Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Научно-фантастическая литература

Геннадий ПРАШКЕВИЧ - КОСТРЫ МИРОВ

Скачать Геннадий ПРАШКЕВИЧ - КОСТРЫ МИРОВ

    6.
   Хенк знал об Охотниках. Весьма  высококвалифицированные  специалисты.  Их
готовили в специальной закрытой школе... Он, Хенк, ни разу не  встречался  с
Охотниками, но много слышал о них. Слышал, например, об Охотниках с  системы
Гинапс. Они потеряли треть сотрудников, но сумели предотвратить столкновение
двух  воинственных  подрас  Гинапса,  найдя  приемлемые  для   них   условия
переговоров.
   Чем  же  мог  помешать  землянам   одиночный   гравитационный   организм,
равнодушно дрейфующий в разреженном пространстве нетипичной  зоны?  Хенк  не
мог не верить Петру  Челышеву  и  его  коллеге.  Оба  являлись  сотрудниками
звездного Патруля и, конечно, получили приказ с Земли. Каждый такой  приказ,
как правило, обсуждается всеми заинтересованными звездными  расами,  и  если
дело  доходит  до  его  исполнения,  он  наверняка  обсужден  и   исследован
стопроцентно, а значит,  должен  быть  выполнен.  Он,  Хенк,  обязан  верить
Охотникам, но все в нем протестовало. Истребители  звезд?..  Возможно...  Но
сейчас в районе квазара Шансон дрейфовал лишь одиночный организм. Нанеси они
вред протозиду, это сразу станет известно всей их многочисленной  расе,  ибо
каждый одиночный протозид часть единого коллективного организма...
   Хенк механически следовал за Охотниками. Он не видел смысла в предстоящей
Охоте, но должен был выполнять приказ. Он - землянин!
   Огромный  корпус  "Лайман  альфы"  столбом  возвышался  над  космодромом;
щелкнули замки, шипя выдвинулся дежурный пандус.
   - Привет, Шу! - сказал Хенк, проверяя шлюзы. - Как у тебя?
   - Работаю над расчетом.
   Охотники невольно задрали головы: голос Шу шел сверху.
   - Переключись на бортовую аппаратуру, -  хмуро  приказал  Хенк.  -  Через
двадцать минут стартуем.
   - Курс - Земля? - голос Шу изменился. - Ты получил разрешение?
   - Нет... - сказал Хенк. - Нет... - И прежде чем  бросить  карту  курса  в
щель Расчетчика взглянул на Челышева.
   Челышев медленно покачал головой:
   - Ничего не могу сделать, Хенк. Мы прибыли на Симму за  сутки  до  твоего
появления. Приказ есть приказ, нас не всегда знакомят  с  подробностями.  Мы
ожидали новостей с сегодняшней почтовой ракетой, но ты видел -  она  еще  не
пришла... Ничего не могу утверждать  определенно,  однако  в  нашем  секторе
что-то случилось. Мы не знаем, в чем вина этого одиночного протозида,  лично
мне нет до него дела. Но  у  нас  есть  приказ  -  уничтожить  его.  Другими
словами: Межзвездное сообщество  посчитало  присутствие  этого  протозида  в
нашем секторе потенциально опасным. Может быть, крайне опасным. Возможно,  к
нашему возвращению на Симму придут необходимые пояснения. Но они могут и  не
придти, Хенк. Мы всего лишь исполнители.
   Хенк усмехнулся.  Он  сидел  у  дальномера.  "Лайман  альфа"  стартовала,
ослепив космодром Симмы мгновенной, тут же рассеявшейся вспышкой. Они шли  в
открытом  пространстве,  и  на  правом   экране,   почти   не   сдерживаемое
светофильтрами, яростно разметалось пламя квазара Шансон...
   Прошло семь минут, и гравилокаторы засекли протозида.  Ещ„  через  десять
минут  Хенк  увидел  его  на  экране  -  крошечная  запятая,   действительно
крошечная, чуть побольше его корабля, но с массой,  приближающейся  к  массе
нормальной планеты. "Лайман альфа" вполне могла совершить  посадку  на  тело
протозида. Крошечная запятая, такая невинная на фоне редких звезд...
   Хенк знал: протозид их видит.  Это  означало,  что  корабль  Хенка  видят
сейчас все протозиды, все до одного, где бы они ни  находились.  Разве  руки
Хенка не знали бы об опасности, попади в капкан его ноги?
   - Один протозид не опасен, - сказал Хенк. И уточнил: -  Ни  для  кого  не
опасен. Мы совершаем ошибку... Кто дал нам право отнимать жизнь  у  другого,
не родственного нам существа?
   - Межзвездное сообщество, - сухо ответил Челышев.  -  Оно  существует  не
первый год, и я никогда не слышал о его ошибках.
   Тяжелое молчание залило штурманскую обсерваторию "Лайман альфы".
   Случайные звезды, входя в поле обзора,  слепили  глаза,  -  Хенк  тут  же
стирал их разрядчиком. Теперь уже на  всех  экранах  отчетливо  определилась
массивная запятая протозида. Протозид плыл  в  пространстве,  одинокий,  как
Космос. С невольной завистью  Хенк  ощутил,  как  жгут  эту  темную  запятую
бешеные лучи квазара, как мощно всасывает в себя  каждую  случайную  пылинку
этот разумный, но замкнутый на себе организм. Кто они - протозиды? Чего  они
хотят? Что манит их к звездам? Почему он, Хенк, землянин, не может думать  о
них, как о чужих?.. У Хенка закружилась голова,  колющая  боль  ударила  под
лопатку. Он пытался вспомнить,  он  почти  вспомнил...  Что?..  Он  чуть  не
