Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Драма

Патрик Зюскинд. - Голубь

Скачать Патрик Зюскинд. - Голубь

 И, наконец, -- а он не мог да и не хотел противодействовать этому -- его
запруженная внутри ненависть к самому себе перешла через  край,  просочилась
из него, потекла во все темнеющие и  наливающиеся  злостью  вылупленные  под
козырьком  фуражки  глаза  и  вылилась  самой  обыкновенной  ненавистью   на
окружающий мир. На все, что попадало в поле  его  зрения,  Джонатан  изливал
мерзкий ушат своей ненависти; можно даже сказать, что его  глазами  реальная
картина мира вообще больше не воспринималась, а словно стало все наоборот  и
глаза стали служить лишь как ворота наружу, чтобы оплевывать мир внутренними
искаженными картинами: да хотя бы те же официанты, на другой стороне  улицы,
на тротуаре перед кафе, никчемные, молодые,  глупые  официанты,  слоняющиеся
там между столами  и  стульями,  невежественные,  болтающие  между  собой  и
ухмыляющиеся, скалящие зубы и мешающие прохожим, свистящие  вслед  девушкам,
петухи, ничего не делающие, лишь иногда передающие громкими  голосами  через
открытую дверь к стойке принятые заказы: "Чашечку кофе! Одно пиво! Лимонад!"
-- чтобы затем наконец-то соблаговолить  и  принести,  балансируя,  заказ  в
наигранной  спешке,  и  сервировать  его  эффектными,   псевдоартистическими
официантскими движениями: поставить  спиралеобразным  движением  чашечку  на
стол, открыть одним движением  руки  бутылочку  "Кока-колы",  зажатую  между
бедер, удерживаемый губами кассовый чек сплюнуть вначале на  руку,  а  затем
засунуть под пепельницу, в то время, как вторая рука уже  рассчитывается  за
соседним столиком, загребая кучу денег, цены астрономические:  пять  франков
за чашечку крепкого черного кофе, одиннадцать франков за маленькую  кружечку
пива, к этому еще 15-процентная  надбавка  за  обезьянье  обслуживание  плюс
чаевые; да, они ждут и их, эти  господа  бездельники,  наглецы,  чаевые!  --
иначе с их губ не слетит больше ни единого "спасибо", промолчат они и на "до
свидания"; без чаевых клиенты мгновенно превращаются для них в пустое  место
и уходя имеют возможность созерцать  лишь  надменные  официантские  спины  и
надменные официантские задницы, над которыми красуются туго  набитые  черные
бумажники, засунутые за ремень  брюк,  они  ведь,  эти  безмозглые  балбесы,
считают это шиком и  раскованностью  хвастливо  выставлять  свои  бумажники,
словно жирные ягодицы, на всеобщее обозрение -- ох, он бы прикончил их своим
взглядом, словно кинжалом, этих надутых болванов в этих  легких,  прохладных
официантских рубашках с короткими рукавами! Он бы с удовольствием  перебежал
бы на другую сторону улицы, выволок бы их за  уши  из-под  дающего  прохладу
балдахина и прямо на улице надавал бы им по  щекам,  слева,  справа,  слева,
справа, лясь, надавал бы под самую завязку и спустил бы шкуру...
 Но не только им! О нет, не только этим соплякам официантам,  с  клиентов
тоже следовало бы спустить шкуру, с этого пришибленного туристского  сброда,
который, вырядившись в летние блузки,  соломенные  шляпки  и  солнцезащитные
очки, сидит себе развалившись  и  хлещет  сверхдорогие  освежающие  напитки,
тогда как другие люди стоят, умываясь потом, и работают. А еще эти водители.
Здесь! Эти тупоумные макаки в своих вонючих жестянках,  отравляющих  воздух,
создающих отвратительный шум, те, которые за весь  день  не  могут  заняться
ничем другим, кроме как носиться по Рю де Севр вверх и вниз.  Здесь  что,  и
без того мало вони? На этой улице,  да  во  всем  городе  что,  недостаточно
шумно? Не хватает той жарищи, которую  изливают  небеса?  Обязательно  нужно
всосать в свои двигатели и тот  остаток  воздуха,  пригодного  для  дыхания,
сжечь его и, смешав с ядом, гарью  и  горячим  дымом,  выдуть  его  под  нос
порядочным гражданам? Говнюки! Тюрьма по вам плачет! Стереть бы вас  с  лица
земли. Именно так! Выпороть и стереть. Расстрелять. Каждого в отдельности  и
всех вместе. О! Он бы насладился, если бы вытянул свой пистолет и  выстрелил
бы по чему-нибудь, прямо по кафе, прямо по стеклам, чтобы  они  зазвенели  и
задребезжали, прямо по группе автомобилей или же  прямо  по  огромным  домам
