Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Научно-фантастическая литература

Карл ЛЕВИТИН - ЖИЗНЬ НЕВОЗМОЖНО ПОВЕРНУТЬ НАЗАД

Скачать Карл ЛЕВИТИН - ЖИЗНЬ НЕВОЗМОЖНО ПОВЕРНУТЬ НАЗАД

    ЭНН МОРАН
   ... Самое трудное наступило,  когда  Титу  стало  года  три.  Только  что
казалось: главное - чем накормить, как искупать, не заболел  ли...  Впрочем,
болезней тут не бывает, но это потом уже поняли, а тогда жили  в  постоянном
страхе, ведь ни врача, ни лекарств, ни путного информатория, ни  соседей,  с
кем  посоветоваться  -  ничего,  но  вот,  слава  Эйнштейну,  подрос,  вроде
здоровенький, умненький, к пище  здешней  привык,  климат  идеальный,  можно
вроде бы на какое-то время вздохнуть, заняться хоть немного Бобом,  которого
Энн, надо сказать, совсем забросила, и тут вдруг Тит приходит домой с  улицы
и спокойно так, по-деловому, говорит, что скоро ему пора в трансформаторий и
пусть его любимую собаку Джули отдадут соседской девчонке, которой еще после
него  жить  целый  год;  да,  он  так  и  сказал  и  стоял  с   этим   своим
бейненсонитовым  сокровищем,  которое  Боб  смастерил,   разорив   одно   из
корабельных кресел, и смотрел на Энн доверчиво и без всякого страха,  и  она
тогда в первый раз за все время, что они жили  на  Капкане,  заплакала:  как
объяснить ему, как растолковать, чтобы  он  понял,  что  все  его  дружки  и
подружки с каждым днем будут  становиться  все  меньше,  все  беспомощнее  и
глупее, и только он один станет взрослеть, расти, набираться  сил  и  опыта,
как вместить в эту милую детскую головку то, что не умещается в их  с  Бобом
сознании? Обмануть, успокоить, приласкать - глядишь, обойдется? Но  ведь  не
обойдется же... просить совета или помощи у Боба она не могла  -  он  и  так
весь почернел, издергался, с утра до полуночи пропадая  в  корабле,  пытаясь
что-то  вычислить,  сконструировать,  найти  какой-то  выход.  И  Энн  стала
рассказывать сыну правду, которая звучала, как недобрая сказка: в  некотором
царстве, в некотором государстве, говорила она, далеко отсюда, на планете по
имени Земля, давным-давно жили умные и смелые люди, они  построили  огромный
корабль, во много раз больший, чем тот, где  теперь  работает  наш  папа,  и
полетели так далеко, что сигнал от них шел бы домой долгие годы. Поэтому они
и не пытались его посылать, но так случилось, что они пролетали мимо звезды,
которая притягивает к себе все, что окажется рядом, если  только  оно  летит
медленнее субсвета... Ну да, поэтому  кораблю  пришлось  сесть  на  одну  из
планет, которая вращалась вокруг этой звезды и походила на их родную  Землю:
там были и воздух, и  вода,  и  растения.  Одно  только  там  было  плохо  -
оказалось, что на этой планете у людей не могут рождаться дети...
   Энн дошла до этого места и остановилась, потому что даже земному  ребенку
не так-то просто объяснить тайну человеческого появления на  свет,  а  Титу,
капканцу, единственному родившемуся здесь ребенку, и вовсе  невозможно  было
сказать ничего разумного. Как ни мал он был, а все-таки  дважды  уже  видел,
как приводили  Возвращающихся  с  нетерпением  ожидавшие  их  капканцы,  как
считали они дни до того момента, когда надо будет идти в трансформаторий,  и
с утра стояли у его желтых  дверей  выдачи...  Тит  смотрел  на  нее  широко
раскрытыми глазами, как все дети, которым рассказывают сказку, и Энн  поняла
вдруг, что он не станет задавать ей никаких вопросов, а будет просто слушать