вскрикнул - боль, острая, режущая боль заставила его вжаться в кресло.
   Ладно... Он вспомнит...
   Хенк искал выход. Хенк не хотел беды протозиду. Он верил, что и  протозид
никому не хочет беды.  То,  что  он  идет  к  квазару  Шансон,  не  означает
угрозы... Хенк не хотел, чтобы этот протозид был убит, он искал  возможность
передать свою мысль протозиду.
   - Пристегнитесь, - приказал он Челышеву и Хархаду, пересаживаясь в кресло
дистанционного Преобразователя. И постучал пальцем по микрофону.
   - Я готова, - не сразу, но откликнулась  Шу.  Казалось,  она  чувствовала
состояние Хенка. Или ее смущали  гости?  Это  были  первые  гости  на  борту
"Лайман альфы"... Хенк старался не думать об этом. Он  тронул  ногой  педаль
дальномера, и протозид сразу приблизился, занял собой почти весь экран.
   -  Три  градуса...  Четыре  градуса...  Пять  градусов...  -   размеренно
отсчитывала Шу.
   Хенк развел сферу охвата, и силуэт  протозида  полностью  вошел  в  круг,
вычерченный  локаторами  Преобразователя.  Координатная  сеть  туго   оплела
массивную запятую - осталось нажать на рычаг разрядника.
   Хенк медлил.
   Была надежда: протозид поймет, протозид сместит себя в иное пространство.
Он это мог... Но протозид оставался немым и ко всему равнодушным.  Он  видел
"Лайман альфу", но не испытывал к ней никакого интереса.
   - Почему ты тянешь? - не выдержал Петр Челышев. -  Почему  генераторы  не
переключены на гравитационную пушку?
   - На борту "Лайман альфы" нет пушек...
   - Вообще? - удивился Челышев.
   Хенк усмехнулся. Он вовремя  вспомнил  древнее  слово.  Он  произнес  его
вслух:
   - Я не пират. Мне не нужны пушки.
   - Как же ты собираешься воздействовать?..
   -  Для  хода  на  досветовых   скоростях   "Лайман   альфа"   оборудована
противометеорной защитой.
   - Ты говоришь не очень уверенно...
   - Мне не по душе ваш приказ.
   - Приказ Земли! - упрямо поправил Челышев.
   - Пусть так, но мне он не по душе.
   Хенк солгал Челышеву и Хархаду.
   На борту "Лайман альфы" не было гравитационных пушек, но не  было  на  ее
борту и противометеорной защиты. На "Лайман альфе" стоял Преобразователь. Не
стандартная машина Конечных станций, умеющая Арианца или  обитателя  Гинапса
одеть в квазичеловеческую плоть, а  мощный  прибор,  рассчитанный  на  любую
форму. Хенк радовался, что не успел зарегистрировать Преобразователь. Сейчас
это было ему на руку. Он нашел выход.
   - Пора! - требовал Челышев.
   И Хенк понял - пора, и нажал на рычаг разрядника.
   Они не отрывали глаз от экрана.
   Но ничего не произошло.
   Протозид, темный и  равнодушный,  висел  в  тугой  координатной  сети  и,
казалось, так ничего и не почувствовал. Но так лишь казалось. Хенк знал, что
пусть на долю секунды, на крошечную, ничтожную долю секунды,  но  даже  этот
ничего не чувствующий организм содрогнулся от боли и ужаса разрушения, и эти
боль и ужас разрушения ("преобразования" - поправил себя Хенк) на ту же долю
секунды испытал  каждый  другой  протозид,  как  бы  далеко  он  от  них  ни
находился.
   "Они знают, что это сделал я", - ужаснулся Хенк.
   Протозид исчез.
   На его месте, разматываясь, как смерч, вверх и  вниз  от  "Лайман  альфы"
расплывалась гигантская пылевая туча,  черный  шлейф,  перекрывший  мерцание
редких звезд, траурный свиток, развернутый его, Хенка, руками.
   - Дельная работа! - одобрил Челышев. - Протозид развалился на атомы.
   - Что дальше? - сухо спросил Хенк.
   - Дальше - Симма, - с облегчением вздохнул Челышев. -  У  тебя  есть  еще
двое суток, Хенк. Посети Аквариум, посмотри оффиухца, заходи к нам. В  наших
комнатах все, как на Земле. Когда работа  закончена,  нам  ничто  не  должно
напоминать о ней.
   - Я бы тоже не хотел о ней помнить...
   - Ну, ну, Хенк. Мы делаем  общее  и  нужное  дело.  Погоди,  ты  еще  сам
захочешь пожать нам руки.
   Хенк не ответил.
   Он выключил экраны и передал управление Шу. Уже час он не слышал  от  нее
ни слова. Шу, конечно, могла сердиться, но только она сейчас понимала  -  он
обвел Охотников вокруг пальца. Они не догадывались  о  Преобразователе,  они
считали, что протозид разнесен на атомы. Это и было так, только каждый  атом
пылевой  тучи,  в  которую  превратился  протозид,  и  сейчас   был   строго
ориентирован. Со  стороны  протозид  выглядел  мертвой,  нейтральной  тучей,
бессмысленным облаком, застлавшим собой звезды, но это было не так, это было
живое облако. Медлительное и бесформенное, оно  продолжало  осознавать  себя
протозидом, и  Хенк  верил,  что  рано  или  поздно  сумеет  вернуть  его  в
первородный вид.
   Настроение Хенка медленно улучшалось.
   Он выполнил приказ Земли, он был землянин. Но он не уничтожил  протозида,
ибо чтил Свод, созданный для всех рас.





 
 
Страница сгенерировалась за 1.1149 сек.