Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Религия

Аврелий Августин. - О свободе воли

Скачать Аврелий Августин. - О свободе воли

Глава XVI


     41. Августин. Итак, что еще мы делаем, когда  стремимся  быть  мудрыми,
кроме того, что со всем возможным пылом на то, чего мы достигаем  умом,  всю
нашу душу собираем (сосредотачиваем) некоторым образом и помещаем ее  там  и
устойчиво внедряем (укореняем, запечатлеваем),  чтобы  она  уже  не  личному
(частному)  своему  радовалась,  которое  приплетается  вещами   преходящими
(проходящими), но отказавшись от всех состояний места и времени,  овладевала
тем, что всегда одно и то же? Ибо подобно тому как вся жизнь  тела  -  душа,
так счастливая жизнь души есть Бог. Пока мы делаем это, до тех пор  пока  не
проделаем, мы в пути.  И  то,  что  этим  истинным  и  определенным  благам,
блистающим на этом темном пути, все еще (до сих пор)  как  бы  то  ни  было,
разрешено радоваться, посмотри, то ли это, что написано о мудрости, что  она
делает со своими приверженцами, когда они к ней  приходят  и  ее  ищут.  Ибо
сказано: "Благосклонно является им на путях, и при всякой мысли  встречается
с ними" (Прем. 6, 16). Ибо  куда  бы  ты  не  повернул,  некими  отпечатками
(следами), которые она запечатлела на делах своих, говорит с тобой  и  тебя,
соскользнувшего во внешнее, зовет назад самими формами внешнего внутрь;  так
что бы ты видел, что бы ни восхищало (нравилось) тебе в  теле  и  ни  манило
(соблазняло) через телесные чувства,  исчисляется,  и  чтобы  ты  исследовал
(искал), откуда оно, и шел назад (возвращался) к самому себе и понимал,  что
ты то, чего касаешься телесными  чувствами,  одобрять  или  не  одобрять  не
можешь, если не имеешь некие законы красоты в себе, к которым  относишь  все
прекрасное, что воспринимаешь вовне.
     42. Посмотри на небо и землю, море и  все,  что  на  них,  или  сверху,
сверкает, или внизу ползает, летает или плавает. Они имеют формы, потому что
обладают  числом;  отними  у  них  это,  и  они  будут   ничем.   От   чего,
следовательно, они происходят, если  не  от  числа?  так  как  настолько  им
присуще бытие, насколько исчисляемость. И художники также имеют в  искусстве
всех телесных форм числа, с которыми они согласовывают свои работы, и  столь
долго приводят в движения руки и инструменты при их изготовлении,  пока  то,
что формируется снаружи, не сопоставится с тем светом чисел, который внутри,
насколько это возможно, пока не достигнет совершенства и пока через  чувство
- посредника не понравится внутреннему судье, видящему высшие  числа.  Далее
спроси, кто движет рукой самого художника; это будет число, ибо  она  (рука)
движется также размеренно (в согласовании с числом). И если  ты  вырвешь  из
рук работу, а из души замысел (намерение) производства, и это  движение  рук
сведется к удовольствию (увеселению), оно будет  называться  пляской.  Итак,
спроси,  что  в  пляске  доставляет  удовольствие,  и  число  ответит  тебе:
"Посмотри,  вот  я";  посмотри  же  на  красоту  оформленного  тела:   числа
содержатся на месте; посмотри на красоту движения в теле:  числа  обращаются
во времени; проникни в искусство, откуда они происходят, поищи в нем время и
место: не будет никогда, не будет нигде, однако число в нем живет ни область
пространства его, ни время  днем.  И  однако,  когда  те,  кто  хочет  стать
художником, посвящают (прилагают) себя изучению  искусства,  свое  тело  они
приводят в движение через пространство и  время,  душу  же  через  время.  С
течением  времени  они,  естественно   (конечно,   разумеется),   становятся
искусней. Перейди (обратись), следовательно, к душе художника, чтобы увидеть
вечное число: и тотчас мудрость засияет тебе из самого  внутреннего  (места)
пристанища и мудрость из самого сокровенного места. Если  это  отразит  твой
все еще слишком утомленный взгляд, обрати умственное око на  тот  путь,  где
мудрость благосклонно явилась. Но помни, что ты разорвал видение, которое ты
можешь повторить, когда ты более силен и здоров.
     43. Увы! те, кто оставляет тебя, водительницу (наставницу),  и  обходит
следы твои, кто любит мановения (кивки) твои вместо тебя и забывает  то,  на
что ты киваешь, о мудрость, сладостнейший  свет  чистого  ума!  ведь  ты  не
прекращаешь (перестаешь) давать нам знаки, какая ты и сколь велика, и  знаки
твои суть вся красота (украшение) творений. Ибо и художник некоторым образом
дает знак (кивает) наблюдателю  (зрителю)  своей  работы  из  самой  красоты
работы, чтобы  он  там  весь  не  останавливался,  но  вид  созданного  тела
(предмета) так пробегал глазами, чтобы с любовью обратиться к тому, кто  его
создал. Но те, кто то, что ты делаешь, любят  вместо  тебя,  подобны  людям,
которые, когда слышат какого-нибудь красноречивого мудреца, пока  чрезмерную
сладость   (приятность)   его   голоса   и   расположения   слогов    удачно
(целесообразно,  слаженно)  размещенных  жадно  слушают,  упускают  (теряют)
принцип этих мыслей, словно знаки которого звучали эти слова. Увы,  те,  кто
отворачивается от твоего света  и  в  темноте  своей  сладостно  укореняются
(предаются)! Ведь словно спиной к тебе поворачиваясь, в телесной работе, как
будто бы в тени своей, укрепляются и, тем не менее,  даже  там  то,  что  их
радует (услаждает), получают от озарения (сияния вокруг)  твоего  света.  Но
тень, пока ее  любят,  делает  духовное  око  более  слабым  (утомленным)  и
бессильным для перенесения твоего вида. По этой причине человек все больше и
больше затмевается (окружается, окутывается), пока он охотнее следует за чем
либо (то), что терпимее принимает более слабого. Отсюда он начинает не уметь
видеть  то,  что  выше  всего,  и  считать  злом  все  непредвиденное,   что
обманывает, или недостойное, что соблазняет, или  достигнутое,  что  мучает,
поскольку это заслуженно обретает (получает)  его  отвращение,  и  все,  что
справедливо, не может быть злом.
     44. Следовательно (Итак),  если  ты  посмотрел  (обратил  внимание)  на
что-нибудь изменчивое, ты не можешь схватить это ни  телесным  чувством,  ни
рассмотрением души, если оно не держится некоей формой чисел,  которую  если
вынуть, в  ничто  превращается,  не  сомневайся,  чтобы  это  изменчивое  не
пресеклось,  но  размеренными  движениями  и  упорядоченным   (определенным)
разнообразием форм, словно  некие  повороты  времени  проходило,  существует
некая  вечная  и  неизменная  форма,  которая  ни  заключается  и   как   бы
распространяется в пространстве, ни простирается и  изменяется  во  времени,
через которую все это может формироваться и  исполнять  относительно  своего
рода, и проводить числа пространства и времени.






 
 
Страница сгенерировалась за 0.0902 сек.