Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Научно-фантастическая литература

Карл ЛЕВИТИН - ЖИЗНЬ НЕВОЗМОЖНО ПОВЕРНУТЬ НАЗАД

Скачать Карл ЛЕВИТИН - ЖИЗНЬ НЕВОЗМОЖНО ПОВЕРНУТЬ НАЗАД

    Круговорот людей на Капкане - нереальная  реальность,  что-то  вроде  тех
"сумасбродных мыслей", о которых твердил Грусткин, постоянно горюя, что  его
собственные абсурдные планы и проекты недостаточно  безумны.  Но,  с  другой
стороны, он, этот  круговорот,  -  порождение  Большого  Космоса,  результат
необходимости  следовать  четким  установлениям,  приноравливаясь  к   самым
невероятным обстоятельствам. В этом смысле он  бы  дал  чиверянам  и  третью
Звезду Героя - за образцовое и творческое выполнение требований параграфа 26
"Наставления по осуществлению экспериментального полета". Особенно  если  бы
они удосужились оставить описание устройства и принципов  действия  основных
блоков  своего  трансформатория  или  хотя  бы  не  сделали  его   полностью
непроницаемым, словно военно-космический объект класса ноль.
   ... И все-таки любопытно было бы узнать,  в  чью  именно  голову  впервые
пришла эта гениальная в своей абсурдности идея вывернуть жизнь наизнанку...
 
   15. 15. 15/3015/VI
   ВСЕ СИСТЕМЫ ТРАНСФОРМАТОРИЯ ФИКСИРУЮТ НАСТУПЛЕНИЕ ВРЕМЕНИ  "Ч".  СОГЛАСНО
ПРОГРАММЕ НАЧИНАЕТСЯ РАССЫЛКА КОМАНД НА СЪЕМ ИНДИВИДУАЛЬНЫХ ЭКРАНОВ.
   15. 15. 15/3015/VI
 
 
 
   АННА
   - Как ты мог, Тит, как ты мог!
   - Но, ма, ты сама говорила: надо лишь
   - Я чуть с ума не сошла, когда ты исчез, я
   - очень захотеть - и все получится.
   - металась по всему Капкану, я всех
   - Только бояться не надо. Вот я и решил
   - расспрашивала о тебе, пока не встретила
   - сделать то, что невозможно. Как на
   - Грусткина-5 и он сказал мне, что видел
   - Земле! Ведь я землянин, ты сама мне сто
   - тебя у трансформатория и даже окликнул,
   - раз говорила. Ну, вот я и поступил как
   - но ты не захотел разговаривать с
   - землянин, Ты не плачь, мама, не надо.
   - трехлетним стариком, а пошел в Зону
   - И прости, что я взял твой медальон,
   - Запрета, но я же знала, что там только
   - пока ты спала - я снял его, потому что
   - люк, который открыть невозможно, да
   - впадинке у люка мне показалась такой
   - еще крохотное углубление
   - же формы, как твой медальон - я все
   - неизвестно для чего - и это все, что
   - время об этом думал с тех пор,
   - есть в Зоне Запрета у трансформатория.
   - как впервые эту впадинку увидел. И я
   - Я помчалась, как безумная, туда и
   - решил вставить его туда - ну хоть
   - увидела лишь отцовскую булавку командора.
   - попробовать, что выйдет. И еще
   - Как ты мог? Тит? Взять, без спросу
   - булавка с бриллиантом...
   ... Бедный, храбрый мальчишка, истинный землянин, хотя  и  родившийся  на
Капкане... Он не умел смиряться с общепринятой нелепостью, с тем,  что  всем
вокруг казалось самоочевидным, единственно  возможным,  а  ему  -  абсурдом,
дикостью, сумасбродством. Теперь, когда  он  был  где-то  за  непроницаемыми
стенами, дважды отгороженный от нее - неприступным металлом  и  непроходящим
страхом, - Энн с мучительной ясностью понимала, что совсем не  знала  своего
сына. Ей было невдомек, как мучительно переживал Тит обратный капканский ход
жизни, когда сам  он  взрослел,  а  те,  кого  считал  своими  сверстниками,
превращались в младенцев. Она осознала вдруг  корни  его  почти  болезненной
любви к деревьям и кустарникам, к мелким и крупным зверюшкам - ко всему, что
растет как и он, а не уменьшается, как синеволосые люди вокруг.  Рассказы  о
Земле, где все так прекрасно, разумно и счастливо, будили в его  бесстрашном
сердце решимость сразиться со  злом,  победить  его,  выполоть  этот  цветок
нелепости, срубить все, сколь их ни на есть, головы Змею Горынычу.
   И он ринулся в атаку - один, безоружный и беззащитный, безоглядно  смелый
и безнадежно наивный в своей вере в счастливый исход. Том Сойер, Дон Кихот и
Иванушка-дурачок в одном лице, фантастический сплав реальных земных образов,
бесконечной чередой проходивших перед ним в ежедневных сказках-былях Энн.
   Но даже теперь, вспоминая отдельные поступки Тита и е„ с  ним  разговоры,
Энн не могла - в этом она отдавала себе полный  отчет  -  представить  себе,
насколько  ненавистен  был  для  е„  сына  трансформаторий,  это  воплощение
абсолютного зла,  окутанное  на  Капкане  тайной,  замешенной  на  страхе  и
непонимании. Сколько раз пытались они  с  Рольсеном  побудить  кого-либо  из
капканцев хотя бы задуматься о том, какую странную роль в  их  жизни  играет
это противоестественное с  точки  зрения  землянина  учреждение,  но  всегда
наталкивались на недоумение, даже раздражение. Ни одного  из  двадцати  пяти
капканцев невозможно было убедить хотя бы на миг  снять  с  себя  цепочку  с
металлическим прямоугольником, которую они все носили словно амулеты. А дома
- дома оба они, не сговариваясь, никогда не напоминали Титу о том, чего  его
детский ум, по их разумению, не мог осознать. Мальчик,  наверное,  приучился
думать обо всем этом страшном и недоступном пониманию в одиночку, ни  с  кем
не советуясь и ни перед кем не открываясь. Лишь мир земных сказок, где  люди
живут  по-иному,  где  можно  не  только  делать,  но  и  думать  как   тебе
заблагорассудится, поддерживал его - и постепенно  Тит  переселялся  в  этот
выдуманный, нереальный мир  и  существовал  в  нем,  подчиняясь  теперь  его
законам.
   Сколько раз, наверное, проникал он в Зону Запрета вокруг пугающе  желтого
куба, внимательно исследовал каждый  миллиметр  поверхности,  доступный  его
взгляду, неотступно думал о том, как проникнуть в заколдованный замок, найти
иголку - смерть Кащея Бессмертного - и сломать ее, чтобы дать  людям...  да,
как  ни  дико  это  звучит,  чтобы  дать  им  обычную  человеческую  смерть,
избавительницу от монотонного капканского бессмертия.
 




 
 
Страница сгенерировалась за 0.0913 сек.