Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Классическая литература

А.П.Чехов. - Скучная история

Скачать А.П.Чехов. - Скучная история

      Когда подхожу и к  своему крыльцу, дверь распахивается и меня встречает
мой старый сослуживец, сверстник и  тезка швейцар Николай. Впустив меня,  он
крякает и говорит:
     -- Мороз, ваше превосходительство!
     Или же, если моя шуба мокрая, то:
     -- Дождик, ваше превосходительство!
     Затем  он  бежит впереди меня  и  отворяет  на  моем пути все двери.  В
кабинете он бережно снимает с меня шубу и  в это время успевает сообщить мне
какую-нибудь университетскую новость. Благодаря  короткому знакомству, какое
существует между всеми университетскими швейцарами и сторожами, ему известно
все,  что  происходит  на  четырех  факультетах,  в канцелярии,  в  кабинете
ректора,  в библиотеке. Чего только  он  не знает?  Когда у  нас злобою  дня
бывает,  например,  отставка  ректора  или  декана,  то  я  слышу,  как  он,
разговаривая с  молодыми сторожами, называет кандидатов  и  тут же поясняет,
что такого-то не утвердит министр,  такой-то сам откажется,  потом вдается в
фантастические подробности  о  каких-то  таинственных  бумагах, полученных в
канцелярии, о секретном  разговоре,  бывшем якобы у министра с попечителем и
т. п. Если исключить эти подробности, то в общем он почти всегда оказывается
правым. Характеристики, делаемые им каждому  из  кандидатов, своеобразны, но
тоже  верны. Если вам  нужно узнать, в каком  году кто защищал  диссертацию,
поступил на службу, вышел в отставку или умер, то призовите к себе на помощь
громадную память  этого солдата, и  он  не только назовет  вам год,  месяц и
число, но и сообщит также подробности, которыми сопровождалось то или другое
обстоятельство. Так помнить может только тот, кто любит.
     Он     хранитель      университетских      преданий.      От      своих
предшественников-швейцаров  он   получил   в  наследство  много   легенд  из
университетской  жизни,  прибавил к  этому  богатству  много  своего  добра,
добытого за время службы, и если хотите, то он расскажет вам много длинных и
коротких  историй. Он может рассказать  о  необыкновенных  мудрецах, знавших
все,  о замечательных  тружениках, не  спавших по  неделям, о многочисленных
мучениках и жертвах науки;  добро торжествует у него над злом, слабый всегда
побеждает сильного, мудрый глупого, скромный гордого, молодой старого... Нет
надобности  принимать  все  эти  легенды и  небылицы  за  чистую монету,  но
процедите  их,  и у вас на  фильтре останется  то, что  нужно:  наши хорошие
традиции и имена истинных героев, признанных всеми.
     В нашем обществе все сведения о  мире ученых исчерпываются анекдотами о
необыкновенной  рассеянности  старых  профессоров и  двумя-тремя  остротами,
которые  приписываются  то  Груберу, то  мне, то Бабухину. Для образованного
общества этого мало. Если бы  оно любило науку, ученых  и студентов так, как
Николай,  то его литература  давно  бы уже имела  целые  эпопеи, сказания  и
жития, каких, к сожалению, она не имеет теперь.
     Сообщив мне новость, Николай придает своему лицу строгое выражение, и у
нас начинается деловой разговор. Если бы в это время кто-нибудь  посторонний
послушал, как Николай  свободно обращается с терминологией, то, пожалуй, мог
бы подумать, что это ученый, замаскированный солдатом. Кстати сказать, толки
об учености университетских сторожей  сильно  преувеличены. Правда,  Николай
знает  больше   сотни  латинских  названий,  умеет  собрать  скелет,  иногда
приготовить  препарат,  рассмешить  студентов  какой-нибудь  длинной  ученой
цитатой,  но,  например,  незамысловатая  теория кровообращения  для  него и
теперь так же темна, как 20 лет назад.
     За столом в кабинете, низко нагнувшись над книгой или препаратом, сидит
мой  прозектор  Петр  Игнатьевич,  трудолюбивый,  скромный,  но  бесталанный
человек,  лет 35, уже  плешивый и с большим животом. Работает  он от утра до
ночи,  читает массу, отлично помнит все прочитанное -- и в этом отношении он
не человек, а золото, в остальном  же прочем -- это  ломовой  конь, или, как
иначе говорят,  ученый тупица. Характерные  черты ломового коня,  отличающие
его от таланта, таковы: кругозор его тесен и резко ограничен специальностью;
вне своей специальности он  наивен, как ребенок.  Помнится, как-то  утром  я
вошел в кабинет и сказал:
     -- Представьте, какое несчастье! Говорят, Скобелев умер.
     Николай перекрестился, а Петр Игнатьевич обернулся ко мне и спросил:
     -- Какой это Скобелев?
     В  другой раз  --  это  было несколько  раньше  -- я  объявил, что умер
профессор Перов. Милейший Петр Игнатьевич спросил:
     -- А что он читал?




 
 
Страница сгенерировалась за 0.0934 сек.