Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Религия

Аврелий Августин. - О свободе воли

Скачать Аврелий Августин. - О свободе воли

Глава VII


     15. Августин. Я это сделаю. Но прежде я спрошу, мое телесное чувство то
же ли самое, что и твое, или все-таки мое чувство - это только мое,  а  твое
только твое. Если бы это было не так, я не мог бы с помощью моих глаз видеть
нечто, чего не видел бы ты.
     Эводий. Я безусловно согласен, что хотя они одного и того же  рода,  но
мы имеем отдельные друг от друга чувства, зрения ли  или  слуха,  или  какие
угодно другие из оставшихся.  Ведь  кто-нибудь  из  людей  может  не  только
видеть, но также и  слышать  то,  что  другой  не  слышит,  и  каждый  может
воспринимать каким  угодно  другим  чувством  нечто  такое,  что  другой  не
воспринимает. Отсюда очевидно, что твое это только твое, а  это  только  мое
чувство.
     Августин. То же ли самое ты скажешь также и о внутреннем  чувстве,  или
что-нибудь другое?
     Эводий. Конечно, ничего другого. Ведь мое, в любом случае, воспринимает
мое чувство, а твое воспринимает твое. Именно потому я часто и слышу  вопрос
от того, кто видит нечто,  вижу  ли  это  также  и  я,  поскольку  только  я
чувствую, вижу ли я, или не вижу, а не тот, кто спрашивает.
     Августин. В таком случае, разве не каждый из нас  в  отдельности  имеет
свой собственный разум? Поскольку дело может обстоять  так,  что  я  понимаю
нечто, когда ты этого не понимаешь, и ты не можешь знать, понимаю ли я, но я
знаю.
     Эводий.  Очевидно,  что  каждый  из  нас  в  отдельности   имеет   свой
собственный разумный дух.
     16. Августин. Разве мог бы ты также сказать, что мы имеем отдельно друг
от друга солнца, которые видим, или луны, утренние звезды  и  прочее  такого
рода, хотя каждый и воспринимает их своим собственным чувством?
     Эводий. Вот этого я бы не сказал ни в коем случае.
     Августин. Следовательно, мы, многие, можем  видеть  нечто  одно,  в  то
время как у  нас  у  каждого  по  отдельности  существуют  наши  собственные
чувства,  и  благодаря  всем  им  мы  воспринимаем  то   одно,   что   видим
одновременно, так что хотя мое чувство - это одно, а твое - другое,  однако,
может случиться, что то, что мы видим, не есть либо мое, либо твое, но  одно
может существовать для каждого из нас и одновременно восприниматься каждым.
     Эводий. В высшей степени очевидно.
     Августин. Мы можем также одновременно слушать некий голос, так что хотя
у меня один слух, а у тебя другой, однако тот голос, который мы одновременно
слышим, не есть либо мой, либо твой, или одна часть его воспринимается  моим
слухом, а другая твоим, но что бы ни прозвучало, будет как  единое  и  целое
существовать для слухового восприятия одновременно нас обоих.
     Эводий. И это очевидно.
     17. Августин. Теперь также обрати внимание на  то,  что  мы  говорим  о
прочих телесных чувствах, ибо в том, что касается этого момента, с ним  дело
обстоит ни совсем так, ни совсем не так, как с этими двумя, присущими глазам
и ушам. Ведь, поскольку и я, и ты можем наполнять легкие  одним  воздухом  и
чувствовать состояние этого воздуха благодаря запаху, и равным  же  образом,
поскольку одного меда или какой угодно другой пищи, либо питья мы оба  можем
отведать и почувствовать его состояние благодаря вкусу, хотя он (мед)  один,
чувства же наши существуют по отдельности, у тебя свое, а у меня  свое,  так
что хотя мы оба воспринимаем один запах и один вкус, тем не менее ни  ты  не
воспринимаешь его моим чувством, ни я  твоим,  ни  каким-то  одним,  которое
может быть присуще каждому из нас одновременно, но безусловно, у  меня  свое
чувство и у тебя свое, даже если один запах или вкус  воспринимается  каждым
из нас: следовательно, отсюда обнаруживается, что хотя эти чувства  и  имеют
нечто такое,что и те два (зрения и слуха); но они различны в том  (насколько
это имеет отношение к тому, о чем мы теперь говорим), что хотя  один  воздух
мы оба втягиваем ноздрями и одну пищу, вкушая, принимаем, тем не менее не ту
часть воздуха я втягиваю, что и ты, и не ту же самую  часть  пищи,  что  ты,
принимаю я, но я одну часть, а ты другую. И потому из всего воздуха, когда я
дышу, я беру часть, которой мне достаточно, и ты, равным образом,  из  всего
втягиваешь  другую  часть,  которой  достаточно  тебе.  И  хотя  одна   пища
принимается и тем и  другим,  однако,  ни  я,  ни  ты  не  можем  принят  ее
полностью; так одно и то же слово полностью слышу я и одновременно полностью
слышишь ты, и какой  угодно  вид,  насколько  воспринимаю  я,  настолько  же
