Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Религия

Аврелий Августин. - О свободе воли

Скачать Аврелий Августин. - О свободе воли

Глава X


     28. Августин. И что? Откуда мы видим то, что знаем, что  мудрость  есть
или что все люди хотят быть мудрыми и счастливыми? Действительно, я  бы,  во
всяком случае, никогда бы не усомнился б,  что  ты  видишь  это  и  что  это
истина. А потому, видишь ли ты эту истину так, как свою мысль, которую, если
ты ее не сообщишь  мне,  я  совершенно  не  знаю?  Или  таким  образом,  что
понимаешь, что эта истина может быть очевидна и  для  меня,  хотя  ты  и  не
высказываешь ее мне?
     Эводий. Конечно, так, что я не  сомневаюсь,  что  может  быть  очевидна
также и для тебя, даже вопреки моему желанию.
     Августин. Следовательно, одна истина, которую (что) мы оба воспринимаем
умом по отдельности, не является ли общей для каждого из нас?
     Эводий. В высшей степени очевидно.
     Августин. Также я полагаю,  что  ты  не  отрицаешь,  что  следует  быть
преданным (изучать) премудрости и что, ты согласен, что это истина?
     Эводий. Я совершенно не сомневаюсь в этом.
     Августин. Неужели мы также (равным образом) сможем усомниться, что  эта
истина одна и что она общая для восприятия всех, кто ее знает, хотя каждый в
отдельности созерцает (видит)  ее  не  моим  и  не  твоим,  но  своим  умом,
поскольку то, что созерцается (видится) всеми, существует для всех вместе?
     Эводий. Никак не можем.
     Августин. Разве ты не признаешь,  что  по  справедливости  должно  быть
очевидно, что худшее  должно  подчиняться  (покоряться)  лучшему,  а  равное
сравниваться  с  равным,  и  каждому  надлежит  (следует)   воздавать   свое
собственное - что это в высшей степени верно и существует вместе так же  для
меня, как и для тебя и для всех видящих (воспринимающих) это?
     Эводий. Я согласен.
     Августин.  Так.  Смог  ли  бы   отрицать,   что   неиспорченное   лучше
испорченного, вечное временного, нерушимое уязвимого?
     Эводий. Кто же может?
     Августин.  Следовательно,  каждый  может  назвать  эту   истину   своей
собственной, когда она неизменно (незыблемо) наличествует (присутствует) для
созерцания всех, кто в состоянии созерцать ее?
     Эводий. Поистине (Право) никто не скажет, что она его собственная,  так
как настолько она является единственной и общей для всех, насколько является
истиной.
     Августин. Также кто отрицает, что нужно отвратиться от испорченности  и
обратиться к неиспорченности, то есть не испорченность,  но  неиспорченность
любить? Или кто, когда признает, что истина есть, не понимает также, что она
неизменна, и не видит, что она существует для всех умов,  способных  (кто  в
состоянии) ее увидеть (созерцать) ?
     Эводий. В высшей степени верно.
     Августин. Так. Будет ли кто сомневаться, что  жизнь,  которая  никакими
превратностями (бедами) не отклоняется от верного и  честного  взгляда,  чем
та, которая легко разбивается  и  низвергается  (опрокидывается)  временными
неудобствами?
     Эводий. Кто усомнится (будет сомневаться) ?
     29. Августин. Больше я уже не буду спрашивать в  таком  роде  (задавать
вопросы такого рода). Ведь достаточно того, что ты наравне со мною видишь  и
соглашаешься, что в высшей степени верно, что эти словно бы правила  и  свет
добродетелей являются истинным и неизменным и либо по отдельности, либо  все
вместе наличествуют для созерцания тех,  кто  способен  видеть  это,  каждый
своим разумом и мышлением. Но, конечно, я спрошу тебя:, кажется ли тебе, что
это относится к мудрости. Ибо я полагаю, для тебя  очевидно,  что  тот,  кто
достигает мудрости, мудр.
     Эводий. Совершенно (вполне) очевидно.
     Августин. Так. Тот, кто живет по справедливости,  смог  бы  жить  таким
образом, если бы он не видел те низшие вещи, которые он подчиняет лучшим,  и
то равное, которое он присоединяет друг к другу, и  то  подходящее,  что  он
воздает каждому?
     Эводий. Не смог бы.
     Августин. Ты, следовательно, не будешь отрицать, что тот  видит  мудро,
кто это видит?
     Эводий. Не отрицаю.
     Августин. Так. Тот, кто живет благоразумно  (рассудительно),  разве  не
выбирает неиспорченность и не решает (понимает, определяет), что ее  следует
предпочесть испорченности?
     Эводий. В высшей степени очевидно.
     Августин. Следовательно, когда он выбирает то, к чему обратился  душой,
то, что, никто не колеблется, следует предпочесть, разве можно отрицать, что
он выбирает мудро?
     Эводий. Я не стал бы этого отрицать ни в коем случае.
     Августин. Следовательно, когда он к тому, что выбирает, обращает  душу,
он несомненно обращает мудро.
     Эводий. В высшей степени верно.
     Августин. И то, кто от того, что мудро выбрал и к чему мудро обратился,
не отвращается (отклоняется) никакими ужасами и муками, без сомнения, делает
мудро.
     Эводий. Без сомнения, безусловно (определенно).
     Августин. Итак, в высшей степени очевидно, что все то, что мы  называем
правилами и светочами добродетелей, имеют отношение к мудрости, так как  чем
больше каждый пользуется ими для направления жизни и проводит жизнь согласно
им, тем он более мудро живет и поступает. Но все  то,  что  делается  мудро,
нельзя по справедливости сказать, что отделено от мудрости.
     Эводий. Это вполне так.
     Августин. Следовательно, как есть верные и  неизменные  правила  чисел,
порядок (принцип,  направление)  и  истина  которых,  сказал  ты,  неизменно
наличествуют для всех вместе (вообще) понимающих ее, так  есть  и  верные  и
неизменные правила мудрости, о некоторых из них по отдельности,  когда  тебя
спросили, ты только что ответил, что сии верны и очевидны для всех тех,  кто
в состоянии их видеть, и согласился, что все  сообща  они  наличествуют  для
созерцания.






 
 
Страница сгенерировалась за 0.0591 сек.