Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Научно-фантастическая литература

Геннадий ПРАШКЕВИЧ - КОСТРЫ МИРОВ

Скачать Геннадий ПРАШКЕВИЧ - КОСТРЫ МИРОВ

    12.
   За годы работы в нетипичной зоне Хенк привык оперировать миллионами  лет.
Сейчас у него не было такого запаса. Он шел, не видя куда, пока не  уткнулся
в стену силовой защиты.
   Он осторожно поискал выход. И сразу нашел.  На  него  дохнуло  кисловатым
северным ветром.
   "Они не перекрыли выход на космодром!" - он ясно увидел  "Лайман  альфу",
ее исполинское тело с рогоподобным выступом в  носовой  части.  "Там  Шу,  -
подумал он. - Долгие годы Шу была моим единственным спутником  и  поводырем.
Долгие годы только она помогала мне решать возникающие проблемы... Почему  я
к ней не спешу?.."
   Но он спешил.
   Крупным шагом, смиряя себя и не находя силы смирить,  он  шел  к  кораблю
прямо через поле. Он не хотел привыкать к мысли, что он не человек. "Челышев
просил меня не покидать станцию, но я этого ему  не  обещал..."  Снопы  искр
летели из-под башмаков Хенка, как из-под точильного камня. "Они не перекрыли
выход на поле... Почему?.." Брюхо "Лайман альфы" уже  нависло  над  ним,  он
подал сигнал, и люки шлюза открылись.
   "Все ясно, - сказал он себе, войдя  в  штурманскую  обсерваторию.  -  Они
сняли курсопрокладчик и забрали  звездные  карты.  Я  могу  поднять  "Лайман
альфу", могу вывести ее в космос, но до Земли мне без карт  не  дойти.  Небо
Крайнего сектора ни на  что  не  похоже,  как  ни  на  что  не  похоже  небо
Внутренней зоны. Шу придется вести  корабль  вслепую,  это  невозможно.  Без
звездных карт мы действительно  слепы.  Собственно,  благоразумие  Шу  и  не
позволило бы вывести на орбиту корабль, лишенный курсопрокладчика..."
   - Были гости? - спросил он.
   - Да, - ответила Шу. - Возвращение на Землю откладывается.
   - Надолго? - спросил он.
   - Это зависит от решений Земли.
   - От решений Челышева,  -  хмуро  поправил  Хенк.  -  Было  время,  когда
подобные решения мы принимали сами.
   - Хенк! Мы входим в Межзвездное сообщество!
   - Ты могла об этом не напоминать...
   Хенк тяжело опустился в кресло, и оно сразу приняло  максимально  удобную
форму; слева от Хенка мгновенно поднялся планшетный столик. На нем сейчас не
лежало ни единой бумажки, зато стоял высокий бокал. В мутной жидкости  глухо
побрякивали кусочки льда.  Настоящего  льда!..  От  бокала  несло  холодком,
одиночеством,  и,  поежившись,  Хенк  молча  пригубил  зашипевший  на  языке
напиток.
   - Шу, - сказал он. - Я влип в историю.
   - Я знаю, - помолчав, ответила Шу.
   - Как ты можешь знать?.. - начал он, но Шу его перебила:
   - Ты - центр моего внимания, Хенк. Ты - основной объект  моего  внимания.
Что в этом странного?
   - И  ты  знаешь  о  Челышеве,  о  его  словах?  Ты  знаешь,  в  чем  меня
заподозрили? Знаешь, чем я занимался все это время на Симме?
   - Разумеется, Хенк.
   Голос  Шу  изменился.  Хенк  не  знал,  кто  ставил  модуляции  Шу,   но,
несомненно, это был мастер. Стоило закрыть глаза, и ты чувствовал:  с  тобой
разговаривает женщина...
   Но Хенк не позволил себе расслабиться.
   - И ты... - начал он.
   - Я все знаю, - перебила его Шу. - Я не могу чего-то не знать. Ты  -  это
я, Хенк. Ты ведь пришел узнать это?
   Бокал выпал из разжавшихся пальцев. Хенка, но не долетел до пола.  Гибкий
щуп, вырвавшийся из подлокотника, перехватил бокал на лету и мягко  водрузил
на планшетный столик.
   - Зачем ты это сделала, Шу?
   - Ты хотел знать, я ответила.
   - Я говорю о бокале.
   - Ты хотел, чтобы он разбился?
   - Да.
   Планшетный столик резко дернулся, осколки  стекла  разлетелись  по  всему
полу, но удовлетворения Хенк не почувствовал.
   - Что значат твои слова, Шу? Не хочешь же ты сказать, что  я  всего  лишь
твоя функциональная часть, некий мыслящий и автономно передвигающийся  орган
бортового компьютера?
