Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Научно-фантастическая литература

Геннадий ПРАШКЕВИЧ - КОСТРЫ МИРОВ

Скачать Геннадий ПРАШКЕВИЧ - КОСТРЫ МИРОВ

    13.
   Но это был не сон, скорее краткое забытье. Вывел Хенка из забытья кашель.
Он медленно обернулся и увидел Петра Челышева.
   - Вы все видели, Петр?
   Челышев не выразил никакого сочувствия.
   - Да.
   - Тем лучше. Не надо ничего пересказывать.
   - Что ты намерен делать?
   - Добиваться выхода к Земле...
   - А тебя не тянет в мир протозид?
   - Не знаю... Нет... Наверное, нет... -  вяло  ответил  Хенк  и  запоздало
удивился: - Вы позволите мне уйти к квазару Шансон?
   Челышев жестко впился в Хенка холодными голубыми глазами:
   - Тебе незачем уходить к квазару  Шансон,  Хенк.  Конечно,  протозид  там
сейчас полно, мы их еще не остановили, но мы могли бы устроить тебе  встречу
с ними поближе...
   - Вот как?
   - Не хитри, Хенк! Ты знаешь, о чем я говорю.
   - С меня хватит загадок, Петр. Объясните.
   - А тот протозид, Хенк? - Челышев не сводил с  него  мгновенно  выцветших
глаз. - Тот одиночный протозид, Хенк?.. Ведь ты его не убил. Преобразователь
не убивает, правда? Ты просто  преобразовал  протозида,  придал  ему  другую
форму. Тот одиночный протозид и сейчас жив, неважно, что  он  выглядит,  как
пылевое облако. Ведь когда-то и  ты,  Хенк,  бывал  таким...  Почему  ты  не
уничтожил протозида?
   - "Каждое  разумное  существо  должно  обладать  всеми  правами  и  всеми
свободами,   провозглашенными   настоящим   Сводом...    -    беспристрастно
процитировал Хенк. - Каждое разумное  существо  имеет  право  на  жизнь,  на
свободу и на личную неприкосновенность. Никакое разумное существо не  должно
подвергаться насилию или жестоким,  унижающим  его  достоинство  наказаниям.
Каждое разумное существо, где бы оно ни находилось, имеет право на признание
его правосубъектности..." Протозид - разумное существо, Петр.  Кому  как  не
вам, Охотнику, помнить о Своде?
   - Разумное? - глаза Челышева заблестели. -  Но  каковы  его  устремления?
Каковы его идеалы? Какова его жизненная цель?  Есть  ли  у  него  интерес  к
звездам, к планетам, к межзвездной жизни, наконец? Почему он не ищет связи с
соседями? Почему его влечет к самоубийству, не взирая  на  опасность  такого
акта для его действительно разумных соседей? Ты  же  сам  писал,  Хенк,  что
вместе с  цивилизацией  приходит  осознанное  желание  оставить  память  для
будущего! А протозиды? Что они оставят после  себя?  Море  огня,  в  котором
погибнет  несколько  звездных  рас?  А  может   быть,   вообще   разрушенную
Вселенную?
   - Ну-ну, Петр... Вселенная - это такая большая штука, что  ее  не  так-то
просто разрушить...
   - Надеюсь...-  Взгляд  Челышева  не  стал  мягче.  -  Но  Крайний  сектор
практически обречен.
   - Я не уверен, Петр, в правомерности проведения таких акций, как Охота. В
конце концов есть какое-то время.
   - У землян - да! - перебил его Челышев. -  Но  не  у  Цветочников,  не  у
Арианцев, не у океана Бюрге!
   - Вы сослались на мою давнюю  статью,  Петр.  Означает  ли  это,  что  вы
получили ответ с Земли?
   - Да, Хенк, - Челышев помолчал. - Но боюсь, ответ этот тебя не устроит...
Тот Хенк, чьим именем ты назвался, умер на Земле примерно  двести  пятьдесят
лет назад по земному отсчету.
   - Что же вас удивляет? - Хенку нелегко было говорить  о  себе  в  прошлом
времени, но он справился с этим чувством. - Все естественны.  Я  вернулся  с
