Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Драма

Патрик Зюскинд. - Голубь

Скачать Патрик Зюскинд. - Голубь

 С течением времени некоторые внешние вещи менялись, тот же размер  платы
за комнату или соседи по коридору. В пятидесятые годы в других комнатах жили
еще много молоденьких служанок, а также молодые супружеские пары и некоторые
пенсионеры. Позже можно было часто увидеть, как заезжают и выезжают испанцы,
португальцы  и  североафриканцы.  С  конца  шестидесятых  большинство  стали
составлять студенты. В конечном итоге стали сдаваться  не  все  из  двадцати
четырех комнатушек. Многие пустовали или служили своим  владельцам,  которые
проживали в хозяйских покоях на  нижних  этажах,  в  качестве  кладовок  или
использовались лишь периодически  как  гостиничные  номера.  Комната  24,  в
которой жил Джонатан, с годами превратилась в  сравнительно  комфортабельное
жилище. Он купил себе новую кровать, установил шкаф, покрыл семь с половиной
квадратных метров пола серым ковром, оклеил свой кухонный и  моечный  уголок
красивыми  моющимися  обоями  красного  цвета.  У  него  был  радиоприемник,
телевизор и утюг. Свои продукты питания он больше не вывешивал, как  раньше,
в мешочке за  окно,  а  хранил  их  в  крошечном  холодильнике  под  моечной
раковиной, так что даже в самое жаркое лето  масло  у  него  больше  уже  не
таяло, а ветчина не засыхала. У изголовья кровати  он  пристроил  полку,  на
которой стояло не менее семнадцати книг, в том числе трехтомный  медицинский
словарь карманного формата, красиво иллюстрированные томики о  кроманьонцах,
технике литья бронзового века, древних  египтянах,  этрусках  и  французской
революции, книга о парусных судах, одна  книга  о  флагах,  еще  одна  --  о
животном  мире  тропиков,  два  тома   Александра   Дюма-старшего,   мемуары
Сен-Симона, поваренная книга о приготовлении густых супов, заменяющих первое
и второе блюда, "Малый Лярусс" и "Памятка для охранников", в которой  особое
внимание уделялось правовой регламентации применения служебного оружия.  Под
кроватью хранилась дюжина бутылок красного вина, в том числе бутылочка "Шато
Шваль Блан", которую он хранил на день своего выхода на пенсию в 1998  году.
Придуманная им система электрического освещения давала Джонатану возможность
сидеть в трех различных местах своей комнаты, а именно -- у изголовья или  в
ногах своей кровати, а также за своим столиком, и читать  газету,  свет  при
этом не ослеплял и на газету не падала тень.
 Из-за такого количества приобретений комната, конечно,  уменьшилась  еще
больше, она обросла изнутри подобно раковине, покрывающейся слишком  толстым
слоем перламутра,  и  стала,  благодаря  своему  разнообразному  изощренному
оснащению, больше похожа на каюту корабля или на  оборудованное  по  высшему
классу купе спального вагона, чем на простую "комнату для  прислуги".  И  на
протяжении более тридцати лет она сохранила одно важное свойство: она была и
оставалась для Джонатана надежным островом в ненадежном мире, она оставалась
его твердой опорой, его убежищем, его возлюбленной,  да,  его  возлюбленной,
потому что его маленькая комнатка  нежно  обнимала  его,  когда  он  вечером
возвращался домой, она грела и защищала его, она питала  его  душу  и  тело,
была всегда там,  где  он  нуждался  в  ней,  и  она  не  бросала  его.  Она
действительно была тем единственным, что показало себя в его жизни надежным.
Поэтому никогда  ни  на  мгновение  его  не  посещала  мысль  о  том,  чтобы
расстаться с ней, даже теперь, когда ему было уже за пятьдесят и становилось
иногда трудновато подниматься к ней, преодолевая столько ступенек,  и  когда
его зарплата могла бы позволить ему снимать настоящую квартиру с собственной
кухней, отдельным туалетом и ванной. Он сохранил верность своей возлюбленной
и даже намеревался еще теснее привязать себя к ней, а ее --  к  себе.  Купив
ее, он стремился сделать свою связь  с  ней  нерасторжимой  навеки.  Он  уже
подписал соответствующий договор с владелицей --  мадам  Лассаль.  Стоимость
комнаты была определена в пятьдесят пять тысяч  новых  франков.  Сорок  семь
тысяч он уже уплатил. Оставшиеся восемь тысяч подлежали уплате в конце года.
А после этого она будет окончательно его, и ничто  на  свете  не  сможет  их
разлучить, его, Джонатана, и его любимую комнату, до тех  пор,  пока  их  не
разлучит смерть.
 Именно таким было положение дел в пятницу утром августа 1984 года, когда
произошла вся эта история с голубем.
 Джонатан только что встал. Он одел тапочки и домашний халат, чтобы,  как
и каждое утро перед бритьем, сходить в общий туалет. Перед тем  как  открыть
дверь, он приложил ухо к дверному полотну и прислушался, нет ли  кого-нибудь
в коридоре. Он не любил встречаться с соседями, особенно утром  в  пижаме  и
домашнем халате, а уж тем более -- по дороге в  туалет.  Для  него  было  бы
достаточно неприятно обнаружить туалет занятым; мучительно ужасным для  него
было  даже  представить,  что  он  встретит  кого-нибудь  из  соседей  перед
туалетом. С ним это  случилось  один  единственный  раз,  летом  1959  года,
двадцать пять лет тому назад, и его охватывала дрожь при одном  воспоминании
об  этом:  одновременный  испуг  при  виде  другого,  одновременная   потеря
скрытности намерения, в чем оно  так  нуждается,  одновременное  топтание  и
снова попытка подойти, одновременно вымучиваемые  любезности,  прошу,  после
Вас, о нет, после Вас, мосье, я вовсе  не  спешу,  нет-нет,  вначале  Вы,  я
настаиваю -- и это все в пижаме! Нет, он не хотел бы пережить  подобное  еще
раз, и подобное с ним  больше  никогда  и  не  случалось  --  благодаря  его
профилактическому подслушиванию.  Прислушиваясь,  он  выглянул  из  двери  в
коридор. Ему был известен каждый звук на этаже. Он мог бы  объяснить  каждый
треск, каждый щелчок, каждый тихий всплеск или шорох, да даже саму тишину. И
сейчас, приложив ухо к двери всего лишь на пару секунд, он  знал  наверняка,
что в коридоре нет ни одной живой души, что туалет свободен и  что  все  еще
спит. Левой рукой он повернул ручку автоматического замка с секретом, правой
-- ручку защелкивающегося замка, язычок  замка  отошел  назад,  он  легонько
толкнул дверь, и она приоткрылась.




 
 
Страница сгенерировалась за 0.0928 сек.