Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Научно-фантастическая литература

Карл ЛЕВИТИН - ЖИЗНЬ НЕВОЗМОЖНО ПОВЕРНУТЬ НАЗАД

Скачать Карл ЛЕВИТИН - ЖИЗНЬ НЕВОЗМОЖНО ПОВЕРНУТЬ НАЗАД

    ВТОРОЙ ПИЛОТ
   В некотором - правда, слишком уж горьком  -  смысле  разговор  с  Моревым
принес Энн душевное успокоение. В  том,  что  Борис  все  больше  становился
другим, чужим ей человеком, виноват не столько  он  сам,  сколько  атмосфера
Капкана. Конечно, не слишком радостно, что доминантные черты  его  характера
оказались именно такими, но, с другой стороны,  человек  -  не  хордовое,  у
которого все вытянуто вдоль одного стержня. Всякая личность многогранна, она
именно тем и ценна,  что  представляет  собой  уникальную,  нигде  более  не
встречающуюся комбинацию качеств и свойств души. Да,  все  разговоры  его  о
гнете правил и наставлений над свободой личности на  деле  обернулись  всего
лишь бравадой. Борис растерялся в этой исключительной  ситуации,  когда  его
стремления  осуществились  в  значительно   большей   мере,   чем   он   мог
рассчитывать,  утратил  присутствие   духа,   и   потому   его   страсть   к
коллекционерству возобладала над другими мыслями и чувствами.
   Рассуждая так, Энн не сознавала, что е„ образ мысли  продиктован  тем  же
самым воздействием капканского излучения или таинственного  психологического
проявителя. Ей было невдомек, что свойственное ей  желание  видеть  Рольсена
умным, сильным, смелым и непогрешимым, а саму себя -  недостаточно  опытной,
слабой,   вечно   сомневающейся   усилилось   за   годы,   проведенные    на
планете-ловушке.  Но  точно  так  же  мимо  сознания  е„  прошла  и   другая
происшедшая с ней метаморфоза. Готовая подчиняться, почти полностью  забывая
себя, пока человек, чью волю она счастлива была исполнять, был в  е„  глазах
единственным  в  мире,  кого  она  любила,  Энн   становилась   независимой,
самостоятельной и активной, как только чувство это ослабевало. Так  было  на
Земле, естественно, так же должно было быть и на Капкане. Она и в самом деле
была "отважной,  доброй,  умной,  красивой,  самоотверженной",  как  говорил
начальник ЭРЭ, но лукавить она не умела. Еще не отдавая себе отчета  в  том,
что случилось в е„ душе, Энн,  ничего  не  сказав  Рольсену,  отправилась  в
жилище Морева-6, не зная пока, каким образом она сумеет убедить  его  помочь
ей.
   Но ей не пришлось ни в чем убеждать его. Видимо, какая-то пелена спала  с
его, а может быть, и е„ глаз. Морев-6 долго и сосредоточенно смотрел на Энн,
словно что-то вспоминая из того, чего не было и не могло быть в его  памяти.
Потом, так же не отводя от нее взгляда, не мигая и не  произнося  ни  слова,
он, как во сне, протянул руки к цепочке, висевшей у него  на  шее,  и  также
неестественно медленно снял е„ вместе с прямоугольной  пластинкой.  Какое-то
время лицо его сохраняло все то же бесстрастное  и  безжизненное  капканское
выражение, но постепенно оно просветлялось, и в глазах его  появилось  нечто
вполне осмысленное, не только безусловно земное, но вдобавок  еще  и  крайне
знакомое.
   - Зови меня Анной, - сказала Энн.
   Полтысячелетия, разделявшие их,  пронеслись  за  неуловимое  человеческим
сознанием мгновение. "Любовь - это вроде опьянения", говорил Марк,  повторяя
вековую мудрость. Но и опьянение - оно тоже вроде любви,  во  всяком  случае
то, что вызывалось капканским наркотиком: смешаются пропорции в  восприятии,
и человек не властен над этим.  В  сущности,  в  душе  не  рождается  ничего
нового, лишь усиливается то, что в ней было, но таилось.
   - Зови меня Анной, Марк, - сказала она.
 
