Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Научно-фантастическая литература

Геннадий ПРАШКЕВИЧ - КОСТРЫ МИРОВ

Скачать Геннадий ПРАШКЕВИЧ - КОСТРЫ МИРОВ

   8.
   В Аквариуме Хенк занял отдельную ложу - ему не хотелось никому мешать. Но
почти сразу в соседней  ложе,  отделенной  от  него  практически  прозрачной
перегородкой, появилась целая семья - две женщины, трое мужчин  и  два  юных
отпрыска с  длинными  желтоватыми,  как  спелые  тыквы,  лицами.  По  унылым
взглядам и слишком уж гармоничным очертаниям Хенк  сразу  признал  Арианцев.
Потомки одной из самых агрессивных в прошлом рас,  те  никогда  не  скрывали
своего отвращения к Преобразователю - подарку Цветочников.
   Никого больше Хенк не видел. Это обрадовало его. Уже спокойнее он подумал
про завтра. Завтра он стартует  к  Земле,  на  Земле  можно  поднять  шум  -
рассеянному в пыль протозиду вернут его облик.
   Он вновь, в который уже раз, поймал себя на том, что думает о  протозиде,
как о близком  для  себя  существе.  Между  тем,  как  бы  ни  были  взаимно
дружелюбны те или иные цивилизации, представители их далеко не всегда  могли
разорвать завесу невольного отчуждения. Элемент чуждого, иного незримо витал
над людьми и квазилюдьми.
   Ладно - Хенк мысленно представил примерную  карту  курса.  До  5С  16  он
дойдет на тахионной тяге - на самую большую часть пути  падает  самое  малое
время; он увидел перед собой чудовищно длинную цепочку звезд,  свернувшуюся,
как легендарный змей, - созвездие Гидры. Это уже Внутренняя зона, но  именно
там, на одной из планет звезды Альфард,  ему  придется  потерять  почти  три
земных месяца - карантин, первичная обработка материалов...
   Яркий свет вспыхнул в центре Аквариума.
   Этот свет вздувался, рос  над  темным  полом  Аквариума,  как  гигантский
пузырь; это и был пузырь - силового поля. Минуты  через  две  он  занял  все
пространство Аквариума, и алые,  без  перепадов,  тона  медленно  перешли  в
оранжевые. Желтый, белый, наконец ослепительно голубой -  в  сознании  Хенка
зазвучал  цветовой   звездный   гимн   Рессела-Кнута,   давно   вошедший   в
опознавательную окраску кораблей Межзвездного сообщества.
   И этот свет становился все нежней, он расслаивался, в нем, не смешиваясь,
проплыли фиолетовые оттенки, зеленые мерные вспышки - бесконечный, как  мир,
рассвет над океаном Бюрге,  а  может  быть,  над  неведомой  Хенку  планетой
оффиухца...
   Хенк невольно привстал, от восторга ему  хотелось  зависнуть  в  воздухе,
прямо над креслом, но он тут же одернул себя: Арианцы явно обращали на  него
внимание. Похоже, он им не понравился,  как  не  понравился  бы  перегонщику
Хансу оквазичеловеченный протозид, появись он неожиданно в баре...
   А в силовом пузыре, заполненном нежным светом, уже металась смутная тень,
которая не могла быть только тенью; это, несомненно, было живое существо, и,
мельком обернувшись, Хенк увидел, что просветлели даже лица Арианцев.  Тень,
скользившая в глубине аквариума, напомнила, могла напомнить Арианцам  что-то
свое, пусть временно, но утерянное при переходе в квазичеловеческое тело.
   Хенк замер.
   На мгновение, как Арианцев, его захватила острая, пронзительная тоска. Он
опять был грандиозным облаком, звездный ветер гнал его бесформенное  тело  в
сторону от квазара Шансон, к Стене, во мрак, во тьму  -  в  ничто,  звездный
ветер рвал из него миллионы атомов, но он, счастливое пылевое  облако  Хенк,
тут же восполнял потерю за счет инертной межзвездной пыли...
   Оффиухец распался на широкий линейный спектр. Это не был  просто  спектр.
Хенк не один час провел над камерой спектрографа,  видел  линии  спектров  в
самых разнообразных сочетаниях, но сейчас перед ним  мерцал,  ширился  живой
спектр, сейчас он видел перед собой живое.
   Хенк восхищался оффиухцем. Он никогда не бывал на планете оффиухца, плохо
представлял, где она и какая, но знал, верил - она не из худших, как  вообще
не бывает в Космосе худших или лучших планет.
   Хенк был втянут в игру оффиухца, он обо всем забыл, он завис над креслом,
как сделал бы это в долгой и интересной беседе с Шу.
   Испуганное восклицание заставило его очнуться.
   Арианцы!
   Хенк сразу опустился в кресло. Он и завис-то над ним на какую-то секунду,
но завис, забылся, и Арианцы ошеломленно смотрели уже не на оффиухца,  а  на
него - Хенка.
   Испугались!
   Хенк молча проводил взглядом торопливо удаляющуюся семейку.
   Испугались... Чего они испугались?
   Сам он злился - на себя самого.
   Он дикарь. Он по уши набит звездными привычками. На взгляд со стороны эти
привычки, наверное, не так уж невинны.
   Он встал. Из игры он вышел. Оффиухец его уже не интересовал.  Хенк  хотел
одного - на Землю!





 
 
Страница сгенерировалась за 0.0596 сек.