Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Классическая литература

А.П.Чехов. - Скучная история

Скачать А.П.Чехов. - Скучная история

      18  лет  тому  назад  умер мой товарищ  окулист  и  оставил  после себя
семилетнюю дочь Катю и тысяч шестьдесят денег. В своем завещании он назначил
опекуном  меня. До  десяти лет Катя  жила в моей семье, потом  была отдана в
институт  и  живала  у  меня  только  в  летние месяцы,  во  время  каникул.
Заниматься ее воспитанием было мне некогда, наблюдал я ее только урывками, и
потому о детстве ее могу сказать очень немного.
     Первое,  что я  помню и  люблю по воспоминаниям, это  -- необыкновенную
доверчивость,  с какою  она  вошла в мой дом, лечилась  у докторов и которая
всегда  светилась  на  ее личике.  Бывало,  сидит  где-нибудь в  сторонке  с
подвязанной щекой  и непременно смотрит на что-нибудь со вниманием, видит ли
она в это время, как я пишу и перелистываю книги, или как хлопочет жена, или
как  кухарка в кухне чистит картофель, или  как играет собака,  у нее всегда
неизменно глаза выражали одно  и то же, а именно: "Все, что делается на этом
свете, все прекрасно и умно". Она была  любопытна и очень любила говорить со
мной.  Бывало,  сидит за столом против  меня,  следит  за моими движениями и
задает вопросы. Ей интересно знать, что я читаю,  что делаю  в университете,
не боюсь ли трупов, куда деваю свое жалованье.
     -- Студенты дерутся в университете? -- спрашивает она.
     -- Дерутся, милая.
     -- А вы ставите их на колени?
     -- Ставлю.
     И ей было  смешно, что  студенты дерутся и что я ставлю их на колени, и
она смеялась.  Это  был кроткий, терпеливый и  добрый  ребенок.  Нередко мне
приходилось видеть, как у нее отнимали что-нибудь, наказывали понапрасну или
не  удовлетворяли  ее  любопытствам  в  это  время  к постоянному  выражению
доверчивости на  ее лице примешивалась  еще грусть --  и только.  Я  не умел
заступаться за  нее, а только, когда видел  грусть, у меня являлось  желание
привлечь ее к себе и пожалеть тоном старой няньки: "Сиротка моя милая!"
     Помню также,  она любила хорошо одеваться  и прыскаться духами.  В этом
отношении она походила на меня. Я тоже люблю красивую одежду и хорошие духи.
     Жалею, что у меня не было времени и охоты проследить  начало и развитие
страсти, которая вполне уже владела Катею, когда ей было 14-15 лет. Я говорю
об  ее страстной любви к театру. Когда  она приезжала к нам из института  на
каникулы и жила у нас, то ни о чем она не говорила с таким удовольствием и с
таким жаром, как о пьесах и актерах. Своими постоянными разговорами о театре
она утомляла нас. Жена и дети не слушали ее. У одного только меня не хватало
мужества отказывать ей во внимании. Когда у нее являлось  желание поделиться
своими восторгами, она входила ко мне в кабинет и говорила умоляющим тоном:
     -- Николай Степаныч, позвольте мне поговорить с вами о театре!
     Я показывал ей на часы и говорил:
     -- Даю тебе полчаса. Начинай.
     Позднее она стала привозить  с собою целыми дюжинами портреты актеров и
актрис,  на  которых молилась, потом попробовала несколько раз участвовать в
любительских спектаклях и в конце концов, когда кончила  курс, объявила мне,
что она родилась быть актрисой.
     Я  никогда не разделял театральных увлечений Кати. По-моему, если пьеса
хороша,  то,   чтобы  она  произвела  должное  впечатление,  нет  надобности
утруждать  актеров: можно ограничиться одним только чтением.  Если  же пьеса
плоха, то никакая игра не сделает ее хорошею.
     В молодости я часто посещал театр, и теперь раза  два в год семья берет
ложу  и возит меня  "проветрить". Конечно, этого  недостаточно,  чтобы иметь
право судить о театре, но я скажу о нем немного. По  моему мнению,  театр не
стал  лучше, чем  он  был  ЗО-4О  лет назад.  По-прежнему ни  в  театральных
коридорах, ни в фойе я никак не могу найти  стакана чистой воды. По-прежнему
капельдинеры  штрафуют  меня  за мою  шубу на двугривенный,  хотя  в ношении
теплого платья зимою нет  ничего предосудительного. По-прежнему  в антрактах
играет без всякой надобности музыка, прибавляющая к впечатлению, получаемому
от пьесы, еще новое, непрошенное.  По-прежнему  мужчины в антрактах  ходят в
буфет пить спиртные напитки. Если не видно  прогресса в мелочах, то напрасно
я стал  бы  искать его и  в крупном. Когда актер,  с головы до ног опутанный
театральными   традициями  и  предрассудками,   старается   читать  простой,
обыкновенный монолог "Быть или не быть" не просто,  а почему-то непременно с
шипением и с судорогами во всем теле, или когда он старается убедить меня во
что бы то  ни стало, что  Чацкий, разговаривающий много с дураками и любящий
дуру, очень умный  человек и что "Горе от ума" не скучная пьеса,  то на меня
от сцены  веет тою же  самой  рутиной, которая  скучна мне была  еще  40 лет
назад, когда меня угощали  классическими  завываниями и биением по персям. И
всякий раз выхожу я из театра консервативным более, чем когда вхожу туда.




 
 
Страница сгенерировалась за 0.1097 сек.