Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Научно-фантастическая литература

Геннадий ПРАШКЕВИЧ - КОСТРЫ МИРОВ

Скачать Геннадий ПРАШКЕВИЧ - КОСТРЫ МИРОВ

    9.
   И вторая ночь на Симме оказалась для Хенка не легкой. Но все же он поспал
и утром в диспетчерскую явился отдохнувшим. "Челышеву легче, - думал  он.  -
Челышев силен уверенностью. Каждый его шаг  -  это  шаг  Земли.  Таким,  как
Челышев, я могу  быть  наедине  с  Шу  или...  на  Земле!  Там,  где  своими
поступками я управляю сам..."
   Диспетчер  ни  на  секунду  не  оторвал  глаз  от  экрана,   на   котором
стремительно сменяли друг друга нескончаемые ряды цифр, но  Челышев,  увидев
Хенка, сразу поднял  голову.  В  его  голубых  глазах  читалось  откровенное
недоумение.
   - Я пришел за картой, - сообщил Хенк.
   Диспетчер   незамедлительно   прошелся   пальцами   по   пульту.    Дверь
диспетчерской распахнулась, через  порог  тяжело  шагнул  коренастый  робот,
выполненный в типичной для  Симмы  квазичеловеческой  манере.  Мощные  плечи
робота увенчивала сферическая антенна,  что  еще  более  очеловечивало  его.
"Универсал, - оценил  робота  Хенк.  -  Таких  можно  использовать  в  любом
качестве - от мусорщика до личного секретаря..."
   Забыв  о  Хенке,  забыв  о  роботе,  диспетчер  и  Челышев   вновь,   как
зачарованные, уставились в ряд цифр, несущиеся  по  экрану  Расчетчика.  Они
стремительно  сменяли  друг  друга,  теряли  знаки,  взаимно   уничтожались,
являлись опять - бесконечная бессмысленная пляска, неожиданно  закончившаяся
нулем.
   Просто нулем!
   Хенк невольно удивился: как мог оказаться равным  нулю  столь  громоздкий
ряд цифр?
   Он сказал это вслух.
   - Нас это тоже интересует, - раздраженно ответил диспетчер. -  Однажды  я
слышал о чем-то подобном, но никогда не думал, что столкнусь с таким  сам...
Повторить, Петр?
   - Сколько можно! - Челышев хмуро отвернулся от экрана. Теперь он старался
не смотреть на Хенка, упорно отводил от него глаза. - Впрочем... Повтори!
   - Это имеет отношение к моей карте курса? - нетерпеливо спросил  Хенк.  И
предупредил: - Чем быстрее я  уйду  с  Симмы,  тем  приятнее  останутся  мои
воспоминания о ней.
   - Имеет! - жестко отрезал Челышев.
   Цифры неслись по экрану,  как  цветные  мелкие  гребешки  по  бесконечной
поверхности океана Бюрге. "Челышева можно понять, - подумал Хенк. -  Понятно
и раздражение диспетчера. Я ухожу, они остаются на Симме..." На секунду  ему
стало холодно: через час между ним и встретившимися на его пути людьми лягут
миллиарды световых лет. Такие цифры не оставляют надежд  на  новую  встречу.
Стартовать к Земле для Симмы - как умереть. И наоборот: через  какой-то  час
Челышев перестанет существовать для Хенка... Он медленно потер лоб,  отгоняя
эти мысли. "Надо успеть забежать в бар, ведь Люке обещал шляпу..."
   - Ну? - нетерпеливо переспросил он.. - Что там?..
   Хенк смотрел на взбесившиеся цифры, но Челышев понял его по-своему:
   - Ты о почте?
   - Пусть будет почта. Она опять опоздала?
   Челышев настороженно приподнял светлые брови:
   - Тебя, конечно, интересует тот протозид?
   - Надо говорить: одиночный... - вызывающе поправил Челышева Хенк.
   - Не так уж он одинок, как ты думаешь.
   - Да?
   Челышев усмехнулся. В его усмешке не было ничего  угрожающего,  но  Хенку
сразу стало не по себе. Впрочем, должное Челышеву он отдал  -  Петр  Челышев
умел быть кратким. Протозид, которого они приняли за  одиночного,  был  лишь
одним из многих  и  многих,  движущихся  к  квазару  Шансон.  По  сообщениям
Арианцев, именно так начинались вторжения протозид к звездам, избранным  ими
для уничтожения. Из сонных, ничем не  интересующихся  существ  протозиды  на
глазах превращались в мифических истребителей.
   - Эти данные подтверждены?
   - Разумеется.
   - Что же они означают? - Хенк все еще не хотел понимать.
   - Далеко не то, чего хотелось бы тебе, Хенк.
   Челышев замолчал. Он не смотрел на Хенка и не хотел помочь ему. Он хотел,
чтобы Хенк догадался сам.
   Хенк догадался.
   Даже одиночный протозид имел массу, вполне сравнимую с массой трех  таких
планет, как Симма; масса многих и  многих  протозид  соответствовала  массам
целых галактик. Подойди  хотя  бы  часть  протозид  к  квазару  Шансон,  это