Симмы в свое время. Я жил. Я умер. Все смертны,  Петр.  Бессмертия  пока  не
нашли.
   - Тот Хенк, чьим именем ты назвался, - сухо возразил Челышев,  -  никогда
не выходил за пределы Внутренней зоны.
   Сознание Хенка странно раздваивалось:
   - Но ведь я помню себя, помню брата! Помню свое детство, свои полеты,  ту
статью. В ней было больше догадок, чем фактов, но к этим  догадкам  приложил
руки я!
   Челышев промолчал.
   - Я - это я, Петр! - голос Хенка сорвался. Он сам чувствовал:  его  слова
не убедительны. Но других не находил. - Я - это я!
   - Но ты не выполнил приказ Охотников, Хенк. Ты не уничтожил опасного  для
нас протозида. Шрамы на твоем теле говорят о смертельном ранении, но ты жив.
Твоя "Лайман альфа" снабжена Преобразователем, таких нет ни на одном корабле
Межзвездного сообщества. Ты свободно ориентируешься  в  биографии  человека,
который давным-давно умер, и умер не в Крайнем секторе, а на Земле. В  твоей
памяти зияют  необъяснимые  провалы.  Наконец,  твой  собственный  компьютер
отказывает тебе в выдаче твоих же собственных материалов. Почему?
   - А О смысле жизни вы ничего не хотите узнать, Петр?
   - До этого мы дойдем сами. Но вот узнать -  кто  ты,  я  хотел  бы  прямо
сейчас.
   Хенк усмехнулся:
   - Я тоже.
   И предупредил:
   - Вам опять придется связываться с Землей.
   - Что на этот раз? - Челышев держался безукоризненно. -  Тахионную  связь
мы держим через Цветочников. Ты недешево обходишься Земле, Хенк.
   - Я бы хотел знать имена и судьбы  всех  пилотов,  работавших  в  Крайнем
секторе в пределах последних трехсот лет.
   - Это несложно. На это я могу ответить тебе без запроса. Экипаж "Гемина",
давно вернувшийся на Землю, и пилот, звездный  разведчик  Роули.  -  Челышев
помолчал, жестко добавил:  -  Родной  брат  Хенка...  Тебя  ведь  интересуют
земляне?
   Хенк кивнул:
   - Да... Но "Гемин" отпадает... Роули тоже...
   - Я изучил все приложения к своду, Хенк. Роули признан  погибшим,  экипаж
"Гемина" расквартирован на Земле. Ты никогда не выходил в  нетипичную  зону,
тебя никогда не было и сейчас не может быть в нашем секторе...  Кто  же  ты,
Хенк? Может, вспомнишь?
   - Объект 5С 16... - начал Хенк, но его прервал ровный, донесшийся  сверху
голос:
   - Говорит Шу. Запретная тема!
   Челышев вздрогнул.
   Шрам на лбу  Хенка  неестественно  побагровел,  налился  кровью,  так  же
неестественно побледнели губы. Невидимая страшная сила терзала, рвала  Хенка
изнутри. Но на этот раз он справился. Он даже улыбнулся:
   - Вы поставили передо мной столько вопросов, Петр, что я, пожалуй, не все
запомнил.
   - Я запомнила, - бесстрастно сообщила Шу.
   - Не будь я человеком, - хмыкнул Челышев, - я не посчитал бы унизительным
оказаться функциональным органом такой штуки, как Шу.
   - Но что мне делать с вашими вопросами, Петр?
   - Задай их протозиду! Другого выхода у нас нет.
   - Протозиду? После того, что мы с ним сделали?.. Я не могу сразу  сказать
да, Петр.
   - Мои Инфор связан с твоим. Придешь к решению, сообщи. И помни: времени у
нас почти нет. - Челышев встал, сухо добавил: - Разгуливать  по  станции  не
советую. Мы  уже  объявили  о  нашествии  протозид.  Кое-кто,  прежде  всего
Арианцы, считают тебя оборотнем.
   - А Ханс? - вдруг вспомнил Хенк. - Как чувствует себя Ханс?
   - Думаю, не лучшим образом.
   - Что ж, он-то заслужил это, - Хенк вспомнил прогнозы бармена. - Пусть не
целуется с кем попало!





 
 
Страница сгенерировалась за 0.0433 сек.