   - В определенном смысле, Хенк, это так и есть.
   - Выходит, я даже не протозид? Выходит, я просто часть машины?
   Он никогда не разговаривал с Шу таким тоном.
   Шу промолчала. Обиделась или не хотела его огорчать.
   - Свяжи меня с Памятью.
   Шу не  ответила,  но  приказ  приняла  -  экраны  вспыхнули.  Хенк  хотел
проследить свой путь. Весь путь - от Земли до квазара Шансон, от квазара  до
Симмы. Он хотел сам понять - кто он, не передавая права решения ни предавшей
его Шу, ни Челышеву.
   ... Туманный шар, условная модель расширяющейся Вселенной, вспыхнул прямо
в центре штурманской обсерватории. Шар не был велик, но вызывал  впечатление
огромности, бесконечности. Взгляд не постигал его, тонул  в  туманностях,  в
чернильных  пятнах  глобул,  однако  постепенно  Хенк  различил  и  пятнышко
Галактики, и пульсирующую точку квазара Шансон. Мысленно  он  провел  долгую
дугу через созвездие Гидры, через океан  Бюрге,  через  зону  Цветочников  и
Арианцев, через объект 5С 16... Он видел маяки цефеид, пятна  пульсаров.  Он
видел и саму "Лайман альфу" -  крошечное  серебристое  веретено,  пожирающее
пространство.  Он  с  жадным  любопытством,  как  впервые,  вглядывался   во
Вселенную - в этот гигантский садок, в котором вместо хвостатых рыб медленно
шествовали фантастические кометы, не зарегистрированные ни в одном каталоге,
расплывались непроницаемые пятна "угольных мешков"...
   Объект 5С 16...
   Шар Вселенной мигнул, подернулся серой  дымкой,  вновь  прояснился.  Хенк
увидел  "Лайман  альфу",   снабженную   рогом   Преобразователя,   и   себя,
вращающегося в пространстве. Он и Шу - они были одно целое. Он и  Шу  -  они
были одно огромное пылевое облако. Он и Шу - их  атомы  смешивались  друг  с
другом, но они всегда оставались самими собой.
   У него закружилась  голова.  Он  действительно  принимал  форму  пылевого
облака - одну из самых удобных рабочих  форм  в  космосе;  вид  плывущего  в
пространстве безмерного пылевого облака не мог ни смутить, ни испугать  его,
однако сейчас он боялся, нервный холодок остро  покалывал  поясницу,  темно,
пугающе кружилась голова.
   Стоп! Он вернул запись к началу.
   Земля... Созвездие Гидры... Океан Бюрге...
   Длинное, как веретено, тело "Лайман альфы"... Объект 5С 16...
   Шар Вселенной мигнул, подернулся серой  дымкой,  вновь  прояснился.  Хенк
увидел  "Лайман  альфу",  снабженную  рогом  Преобразователя,   и   себя   -
грандиозное пылевое облако, медленно вращающееся в пространстве.
   - Шу! - закричал он. - Выдели в. отдельную серию маршрут в зоне 5С 16!
   Шу не ответила.
   - Шу! - закричал он. - Где запись маршрута через зону 5С 16?
   Шу не ответила.
   - Шу! - он даже привстал. - Где запись случившегося в зоне 5С 16?
   На этот раз он услышал ответ:
   - Запись маршрута через зону 5С 16 блокирована.  Требуемая  тобой  запись
подлежит просмотру лишь на Земле.
   - Кто заблокировал запись? - он уже не сдерживал себя. - Кто?
   - Это сделала я. Шу.
   - Но почему?!
   - Требуемая тобой  запись  подлежит  просмотру  лишь  на  Земле,  -  тупо
повторила Шу.
   - Но что в этой записи? Я хочу знать!
   - Это невозможно, - тупо повторила Шу. - Боль...
   Хенк сжался.
   Мгновенное, неясное,  почти  без  памяти  ощущение,  краткое,  как  удар,
ослепило его. Он не  знал,  что  это,  он  чувствовал  мертвый  ужас.  Боль,
пронзительная, рвущая, пронизала его  насквозь,  он  скорчился  в  кресле  и
закричал, хватаясь скрюченными пальцами за подлокотники.
   Это длилось долю секунды, не больше. Но хватило и такой доли - Хенк лежал
в кресле.
   Он уже не хотел знать - что с ним случилось в зоне объекта  5С  16.  Даже
мимолетный  намек  на  воспоминание,  на  тень  воспоминания  нес  с   собой
непереносимую волну чудовищного, мертвого ужаса. Уронив руки, обессиленный и
разбитый, Хенк уснул...





 
 
Страница сгенерировалась за 0.0447 сек.