   ОТЧЕТ
   ВТОРОГО ПИЛОТА "ЧИВЕРА-2923"
   КАДЕТ-ЛЕЙТЕНАНТА ЭКСПЕДИЦИИ
   РАЗРЕШЕННЫХ ЭКСПЕРИМЕНТОВ ЭНН МОРАН
   Планета Капкан,
   23 час. 32 мин. 00 сек,
   3014 день VI-й космоэры.
   ...  По  сведениям,  полученным  в  архиве  капканского   трансформатория
упомянутым выше Титом Рольсеном, суперкрейсер "Чивер-1" совершил вынужденную
посадку на планету Капкан в  17.35.04  в  170.789  день  V-й  космоэры.  При
посадке корабль потерпел аварию. Личный состав удалось спасти.
   Энн  отложила  составление  отчета,   по   привычке   отметив   время   -
02.15.05/3015/VI, и прислушалась к звукам в доме. За стеной мирно  посапывал
Тит, в углу комнаты разметался на кровати Борис, что-то бормоча во сне злым,
недовольным тоном. В  последние  дни  нервы  его  совсем  сдали.  От  былого
спокойствия, благорасположенности, мягкости не осталось следа.  Если  теперь
он и напоминал медведя, то голодного, раздраженного, только что вылезшего из
берлоги. Все, что происходило вокруг него, он воспринимал как угрозу  своему
авторитету, или свободе своей личности, или еще кибер  знает  чему.  В  этом
вывернутом наизнанку мире, говорил он, самое лучшее, что можно делать, - это
поступать не как принято в нормальных земных условиях, а  как  хочется,  как
желает душа, а не требуют бессмысленные инструкции.
   Но разве зло перестало быть злом, а добро - добром только из-за того, что
время течет вспять? Из того, что капканцы волею обстоятельств  все  на  одно
лицо, вовсе не следует, что допустимо терять собственное лицо, оказавшись  в
их мире. Ведь тот же Тит...
   Энн поставила новое время - 02. 18. 30/3015/VI и  продолжила  составление
отчета...
   Идея "интеллектуального негатива" (по сути своей - идея обращенности), на
которой  зиждется  механизм   капканской   ловушки,   натолкнула   командира
суперкрейсера командора Марка Морева  на  мысль,  что  в  принципе  возможна
обращенная форма жизни. Таким образом им, задолго до  профессора  Леоновича,
были сформулированы условия отказа от униполярности жизненных процессов. Так
была построена система замкнутого цикла жизнедеятельности популяции чиверян.
   Однако  оставалась   еще   проблема   социально-психологического   плана:
популяция чиверян под действием капканского поля превращалась в своего  рода
людей-символов,  олицетворяющих  собой  каждый  лишь  одну  какую-то   идею,
страсть, стремление, образ мышления. Это, естественно, делало жизнь  чиверян
необычайно сложной, поскольку символы, как известно, не умеют общаться между
собой, а люди, ставшие, пусть и помимо своей воли, знаменем чего-то  одного,
исключительного, отличного от всего остального, с неизбежностью  оказываются
разобщенными. По счастью, доминантными чертами личности  могут  оказаться  и
такие, как стремление  к  всеобщему  благополучию  даже  ценой  собственного
несчастья. Поэтому командор Морев, командир "Чивера-1", и  второй  лейтенант
Грусткин,  штурман   корабля,   не   утратили   взаимной   привязанности   в
распадающемся на их глазах  коллективе  чиверян.  И  именно  они,  постоянно
обсуждая друг с другом свои наблюдения и предположения, привлекая  к  работе
других чиверян, специалистов в тех областях науки, где  они  не  чувствовали
себя профессионалами,  установили  причину  происходящего,  растолковали  е„
членам экипажа и сплотили их, таких разных и становящихся все более и  более
разными, для решения общей задачи, которая формулировалась предельно просто:
выжить, несмотря на все известные и неизвестные факторы капканской среды.
   Задача социально-психологическая была  решена  чисто  техническим  путем.
Продолжая  ранее  использованную  аналогию  с  системами  космодрома,  можно
сказать, что каждый  член  экипажа  суперкрейсера  стал  как  бы  автономным
кораблем, снабженным собственным опознавательным устройством  -  цепочкой  с
пластиной, служащими аналогом номерного знака.  Поле  Капкана  автоматически
создавало    вокруг    носителя    такого    приемопередающего    устройства
соответствующую конфигурацию силовых линий, "интеллектуальный негатив",  при
котором индивидуальность подавлялась.
   Эксперимент, разрешенность которого в экстремальных условиях  Капкана  не
вызывает сомнений, показал:  для  ограниченной  группы  людей  установка  на
выживание   любой   ценой    с    неизбежностью    требует    стандартизации
индивидуальностей. Здесь вновь правомерна аналогия с системой космоплавания,
когда пилот вынужден большую часть времени проводить в анабиованне, где  все
жизненные физиологические процессы организма предельно замедляются. Разница,
однако, состоит в том, что для одного человека всегда может  быть  подобрана
индивидуальная конфигурация анабиотизирующего поля, в то время как для  всей
популяции в целом сделать это невозможно. Отсюда необходимость в организации
единого интеллектуального  поля,  общей  культуры  по  необходимости  весьма
примитивного уровня.
   Вследствие этого люди-растения  Капкана  лишены  какой-либо  высшей  цели
существования, поскольку даже первоначально заложенная  идея  "выжить  любой
ценой" перестает быть осознанной ими. Поэтому необходим некий импульс  извне
популяции, чтобы "расконсервировать"  ее,  ибо,  в  строгом  соответствии  с
обобщенной  теоремой  Геделя,  подобная  замкнутая   система   не   способна
сформулировать ни целей своего движения (в  данном  случае  развития  не  по
спирали, а по замкнутому кругу),  ни  путей  е„  реализации.  Таким  внешним
импульсом могло быть лишь активное вмешательство земной цивилизации - на что
и была, видимо, сделана ставка в свое время.
   02. 30. 00/3015/VI
 




 
 
Страница сгенерировалась за 0.0944 сек.