Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Научно-фантастическая литература

Геннадий ПРАШКЕВИЧ - КОСТРЫ МИРОВ

Скачать Геннадий ПРАШКЕВИЧ - КОСТРЫ МИРОВ

    16.
   Хенк не хотел запираться в своей комнате, но и металлические заросли  ему
надоели.
   Он выбрал третий вариант - бар.
   Арианцы, как  всегда,  остались  на  высоте.  Увидев  Хенка,  они  дружно
поднялись и молча удалились из бара.  При  всем  унынии,  написанном  на  их
слишком  правильных  псевдолицах,  им  нельзя  было  отказать  в   гордости.
Красноречивый  жест  Арианцев  прекрасно  вписался  в  заснеженную  панораму
полярных льдов, медленно разворачивающихся на голубом течении антарктической
бухты. Далекие призрачные массы дышали тоской и  холодом.  Такой  же  тоской
дохнуло  на  Хенка  от  уходящих  Арианцев.  Тоска.  Льды.  Холод...  Унылые
родственники Цветочников не хотели простить Хенку ни одного из  его  прошлых
или будущих прегрешений.
   "А ведь они похожи на протозид!" - пришло ему в голову.
   Конечно, он имел в виду не внешнее сходство. Он,  кстати,  не  знал,  как
по-настоящему выглядят Арианцы. Кажется, что-то вроде рыб, толстых  красивых
рыб. Нечто столь  же  невинное,  как  темные  запятые  протозид,  равнодушно
пожирающие пыль Космоса.
   Люке у стойки, Ханс у климатизатора - оба они демонстративно не  замечали
Хенка. Но над стойкой возвышался красавчик Хархад, и он сразу ткнул  длинным
пальцем в высокий табурет:
   - Это место свободно.
   Рядом было двадцать таких же, но Хархад ткнул именно в  это  -  оно  было
ближе к нему.
   - Люке! - попросил Хенк. - Два титучая.
   - Твой счет заморожен, - сухо ответил  бармен.  -  Это  был  не  счет,  а
сплошная липа. Из-за тебя я влетел в убытки.
   - Подай нам титучай! - вмешался Хархад.
   Ханс старательно не замечал Хенка.
   - Интересно, - спросил Хенк. - Как выглядят Арианцы в  натуре?  -  и  сам
почувствовал двусмысленность вопроса.
   Впрочем, никто не собирался ему отвечать.  Бармен  машинально  встряхивал
миксер, Ханс копался в пульте климатизатора. Льды медленно таяли, уходили за
горизонт.  Вспыхнула  на  мгновение  панорама   большого   земного   города,
высветился дико участок неба, прожженный снизу взбесившимся пульсаром. Ханса
все это не устроило. Он крутил верньеры, пока в бар опять не хлынула  душная
волна тропического воздуха. "Ханс, наверное, с юга..." -  подумал  Хенк.  Но
джунгли, построенные воспаленным воображением лишившегося  работы  звездного
перегонщика, весьма отличались на сей раз от  тех,  в  жуткой  мгле  которых
совсем недавно блуждали несчастные заблудшие призраки. Нечто вроде  вросшего
в болото ананаса  подперло  стойку,  по  стене  разметались  рубчатые  ветви
кладофлебусов, а поперек бара, залитого лужами цветущей  рыжей  воды,  легла
гигантская  цикадоидея.  Она  рухнула  совсем  недавно:  толстый   ствол   с
конической почкой на вершине еще не потерял панциря  из  листовых  черешков,
плотно упакованных в лохмотья, весьма похожие на старый войлок.  На  дальнем
конце цикадоидеи,  в  сплетении  мощных  уродливых  корней,  хищно  затаился
полутораметровый мозопс, с коротких лап до бронированной  головы  заляпанный
сырыми лишайниками.
   - Убрал бы эту тварь, Ханс, - раздраженно покосился бармен.
   Ханс не ответил.
   - Тебе  следовало  бы  подучить  геологическую  историю  Земли,  Ханс,  -
посоветовал Хенк. - Сплошная эклетика! Ты  смешал  вместе  несколько  разных
эпох.
   Что бы ни произнес Хенк, все звучало двусмысленно.  Лишь  мозопс  хриплым
дыханием одобрил его совет.
   - Минут через двадцать, - сообщил Хархад, - твоя Шу получит расчеты...
