уже погрузилась в молчание. Сонно тявкала иногда то  одна,
то другая собака, и луна пробиралась куда-то за лес. Затем  бодро,  весело
зазвонил к заре колокол, и маленькие звездочки, засыпая, сомкнули глаза,
     - Не хватает мне еще опоздать. -  Лис,  отдуваясь,  бежал  с  курицей
через лес. Курица была нетяжелой, но ее перья щекотали Кагу нос,  и  кроме
того ему приходилось быть настороже, потому что куриный запах заглушал все
прочие.
     Деревья в лесу начали уже выплывать из тумана. Где-то у  озера  нежно
щелкал соловей, и серый небосвод в это  раннее  майское  утро  постепенно,
едва заметно голубел.
     Каг мчался с курицей в зубах.
     Эх, не то было при холостяцком житье! Тогда курица отправилась  бы  к
нему в брюхо, вслед за Чирик, и он  сладко  вздремнул  бы  где-нибудь  под
кустом. Но теперь прежде всего - дети, и он пускал слюнки, держа  в  пасти
нежную курятину, которая представлялась ему  еще  более  недоступной,  чем
дикие утки, со свистом  разрезавшие  над  ним  воздух.  Отцовские  чувства
пустили глубокие корни в сердце Кага, и он любил свою семью.
     Но он был голоден, того нельзя отрицать.
     Опустив курицу на землю, он посмотрел  по  сторонам.  Лес  постепенно
оживал. Громко насвистывал песню черный  дрозд,  а  Каг  предпочел  бы  не
слышать резких звуков. Он от души ненавидел Черномазого, который при  виде
лиса разражался громкой бранью, и тогда все знали, куда направляется Каг.
     То здесь, то  там  шевелились  ветки,  на  которых  сидели  маленькие
птички, но они не представляли для Кага никакого интереса.
     - Вас поймать, так на один зуб. - Он повернул в другую сторону. -  Да
мне до вас и не добраться, -  вздохнул  он  и  тут  же  упал  ничком,  как
подкошенный, потому что прямо на него шел заяц Калан, с  глупой  мордой  и
длинными ушами, которые у зайцев особенно приметны.
     Калан остановился. Похлопал  ушами  и,  вытаращив  близорукие  глаза,
поглядел направо, налево, точно многое мог увидеть. Но надо отдать должное
глазам зайца. Что-то он увидел. Что-то  белое,  резко  выделяющееся  среди
зелени, омытой росой, - белую курицу.
     В яйцевидной  голове  Калана  наконец  зародилось  подозрение,  и  он
проворно зашевелил ушами.
     Дрожа от волнения, Каг прижался к земле. Выглядывая между травинками,
он видел: Калан кое-что заподозрил, и знал: заяц ближе  не  подойдет.  Лис
ждал лишь, чтобы тот посмотрел в другую сторону. Приготовившись к  прыжку,
Каг так напряг мышцы, что  они  чуть  не  лопнули,  и,  наверно,  покачнул
какую-нибудь травинку; так как Калан, чтобы лучше видеть, встал на  задние
лапы.
     Прыгнув, Каг полетел, как  стрела,  выпущенная  из  лука,  но  Калан,
оттолкнувшись сильными задними ногами отскочил  в  сторону  и,  коснувшись
всеми четырьмя лапами земли, помчался от него с бешеной скоростью.
     У Калана тоже были детишки. Не тольно ради себя, но  и  ради  них  он
старался. Пока не кончился кустарник, Каг имел некоторое  преимущество,  -
ведь Калан мог бежать пока только по прямой, - и уже чуть не догнал зайца,
но тут начался лес с высокими старыми деревьями, и Калан  применил  старую
заячью уловку: бег зигзагом.
     С быстротой молнии сворачивал он между деревьями то влево, то вправо,
и лис, скрежеща от злости зубами, видел, что заяц на глазах удаляется.  Он
приложил все свои силы и ловкость. Но тщетно. Тут уже рассвело,  наступило
утро. Каг остановился.
     - Нет мне сегодня удачи, - тяжело дыша, пробормотал он. - Не  хватало
еще только, чтобы кто-нибудь унес мою добычу. Он пулей понесся обратно  и,
взяв курицу, побежал к лисьей крепости на берегу озера.
     Ему надо было пересечь широкую просеку, возле которой  вчера  вечером
он заставил Инь поесть  гуся.  Каг  не  любил  широкую  просеку:  она  вся
проглядывалась, и там на росистой траве, словно  отпечатанные,  оставались
его следы.
     Чтобы  осмотреться,  он  приостановился,  и  тут  -  холодная   дрожь
пробежала по его спине: самая опасная порода людей, егерь  с  молниебойным
ружьем шел по просеке прямо к нему. Следом за  ним  собака.  Егерь  что-то
мурлыкал себе под нос. А у Кага, спрятавшегося под кустом, мороз  пробирал
по коже.
     Но было бы ошибкой считать, будто он дрожал  сейчас  за  свою  шкуру.
Нет. В случае опасности - один прыжок, и лиса бы след простыл, к  тому  же
ветер дул в его сторону, и собака ничего не почуяла бы. Другого боялся Каг
и недаром.
     Егерь теперь громко распевал, и в его песне часто  повторялись  слова
"моя милая." За ним мирно плелась собака; она лишь раз остановилась. Тогда
егерь тоже остановился и спросил:
     - Ну что, старина?
     Собака стояла, дрожа всем телом, и смотрела на какой-то куст.  Л  Каг
думал:
     - Ах, надо же быть таким неосторожным дураком, как я!
     Егерь приказал собаке:
     - Вперед, Финанц!
     Она скрылась под кустом и принесла оттуда остатки от вчерашнего ужина
Инь, обглоданное гусиное крыло. Виляя  хвостом,  положила  крыло  к  ногам
хозяина.
     - Чтоб тебе взбеситься! - ругался про себя Каг;  он  с  удовольствием
перегрыз бы собаке горло.
     Егерь почесал за ухом и вместо "моя милая" сказал нечто другое,  чего
Каг не понял, да и к лучшему, что не понял, а потом егерь добавил еще:
     - Это гусь мельника. Постой, рыжая бестия!




 
 
Страница сгенерировалась за 0.0968 сек.