Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Научно-фантастическая литература

Геннадий ПРАШКЕВИЧ - КОСТРЫ МИРОВ

Скачать Геннадий ПРАШКЕВИЧ - КОСТРЫ МИРОВ

    20.
   Хенк никогда не задумывался о той свободе, какую он имел  до  возвращения
на Симму. Но сейчас, готовясь к  выходу  в  открытое  пространство,  сидя  в
тесной  шлюзовой  камере,  он  вдруг  ощутил  странную  неловкость.  Он  был
фантастически свободен. Он был слишком свободен. Он не зависел ни от кого  и
ни от чего. Он мог в течение  нескольких  секунд  покинуть  Крайний  сектор,
затеряться среди звезд, забыть о протозидах  и  Арианцах...  Но  что-то  ему
мешало.
   Он внимательно прислушивался к своим ощущениям. Он  чувствовал  -  в  нем
что-то происходит. В любой момент он готов был оказаться лицом к лицу с тем,
кто в  нем  находился,  и  когда  зашипели  насосы  Преобразователя,  он  на
мгновение, всего лишь на мгновение, но ощутил мертвый ужас, уже когда-то  им
испытанный.
   Свет заметно потускнел.
   А может, это потускнело сознание, потому что уже не человеческое тело,  а
вихрь пылевой тучи выбрасывался в пространство через  чудовищно  распахнутые
шлюзы "Лайман альфы", обращенной к слепящему мареву квазара Шансон.
   Он чувствовал удары звездного ветра. Он жадно  впитывал  в  себя  жесткое
излучение. Он мощно разбросал пылевые крылья на добрый десяток световых лет.
Он мягко и хищно обволакивал спящего протозида.
   "А может быть, это я и есть? - подумал он. - Истинный  я...  Может  быть,
это я возвращаюсь в свое истинное тело?.."
   И услышал ответ Шу: "Нет!"
   Шу ни на секунду не теряла его. Она, как всегда, была  рядом.  Он  слышал
Шу, он мог ответить ей. Для этого ему не нужны были ни голосовые связки,  ни
электромагнитные  излучатели.  Он  сам  был  таким  излучателем  и  сам  был
излучением.
   Со скоростью,  близкой  к  световой,  он  вошел  в  облако  протозида,  и
гигантская пылевая буря надолго заволокла огромный участок пространства.
   Он был протозидом.
   Чувства  протозид  медлительно  плывущих  к  квазару  Шансон   были   его
чувствами. Он ощущал нетерпение, снедавшее  протозид,  он  сам  торопился  к
квазару Шансон - сгореть в его костре, но начать все сначала! Он видел  всех
и вся. Ему не требовалось никаких Инфоров, никаких кристаллов памяти -  все,
что хранилось в памяти протозид, было его памятью. Он легко отбирал  нужное.
Он видел объект 5С  16,  он  видел  тела  протозид,  низвергающиеся  на  его
поверхность. И он видел, он понимал ошибку, совершенную протозидами, - им не
хватило массы, чтобы коллапсировать 5С 16, превратить этот объект  в  черную
дыру, выпасть из пространства,  где  им  вольно  или  невольно  мешали  все:
земляне, Арианцы, Цветочники, океан  Бюрге.  Он  видел  -  они  хотят  огня.
Протозиды не хотели медленного угасания, они были полны воспоминаний о морях
раскаленной плазмы, о мощи и силе, присущей им в илеме.  Квазар  Шансон  был
очередной попыткой. Он видел - протозиды устали от  ошибок.  Они  не  хотели
больше ошибаться. Они берегли каждое свое тело, они замкнулись на себе и  не
откликались на голоса, подаваемые извне. Им никто не мог помочь. Только  они
сами.
   "А я? Кто - я?.." - сознание Хенка опять раздваивалось.
   Протозид?
   Возможно, но лишь в той степени, чтобы увидеть их крестный ход к  квазару
Шансон и осмыслить цель этого хода.
   Человек?
   Возможно, но лишь в той  степени,  чтобы  ощутить  ответственность  перед
цивилизациями Межзвездного сообщества.
   Ему, Хенку, было этого мало.
   Он искал, он жадно рылся  в  памяти  спящего  протозида,  он  лихорадочно
отбрасывал в сторону то, ради  чего  странствовал  в  Космосе  столько  лет.
История расы, ее структура, ее генезис  -  в  сторону!  Все  в  сторону!  Он
торопился. Он вел гнусный обыск спящего протозида на глазах  всех  остальных
протозид, ибо он, Хенк, был сейчас протозидом и был столь же открыт им,  как
они ему.
   Он искал. Он рылся в  искривлениях  пространства-времени.  Он  попадал  в
область испорченного пространства. Он входил в мир, где заряд электрона  был
изменен  в  три  раза.  Он  касался  воды,  которая  при  любой  температуре
оставалась твердой. Он рылся в чужой памяти,  презираемый  и  отвергнутый  и