немедленно вызвало бы чудовищный взрыв, в огне  которого  мог  утонуть  весь
Крайний сектор. Цветочники, Арианцы, океан Бюрге -  они  уже  сейчас  должны
были думать о спасении.  Древние  мифы  обитателей  нетипичной  зоны,  круто
замешанные на ненависти к протозидам, мгновенно  предстали  перед  Хенком  в
совершенно ином свете.
   - Но и это не все, Хенк, - медленно добавил Челышев. - Протозиды  обитают
не только в нашем секторе...
   "... и мгновенная связь для них не проблема! -  мысленно  закончил  фразу
Челышева. - Никто не может сказать: только  ли  квазар  Шансон  предназначен
протозидами к уничтожению? Они могут взорвать  пять,  десять,  сто  подобных
квазаров,  они  могут  выжечь  невероятные  пространства,  это  сразу  лишит
Межзвездное сообщество многих и многих разумных миров!"
   Хенк понял и ужаснулся.
   Ужаснулся не тому, что сразу, пусть пока всего лишь  мысленно,  принес  в
жертву будущему и Арианцев, и  Цветочников,  и  океан  Бюрге;  он  ужаснулся
собственной мелочности - обида на  Шу...  спор  с  Челышевым...  непонимание
приказов  Земли...  Он,  Хенк,  не  хотел  катастроф,  ему  хотелось  помочь
Челышеву.
   - Если опасность понята правильно, - медленно сказал он, -  можно  искать
контрмеры.
   - Мы ищем...
   - И это, конечно, уничтожение протозид?! - беспомощность Хенка  сменилась
внезапной яростью.
   - Если мы допустим протозид к квазару, нам некого и нечего будет спасать.
Несколько биосуток - вот все отпущенное нам время. За эти несколько суток мы
должны лишить протозид критической массы... Такая жертва оправдана.
   Диспетчер, казалось, не слушавший Челышева, согласно кивнул.
   - И мы будем уничтожать протозид поодиночке? Вызовем сюда тахионный  флот
Цветочников и Арианцев, ударим по протозидам из гравитационных пушек?  Будем
отсекать и уничтожать  жизненно  необходимые  органы  единого  коллективного
организма? И найдем силу в течение последующих  миллионов  лет  благополучно
существовать рядом с нами  же  искалеченной  расой?  Не  слишком  ли  велика
жертва, Петр?
   - Почему ты так горячишься? - раздраженно прервал Хенка диспетчер.  -  Ты
видишь иной выход? Более гуманный? Более эффективный?
   - Пока нет, - Хенк покачал головой. - Но такой выход должен  быть.  И  мы
обязаны его искать. Протозиды - другие, но они разумны. Как  разумная  раса,
они равны любой другой. Так записано в Своде. Это наша вина, что мы  до  сих
пор не нашли пути к их сознанию!
   - А они? - взорвался Челышев. - Они искали такой  путь?  Искали  контакта
хотя бы со своими соседями? Вся их история - история гибнущих в огне  миров.
Земляне, Цветочники, Арианцы, океан Бюрге - мы все пытались войти в  контакт
с  протозидами.  Мы  поставляли  им  межзвездную  пыль,  посылали   звездных
разведчиков... Ты сам, Хенк, явился из района, занятого протозидами, но  что
ты можешь сказать о них? Чем ты можешь помочь  тем  же  Арианцам?  И  почему
протозиды должны быть нам ближе, чем подставленные ими под удар Арианцы?
   - Вы можете связать меня с Землей?
   - Конечно, Хенк. Но мы не видим в этом смысла.
   - Могу узнать, почему?
   Челышев молча кивнул на экран Расчетчика.
   Сумасшедшая пляска цифр погасла,  на  экране  вновь  четко  вырисовывался
нуль. Один-единственный нуль. Как одиночный протозид на фоне Стены. Нуль,  и
ничего больше.
   - Что это означает?
   Ответил Челышев:
   - Это означает, Хенк,  что  переданные  тобой  данные  не  позволяют  нам
рассчитать твой последующий  курс  к  Земле.  Курс,  рассчитанный  по  твоим
данным, не может привести  тебя  ни  к  Земле,  ни  к,  какой-нибудь  другой
населенной планете, входящей в Межзвездное сообщество.
   Хенк все еще не понимал.
   Диспетчер, вздохнув, отключил Расчетчик. Широко расставив локти, он почти
лег на стол и, снизу глядя на Хенка, сухо пояснил:
   - Путь к Земле, Хенк, мы рассчитываем только  для  землян  и  для  членов
Межзвездного сообщества. Все остальные, как  правило,  проходят  специальный
контроль на границах Внутренней зоны.
   - Только для землян? - возмутился Хенк. - Получается, что я не землянин?!
Кто же я, по-вашему? Может, протозид?
   - Вот для того мы и собрались, Хенк... Согласись, ответ, какой бы  он  ни
был, важен не только для тебя. Мы, Хенк, тоже полны любопытства.





 
 
Страница сгенерировалась за 0.0412 сек.