одновременно воспринимаешь и ты; но пищи или напитка по необходимости  через
меня проходит одна часть, а через тебя другая. Может быть,  ты  недостаточно
понимаешь это?
     Эводий. Напротив, я согласен, что  это  в  высшей  степени  очевидно  и
верно.
     18. Августин. Считаешь ли ты, что чувство  осязания  нужно  сравнить  с
чувством, присущим глазам и ушам, в том смысле, о каком  теперь  идет  речь?
Потому что не только одно и то же тело мы оба можем  ощутить  осязанием,  но
даже ту же самую часть, которую трогаю я, ты также  сможешь  потрогать,  так
что не только то же тело, но также ту же  самую  часть  тела  мы  можем  оба
воспринять осязанием, ибо это не так, как в случае  с  некой  данной  пищей,
которую ни я,  ни  ты  не  можем  принять  полностью,  когда  оба  ее  едим,
происходит при касании, но полностью и целиком того, чего я коснусь, также и
ты можешь коснуться, так что мы оба потрогаем это не по отдельным частям, но
полностью.
     Эводий. Я признаю, что в этом смысле чувство осязания в высшей  степени
подобно тем двум высшим чувствам. Но я  вижу,  что  оно  не  подобно  в  том
отношении, что сразу, то есть в одно и то же  время,  мы  можем  нечто  одно
полностью и видеть, и слышать, но нечто трогать полностью оба в одно и то же
время мы не можем, но только по отдельным частям, а одну и ту же часть  лишь
в отдельные промежутки времени, ибо ни к какой части, которую  ты  обнимаешь
касанием, я не могу прикоснуться, если ты не подвинешься.
     19. Августин. Отвечая ты был  в  высшей  степени  внимательным.  Однако
нужно, чтобы ты рассмотрел также и следующее: поскольку из всего  того,  что
мы воспринимаем, одни вещи таковы, что мы  воспринимаем  их  оба,  а  другие
таковы, что мы воспринимаем их по отдельности, мы  действительно  сами  наши
чувства,  каждый  свои,  воспринимаем  по  отдельности,  так  что  ни  я  не
воспринимаю твое чувство, ни ты  мое,  потому  что  из  тех  вещей,  которые
воспринимаются нами через телесные чувства, то есть из телесных вещей, мы не
можем ничего чувствовать оба, но по отдельности, кроме того, что  становится
нашим таким образом, чтобы мы могли превращать и изменять  это  внутри  нас.
Подобно тому, как дело обстоит с пищей и питьем, ту  часть  которых,  что  я
приму, ты принять  не  сможешь,  потому  что  если  кормилицы  даже  и  дают
младенцам пережеванную  пищу,  однако,  то,  чем  потом  завладело  вкусовое
восприятие и превратило во внутреннее содержимое  жующего,  никак  не  может
вернуться таким образом, чтобы опять попасть  в  пищу  младенца.  Ибо  когда
глотка с удовольствием смакует нечто, даже если  и  незначительную,  тем  не
менее невозвратимую часть она присваивает себе и вынуждает произойти то, что
подобает телесной природе. Потому что, если бы это  было  не  так,  никакого
вкусового ощущения не оставалось бы во  рту,  после  того  как  пережеванное
вернулось бы назад и было бы выплюнуто. Что также можно справедливо  сказать
и о частях воздуха, которые мы втягиваем  ноздрями.  Ведь  даже  если  некую
часть воздуха, которую я верну, ты также сможешь вдохнуть, однако же, ты  не
сможешь втянуть то, что затем пошло на мое питание, потому что оно не  может
быть возвращено. Ибо медики учат, что мы получаем питание  даже  при  помощи
ноздрей, каковое питание я  один  могу  воспринять  вдыханием,  но  не  могу
вернуть выдыханием, чтобы оно, втянутое моими  ноздрями,  после  также  было
воспринято и тобой. Ибо прочее, воспринимаемое чувствами, которое мы хотя  и
воспринимаем, но не изменяем его, испортив нашим восприятием, мы  можем  оба
либо в одно время, либо  по  очереди,  по  порядку  в  отдельные  промежутки
времени воспринять, так что или все, или та часть,  которую  воспринимаю  я,
также воспринимаешь и ты. Что есть либо свет, либо звук, либо тела,  которых
мы касаемся, но однако не повреждаем.
     Эводий. Понимаю.
     Августин. Очевидно, следовательно,  что  то,  что  мы  не  изменяем  и,
однако, воспринимаем телесными чувствами, не имеет отношения к природе наших
чувств и потому скорее есть нечто общее для  нас,  что  в  нашу,  словно  бы
личную, собственность не превращается и не изменяется.
     Эводий. Совершенно согласен.
     Августин. Следовательно, собственность и словно личное  достояние  надо
понимать как то, что каждый из нас один воспринимает для себя и воспринимает
один потому, что это принадлежит собственно его природе, общее же  и  словно
бы общественное как то,  что  воспринимается  всеми  чувствами  без  всякого
нарушения и изменения.
     Эводий. Да, это так.






 
 
Страница сгенерировалась за 0.1185 сек.