протозидами, и людьми. Он знал: если его  поиск  закончится  неудачей,  ему,
Хенку, нельзя будет вернуться...
   Куда?
   Он не знал. Он искал. Он торопился.  Он  хотел  знать:  что  случилось  у
объекта 5С 16, что там случилось  в  тот  момент,  когда  поблизости  прошел
корабль Хенка?
   Серебристое веретено!
   Он увидел "Лайман альфу" внезапно, и он не боялся боли, потому что сейчас
он был протозидом.
   Он напряг внимание.
   "Лайман альфа"... Да, это был его корабль. Но пилот в кресле  штурманской
обсерватории не походил на него, Хенка, и  еще  -  над  "Лайман  альфой"  не
торчал рог Преобразователя!
   Хенк видел: пилот в кресле не знает  о  близкой  опасности.  Но  об  этой
опасности знал плывущий неподалеку протозид.
   Хенк мучительно всматривался в память протозида. Шу читала пилоту  книгу.
Она читала ему о мерцании звезд. О том, как это мучило Хенка в детстве.  Она
читала о комете, открытой  Хенком  в  юности.  Хвост  кометы  растянулся  на
полнеба и был просто светлым, но в  долгих  счастливых  снах  казался  Хенку
цветным... Шу пересказывала  пилоту  мысли  Хенка  о  нетипичной  зоне.  Она
вспоминала о розах, выращенных им, Хенком, в одном из самых  северных  садов
Земли...
   Хенк догадался. Хенк понял.
   Роули!
   Это был не он, не Хенк, это был его брат, звездный разведчик Роули!
   За несколько секунд до взрыва объекта 5С 16 верная Шу читала Роули  книгу
его брата Хенка.
   Он, Хенк, сам подарил эту книгу Роули...
   "Роули, - повторил он, будто привыкая к этому имени. - Роули! -  повторил
он, словно боясь забыть это имя. - Хенк, то есть я, никогда  не  выходил  за
пределы Внутренней зоны. Хенк, то есть я, жил и умер на Земле.  Но  звездный
разведчик Роули помнил Хенка, любил Хенка, беседовал  с  Хенком,  читал  его
книгу, помнил о его розах. Хенк был и оставался  для  Роули  самым  близким,
самым открытым человеком, за секунду до взрыва 5С 16 мысли Роули были  полны
им, Хенком, его, Хенка, размышлениями, и, спасая искалеченное тело звездного
разведчика, протозиды начинили его вновь воскресший мозг памятью и сознанием
Хенка - всем тем, за что они успели ухватиться. Будучи  единым  коллективным
организмом, протозиды не смогли, не умели понять,  что  между  ним,  Хенком,
землянином, оставшимся на  Земле,  и  звездным  пилотом  Роули,  землянином,
путешествующим меж звезд, есть некая разница..."
   А значит, он, нынешний Хенк, несмотря на его воспоминания, вовсе не Хенк.
Он - Роули! Он - звездный разведчик Роули! Протозид, спасая пилота,  начинил
его мозг сознанием и памятью  Хенка.  Он,  протозид,  не  видел  между  ними
принципиальной разницы...
   Хенк быв счастлив.
   Теперь он знал: он - человек! Теперь он знал: протозиды не убийцы. Теперь
он знал: взрыв квазара Шансон, если в  дело  опять  не  вмешаются  Охотники,
никому не опасен. Массы скапливающихся протозид хватит как раз на то,  чтобы
квазар Шансон провалился в черную дыру. Надо лишь вовремя  вернуть  к  жизни
усыпленного протозида.  Коллапсировав,  квазар  Шансон  начнет  расширяться,
подобно всплывающему пузырю, но уже в  другом,  совершенно  ином  мире.  Для
него, Хенка, для обитателей Симмы, для  Охотников,  прибывших  в  нетипичную
зону, квазар Шансон просто исчезнет, зато для протозид откроется иной, столь
необходимый для них мир. Всплыв в  этой  иной  Вселенной,  протозиды  увидят
бесконечно большое фиолетовое смещение. Постепенно оно  начнет  уменьшаться,
сходить к нулю, и они, протозиды, увидят всю прошлую  историю  своей  новой,
наконец-то обретенной родины. И они, протозиды, уже ничем не будут  угрожать
землянам. Цветочники, Арианцы,  океан  Бюрге  смогут  облегченно  вздохнуть,
память  о  протозидах  останется  лишь  в  их  мифах  да  в  записях  Хенка,
блокированных в памяти Шу.
   Хенк был счастлив.
   У него двадцать пять часов. Разбудить протозида он  сможет  за  два.  Еще
тринадцать нужны протозиду, чтобы нагнать столь нуждающуюся в нем,  уходящую
к квазару Шансон расу. При самом худшем раскладе у Хенка оставался кое-какой
резерв. Он сможет остановить корабли Арианцев, если они придут до срока.
   - Шу! - приказал он. - Можешь вернуть меня на борт.





 
 
Страница сгенерировалась за 0.1083 сек.