Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Драма

Патрик Зюскинд. - Голубь

Скачать Патрик Зюскинд. - Голубь

 И тогда все стало  на  свои  места,  и  Джонатан  узнал  теперь  светлое
квадратное пятнышко форточки, выходящей в  приямок,  в  сумрачном  свете  он
узнал очертания гостиничной комнаты, умывальник, стул, чемодан, стены.
 Он оторвал свои руки от матраца, подтянул ноги к  груди  и  обхватил  их
руками. Он надолго застыл в такой скрюченной позе, прошло не менее получаса,
а он все вслушивался в шум дождя.
 Затем он поднялся и оделся. Ему не нужно было включать свет,  он  хорошо
ориентировался в сумерках. Взял чемодан, пальто, зонтик и вышел из  комнаты.
Тихонечко спустился по лестнице.  Ночной  портье  у  регистрационной  стойки
спал. Джонатан прошел мимо него на цыпочках и осторожно, чтобы не разбудить,
нажал  на  ручку  дверного  замка.  Послышался  негромкий  щелчок  и   дверь
открылась. Он вышел на улицу.

 Там на улице он окунулся в прохладный серо-голубой утренний свет.  Дождь
уже прекратился. Но продолжало капать с крыш, и одинокие капли  срывались  с
козырьков, на тротуарах стояли лужи. Нигде ни души, не видно было ни  единой
машины.  Дома  стояли  притихшие  в  своей  скромности,  почти  трогательной
невинности. Казалось, что дождь смыл с них и спесь, и кичливый лоск,  и  всю
исходившую от них угрозу. По витрине  продовольственного  отдела  универмага
"Бон Марше" прошмыгнула кошка и исчезла под убранные овощные  полки.  Справа
на Скуар Букико потрескивали от влаги деревья. Подала голос  парочка  черных
дроздов, их пение отражалось от  фасадов  домов  и  еще  более  подчеркивало
тишину, в которую был окутан город.
 Джонатан пересек Рю де Севр и свернул на Рю дю Бак, чтобы попасть домой.
Каждый шаг отдавал шлепком его мокрых подошв  по  мокрому  асфальту.  Идешь,
словно босиком, подумал он, имея в виду скорее звук, чем ощущение  скользкой
влажности в обуви и носках. Для него было  бы  большим  удовольствием  снять
обувь и носки и пойти дальше босиком, и если он этого не сделал,  то  только
из-за лени, а вовсе не потому, что это показалось бы ему неприличным. Но  он
старательно шлепал по лужам, он старался ступать как раз  посередине  каждой
лужи, он бежал, меняя направление, от лужи к луже, иногда он переходил  даже
на другую сторону  улицы,  потому  что  видел  на  противоположном  тротуаре
особенно красивую и большую  лужу  и  плюхался  своими  плоскими  хлюпающими
подошвами в нее так, что брызги летели и на  витрины,  и  на  припаркованные
здесь автомобили, и на его собственные штанины, это было  восхитительно,  он
наслаждался  этим  маленьким  детским  свинством,   словно   большой   вновь
обретенной свободой. Он был окрылен и безгранично счастлив, когда  вышел  на
Рю де ля Планш, вошел в дом, прошмыгнул мимо закрытой комнатки мадам  Рокар,
пересек внутренний двор и начал подниматься по узкой лестнице хозяйственного
входа.
 И лишь наверху, подходя к шестому этажу, перед концом пути его  охватило
нехорошее  предчувствие:  там  наверху  сидит  голубь,  это   отвратительное
животное. Он, должно быть, расположился на своих красных когтистых лапках  в
конце коридора, посреди нечистот и летающего пуха, и  ждет,  голубь,  с  его
ужасными вывернутыми наружу глазами, он, должно быть,  взлетит  с  щелкающим
хлопком крыльев и коснется ими его, Джонатана,  и  нет  никакой  возможности
уклониться в тесноте коридора...
 Он поставил чемодан и остановился, хотя пройти ему осталось  всего  лишь
пять ступенек. Отступать он не хотел. Он  хотел  только  какое-то  мгновенье
подождать, немножко  отдышаться,  дать  хоть  чуть-чуть  успокоиться  своему
сердцу, прежде чем одолеть последний отрезок пути.
 Он посмотрел назад. Его взгляд скользнул по овалу перил вниз  в  глубину
лестничной клетки, и он увидел на каждом этаже лучи падающего  сбоку  света.
Утренний  свет  потерял  свою  синеву  и  стал,  как  показалось  Джонатану,
золотистее и теплее. Из хозяйских  комнат  до  него  донеслись  первые  шумы
просыпающегося дома: звон чашек,  приглушенный  щелчок  двери  холодильника,
тихая музыка из радиоприемника. Затем его  нос  внезапно  уловил  напористый
знакомый аромат, это был аромат кофе  мадам  Лассаль,  и  он  несколько  раз
втянул его в себя, у него было ощущение, словно он сам пьет этот кофе. Выпив
свой кофе, он двинулся дальше. Больше он нисколечко не боялся.
 Ступив в коридор,  он  сразу  же,  одним  взглядом  выхватил  две  вещи:
закрытое окно  и  половая  тряпка,  развешенная  для  просушки  над  сливной
раковиной рядом с общим туалетом. Конец коридора рассмотреть он еще не  мог,
тот был закрыт  ослепляюще  яркой  полосой  света,  падающего  от  окна.  Он
продолжал идти, довольно успешно подавляя  страх,  переступил  через  полосу
света и вошел в тень. Коридор был абсолютно пустым. Голубь исчез.  Пятна  на
полу были  вытерты.  Не  было  больше  ни  перышка,  ни  пушиночки,  которая
трепетала на красном кафеле.





 
 
Страница сгенерировалась за 0.0999 сек.