   - Я бы предпочел получить собственный курсопрокладчик и звездные карты.
   - Ишь, какой мудрый со звезд! - очнулся вдруг Ханс. - Потянуло к друзьям?
К этим безмозглым тварям?
   Он, конечно, имел в виду протозид.
   - Друзья всегда друзья, Ханс, - Хенк не думал отмалчиваться. - Я  горжусь
своими друзьями, как бы они ни выглядели.
   - Протозидами! - это прозвучало, как ругательство.
   - Что вы делаете на Симме, Ханс? Почему не вернетесь домой?
   Ханс презрительно  рассмеялся.  Он  не  собирался  вступать  в  беседу  с
обероном-иксом. Он, Ханс, мог комментировать слова оберона,  он  мог  язвить
над обероном, но вступать с ним в беседу, отвечать на его вопросы... нет!
   - Ханс! - негромко, но официально заметил Хархад. - Что бы  на  Симме  ни
происходило, Хенк - наш гость.
   Но и это прозвучало двусмысленно.
   Как заведенный, чавкал, возился в корнях мозопс. Грязные капли  плюхались
в воду, мозопс судорожно зевнул.
   - Омерзителен! - сказал Ханс, не глядя на мозопса. - Он  омерзителен!  Но
он наш! Он с Земли! Он дышал нашим воздухом, ползал по нашим болотам...
   - Вы действительно испытываете ко мне отвращение, Ханс?
   Ханс резко вскочил, и Хархад поднял, голову, готовый вмешаться.
   - Я бы мог убить тебя, псевдо-Хенк! -  выдохнул  Ханс.  -  Ты  ждешь,  ты
вслушиваешься, ты пытаешься вызвать нас на откровенность,  а  где-то  рядом,
благодаря твоим друзьям, три древних цивилизации уже поют отходную! Ты более
чужд нам, чем эта тварь! - он ткнул кулаком в сторону мгновенно затаившегося
мозопса. - Зачем ты пришел к нам? Кто тебя звал? Зачем ты натянул на себя не
свое тело?
   - Если любовь к своему, Ханс, предполагает ненависть ко всему  чужому,  я
предпочту остаться чужим.
   - Заткнись! - заорал Ханс. - Космос берет людей, мы к этому привыкли.  Но
зачем он одаривает нас псевдолюдьми? Когда я впервые погнал пылевые облака в
район твоих тварей, мой брат мне сказал: "Зачем тебе это? Пусть они сдохнут,
эти твои первичники! Они же чужие! Им на все наплевать! Они  никогда  никому
не помогли, им все равно - кто ты. Ни одно разумное существо не  полезет  по
своей воле к Стене, а они только там и  вертятся!  Это  же  дохлая  зона!  -
сказал мне брат. - Там все давно вымерло от радиации, холода, гравитационных
флуктуаций и пустоты! В таком дохлом месте даже они долго не продержатся!.."
И он был прав, мой брат. Было ошибкой прикармливать тех, кто несет  с  собой
только смерть!
   "Первичники... Дохлый сектор... Ни одно разумное существо не  полезет  по
своей воле к Стене..."
   Хенк чувствовал: он на краю разгадки.
   "Первичники... Дохлый сектор..."
   Хенк улыбнулся и посмотрел прямо в глаза сразу оторопевшему Хансу.
   - Уверен, Ханс, - повторил он слова Челышева, - придет время,  и  ты  сам
захочешь пожать мне руку.
   - Не руку! - пришел в себя Ханс. - Не руку! - с  омерзением  поправил  он
Хенка. - Конечность! Какую-нибудь псевдоподию!
   "Первичники... Дохлый сектор..." - Хенк не слышал Ханса. Хенк встал.
   Он не напомнил Люке о шляпе. Он сам  найдет  Шу  шляпу  -  на  Земле.  Он
торопился к Шу. Она его поймет! Хенка обжигала догадка.
   Бармен только что приготовил напиток и толкнул высокий бокал к Хенку. Лед
в бокале мелко, жалобно зазвенел. Настоящий прозрачный лед, не  какая-нибудь
подделка. Такое ценится во все времена. Как бы Люке не  относился  к  Хенку,
прежде всего он был профессионал и дело свое делал честно.
   Он быстро шагая к выходу,  расплескивая  башмаками  рыжую  доисторическую
лужу. Он боялся упустить кончик нити, случайно подброшенный ему Хансом.





 
 
Страница сгенерировалась за 0.1542 сек.