Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Религия

Аврелий Августин. - О свободе воли

Скачать Аврелий Августин. - О свободе воли

Глава XII


     33. Поэтому ты, вероятно, не  станешь  отрицать,  что  есть  неизменная
истина, содержащая все то, что является неизменно истинным,  которую  ты  не
можешь назвать твоей, или моей, или какого-либо другого человека, но которая
для всех распознающих  неизменные  истины,  словно  для  удивительных  путей
таинственный общий свет, существует и является общей. Но все, что существует
вместе для всех  размышляющих  и  понимающих,  кто  мог  бы  сказать,  имеет
отношение собственно к природе кого-либо из  них?  Ибо  ты  помнишь,  как  я
полагаю, что немногим ранее мы обсудили (о чем мы договорились)  о  телесных
чувствах, а именно,  с  чем  мы  вместе  связаны  (соприкасаемся)  чувством,
присущим глазам или ушам, как, например, цвета  и  звуки,  которые  я  и  ты
одновременно видим или одновременно слышим, не  имеет  отношения  к  природе
наших глаз или ушей, но  являются  общими  для  нас  при  восприятии.  Таким
образом, ты никак не скажешь, что также и то, что я и ты видим каждый  своим
умом, относится к природе ума кого-нибудь  кого-либо)  из  нас.  Ибо  ты  не
можешь сказать, что то, что одновременно видят глаза двоих, есть глаза  того
или другого, но нечто третье, к чему обращен взгляд того и другого.
     Эводий. В высшей степени явно и верно (определенно).
     34. Августин. Следовательно, та истина, о которой мы уже долго говорим,
и в которой, хотя она одна (едина), мы видим столь много, является ли  более
превосходной, чем наш ум, или равной нашим умам, или даже ниже? Но  если  бы
она была ниже, мы бы судили не в соответствии с ней, но о ней, как мы  судим
о телах, потому что они ниже, и говорим по большей части не только  то,  что
они существуют таким образом  или  не  таким  образом,  но  что  они  должны
существовать таким или не таким образом, так и о наших душах  (умах)  мы  не
только знаем, что ум (душа) существует таким образом, но  по  большей  части
также, что он должен существовать таким образом. И о телах  также  мы  судим
таким образом, когда говорим "менее белое, чем следовало  быть"  или  "менее
прямоугольный" и многое подобного рода; об умах (душах) же "менее способный,
чем должен быть", или "менее кроткий", или "более сильный", как смысл  наших
обычаев выразил бы себя. И мы судим об этом согласно тем внутренним правилам
истины, которые мы сообща (вместе) различаем, о них же самих никоим  образом
не судит никто. Ведь  когда  кто-нибудь  (либо)  скажет,  что  вечное  лучше
временного или, что семь и три десять, никто не говорит, что так должно было
быть, но только зная, что это так, не экзаменатор поправляет, но открыватель
радуется. Если же эта истина была бы равна нашим  умам,  она  сама  была  бы
также изменчива. Ведь наши умы видят ее иногда меньше, иногда больше, и  тем
самым показывают, что они изменчивы, в то время как  она,  пребывая  в  себе
самой,  не  растет  (увеличивается),  когда  мы  видим  ее  больше,   и   не
уменьшается, когда меньше, но, целая и невредимая, и обращенных к ней радует
светом, и отвернувшихся наказывает слепотой. Почему даже о самих наших  умах
мы судим согласно ей, когда никак не можем судить о ней?  Ведь  мы  говорим,
"меньше понимает, чем должен",  или  "столько,  сколько  должен,  понимает".
Понимать же ум должен настолько, насколько ближе он мог  бы  придвинуться  и
предаться (прильнуть) к неизменной истине. Поэтому, если она не  ниже  и  не
равна, остается, что она выше и превосходнее.






 
 
Страница сгенерировалась за 0.1093 сек.