напротив, ужасным, высоченным и  нависающим  домам,  или  просто  в  воздух,
вверх, в  небо,  да  в  жаркое  небо,  в  до  ужаса  гнетущее,  задымленное,
по-голубиному серо-голубое небо, чтобы оно взорвалось, чтобы налитая свинцом
капсула лопнула и разрушилась от этого выстрела, и рухнула вниз, все кроша и
погребая под собой, все, все без остатка, весь  этот  дерьмовый,  тягостный,
шумный и вонючий  мир:  такой  всеохватной  и  титанической  была  ненависть
Джонатана Ноэля в этот день, что он из-за дыры на  своих  брюках  готов  был
повергнуть в пыль и прах весь мир!
 Но он ничего не сделал, слава Богу -- ничего. Он  не  начал  стрелять  в
небо, или по кафе напротив,  или  по  проезжающим  автомобилям.  Он  остался
стоять, обливаясь потом и не шевелясь. Потому что  та  самая  сила,  которая
пробудила в нем фантастическую ненависть и вылила ее через его глаза на мир,
сковала его настолько сильно, что  он  не  мог  более  пошевелить  ни  одним
членом, не говоря уже о том,  чтобы  протянуть  руку  к  оружию  или  нажать
пальцем на спусковой крючок, что он не мог даже махнуть головой и  стряхнуть
с кончика носа маленькую неприятную капельку  пота.  Под  воздействием  этой
силы  он  окаменел.  В  эти  часы  она  действительно   превратила   его   в
угрожающе-бесчувственный образ сфинкса. В ней было что-то от  электрического
напряжения, которое магнетизирует железный  сердечник  и  удерживает  его  в
положении  равновесия,  или  от  большого  давления   внутри   какого-нибудь
строения, которое плотно прижимает каждый кирпичик  к  строго  определенному
месту. Сила эта имела сослагательное действие. Весь ее потенциал  состоял  в
"я бы, я мог бы, лучше всего я сделал  бы",  и  Джонатан,  который  мысленно
формировал отвратительные сослагательные угрозы и пожелания, в тот же момент
прекрасно знал, что он их никогда не осуществит. Он был не способен на  это.
Он не одержимый внезапным безумием человек, который  совершает  преступление
из-за душевных мук, помутнения  рассудка  или  спонтанной  ненависти;  и  не
потому, что для него такое преступление могло бы показаться  неприемлемым  с
моральной точки зрения, а  просто  потому,  что  он  вообще  был  неспособен
выразить себя делами или словами.  Не  мог  ничего  делать.  Он  мог  только
терпеть.
 К пяти часам пополудни он пребывал в таком  безнадежном  состоянии,  что
полагал, что больше никогда не сможет оставить это место перед  колонной  на
третьей ступеньке входа в банк и ему придется здесь умереть.  Он  чувствовал
себя постаревшим минимум на двадцать лет и  сбавившим  двадцать  сантиметров
роста; из-за многочасового натиска внешней жары,  исходившей  от  солнца,  и
внутреннего жара, исходившего от ярости,  он  ощущал  себя  расплавленным  и
рыхлым, да, рыхлым даже скорее, потому что влаги пота он больше  уже  вообще
не чувствовал, рыхлым и выветренным, опаленным и разбитым,  словно  каменный
сфинкс, которому уже пять тысяч лет;  и  если  бы  это  продолжалось  так  и
дальше, то он бы полностью высох, выгорел,  сморщился  и  превратился  бы  в
песок или пепел, и лежал бы здесь на этом  месте,  где  он  сейчас  все  еще
старательно держится на ногах, словно  крошечный  маленький  комочек  грязи,
пока, в конце концов, его не сдует оттуда ветер или не сотрет уборщица,  или
не смоет дождь. Да, так  он  закончит  свои  дни:  не  как  респектабельный,
живущий на свою пенсию пожилой господин,  дома,  в  собственной  постели,  в
собственных  четырех  стенах,  а  здесь  --  перед  воротами  банка  в  виде
маленького комочка грязи! И пожелал, чтобы так оно  и  было;  чтобы  процесс
развала ускорился и наконец-то пришла развязка. Он пожелал, чтобы он потерял
сознание, чтобы он смог опуститься на колени и умереть. Он напряг  все  свои
силы, чтобы потерять сознание и  умереть.  В  детстве  он  был  способен  на
кое-что в  таком  роде.  Он  всегда  мог  заплакать,  когда  хотел;  он  мог
задерживать дыхание до тех пор, пока не терял сознание, или  задержать  ритм
сердца на один удар. Сейчас же он ни на  что  не  был  способен.  Он  вообще
ничего не мог. Он в буквальном смысле не мог согнуть колени, чтобы присесть.
Единственное, что он еще мог, так это стоять там и воспринимать, что  с  ним
происходит.




 
 
Страница сгенерировалась за 0.0495 сек.