эту страшную правду, веря и не веря в нее, готовый принять самые невероятные
условности, лишь бы все получалось интересно и понятно... Так  вот,  сказала
она, видя, что Тит нетерпеливо заглядывает ей в глаза,  так  вот,  эти  люди
стали думать и гадать, что же им делать: вернуться на Землю  они  не  могли,
ждать помощи в ближайшие годы тоже не приходилось, а у них был такой закон -
не они его придумали, это была мудрость всех людей на Земле, - что  в  любых
трудных случаях, если нет надежды вернуться домой самим, надо  сделать  так,
чтобы после них остались другие люди,  их  потомки,  которые  либо  дождутся
землян, либо придумают, как выбраться из беды... И тогда они  придумали  вот
что: если у них  не  может  быть  детей,  то  приходится  самим  молодеть  и
молодеть, а потом, когда станут совсем  маленькими,  им  надо  очень  быстро
состариться, чтобы дальше снова молодеть. И они так и сделали. И  теперь  на
их планете живут одни и те же люди - в девяносто лет они появляются на свет,
а  потом  все  молодеют  и  молодеют,  пока  и  их  вновь   не   отнесут   в
трансформаторий, там они полежат годик и возвращаются вновь, и так они живут
уже пятьсот лет - пять поколений, пять генераций... Вот такое дело,  сказала
Энн,  думая,  что  теперь-то  Тит  хоть  что-нибудь  поймет,  но  он   сидел
насупившись,  потому  что   волшебная   история,   так   хорошо   начавшись,
превратилась под конец в самую что ни на есть заурядную, ведь он каждый день
видел вокруг себя эту неинтересную, совсем обычную жизнь... Великий  Космос,
подумала Энн,  в  этом  ненормальном  мире  даже  сказки  шиворот-навыворот,
ребенку надо попросту рассказывать о Земле, все как есть, точнее, как  было,
и он станет слушать, раскрыв рот, и  требовать  продолжения.  По  капканским
меркам, Энн была неповинна в том, что случилось, потому что нет и  не  может
быть событий,  не  предопределенных  заранее  -  на  этой  аксиоме  держится
заведенный на Капкане порядок: в известный день и час человек является в мир
и покидает его, чтобы бесконечно повторять этот цикл.  Долгий  внешний  путь
его проходит под присмотром климатизаторов, а краткий внутренний -  в  чреве
трансформатория. Любые случайности, таким образом,  исключены,  а  поскольку
все  обитатели  планеты  участвуют  в  этом  раз   и   навсегда   заведенном
круговороте, их встречи и расставания  запрограммированы  самими  жизненными
циклами, и всякий наперед знает, что и когда с  ним  произойдет.  И  в  этом
смысле судьба Тита предопределена  заранее  с  той  же  точностью,  с  какой
работает   аппаратура   поддержания   искусственного   климата,    давления,
температуры, влажности и других жизненно важных величин.
   Для землянина будущее,  скрытое  завесой  неизвестности,  такой  же  факт
бытия, как  для  капканца  -  точное,  до  деталей,  знание  своего  завтра,
благодаря таковому он только и может существовать. И ни одна земная мать  не
стала бы лишать своего  ребенка,  заброшенного  на  чужую  планету,  сказки,
которая поведает ему о его  прошлом  и  будущем;  и  до  этого  злосчастного
времени Энн каждую минуту рассказывала Титу о Земле,  и  он  рос,  мечтая  о
зеленой траве и голубом небе, темных ночах и солнечных днях, о зиме и  лете,
о снеге и дожде, гриппе и коклюше, зубной боли и несчастной любви, о тысячах
волшебных, сказочных, невероятных вещей, которые влекли его сильнее,  чем...
да, сильнее, чем все на свете.
 




 
 
Страница сгенерировалась за 0.0469 сек.