Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Драма

Даниил Гранин. - Неизвестный человек

Скачать Даниил Гранин. - Неизвестный человек

      Самого  Ильина  Клячко  не  задевал,   порой  подчеркивал:  "Плохо   вы
исполняете указания Сергея Игнатьевича, вы что же,  подвести  хотите  вашего
начальника?"  Главный  инженер  пробовал  перечить, не  то чтобы  спорить, а
просил доказательств.  Это был крепкий  высоченный  парень с черной курчавой
бородой,  похожий на  библейского пророка.  Чуть наклонясь  над  Клячко,  он
попросил  разъяснить,  что  именно  не устраивает замминистра в  техническом
проекте.  Вопрос звучал невинно, но с этой минуты сонливость Клячко пропала,
голос металлически зазвенел, серенькие глазки обрели опасный  блеск,  теперь
он двигался и говорил нацеленно на этого молодчика, который к тому же был не
в пиджаке, а в клетчатой рубашке и джинсах.
     - НИИ виновато, да? Министерство виновато? А вы тут для чего торчите? -
гремел Клячко.
     Главному бы промолчать, Усанков делал  ему знаки, но  тот не  унимался,
стал цитировать приказы  министерские,  обещания:  в  одном  одно,  в другом
наоборот, в одном -  как  здоровому лечиться, в другом - как хромому бегать;
не  давая  себя  перебить,  приводил  фразы,  где была  полная  несусветица,
абракадабра.
     Клячко по-кошачьи зажмурился,  руками  развел:  ну,  какой  умник, ну и
память...  На министерство хочет свалить.  Удобно?  Ты  запомни,  раздолбай,
обещать  - дело министра, а  выполнять - дело  инженера,  и не лезь со своим
длинным  носом...  Наставил палец, стал  выдавать этому  парню.  Лично  ему,
грамотею,  незаметно отделяя  его от КБ,  припомнив командировку в Англию, у
Клячко всегда  имелось что-  то про запас. Ездили, чтобы увидеть, как у  нас
все плохо? Вот на что валюту тратим. Любо по заграницам шастать.
     - А  может, лучше  вам вообще  уехать? А? Так  сказать,  на землю ваших
предков? Теперь можно, вы не стесняйтесь.
     Наступила  тишина. Усанков  увидел,  как главный, этот могучий  парень,
растерялся, сочные красные губы его в  бороде побледнели, Усанков отступил в
толпу. Было стыдно и гадко.
     А Клячко как ни в  чем не бывало шествовал дальше, осматривал новенький
заграничный ксерокс, потом отправились в  мастерские. Идти  надо  было через
двор.  Лил дождь,  первый  летний дождь,  с  солнечными  просветами, шумный,
быстрый.  Усанкову  дали  зонтик  на  двоих. Цветастый  дамский  зонтик  был
маловат, и Усанков держал его больше над Клячко. Ильин, который шел впереди,
вдруг  обернулся,  окинул  их  взглядом,   как  бы   соединив,  выразительно
усмехнулся.  Усанкову  это не  понравилось. В  мастерской  он, не  стряхивая
намокший пиджак, взял Ильина под руку, сказал на ухо:
     - Ты чего из себя целку строишь? Не понимаешь?
     Ильин ничего не ответил.
     - Разбердяй ты,  - Усанков выругался ожесточенно, длинно, но  легче  не
стало.
     Членов  комиссии Клячко разослал  по отделам, сам  остался  в  кабинете
Ильина  с хозяином,  задержал и Усанкова, ничего не  объясняя.  Развалился в
кресле, ослабил галстук, вытер платком шею.
     - Жарко,  хомут...  Да, хомут у  меня тяжелый. А если  из  хомута, да в
ярмо, а? - он подмигнул им. - Дела да случаи, слыхали небось? - он подождал,
осмотрел  каждого. - Вы  же  дружки-приятели?  Так  вот,  анонимочку на меня
состряпали. Серьезную.  Из Ленинграда прислали. Судя по фактам, предполагаю,
что из твоего бюро, Сергей Игнатьевич. Погоди,  знаю, что не  ты, ты от меня
ничего,  кроме  хорошего, не  видал.  Вот  твой еврей  этот,  прорезался  он
сегодня. Похоже?
     - Не думаю, - сказал Ильин.
     - Он,  он,  я  чую.  Матерьяльчик собирал.  Цитатки.  Что  им неймется?
Доверили - твори,  старайся.  А они? К жене моей бывшей подобрались, ну, что
за люди пошли, ни совести, ни чести. Схватился со мной.  Совсем обнаглел, ну
ничего, горшку с котлом не биться...
     Он разошелся, слюна летела изо рта, он ораторствовал, набирая скорость,
разбегаясь, как для прыжка.  Усанков  искоса следил  за Ильиным,  чтобы  тот
чем-то не выдал себя, в таких делах Ильин  опыта не имел, не  искушен, стоит
чуть  дрогнуть,  Клячко учует, нюх у него звериный,  с  него  всякое станет,
может, про главного нарочно блесну закинул.
     Пока что  Ильин держался невозмутимо, стоял  посреди кабинета,  руки  в
карманах,  лицо  гладкое,  чужое,  неприятно  чужое,   выдержке   его  можно
позавидовать, но что-то тревожило Усанкова, было в спокойствии Ильина что-то
лишнее.
     - ...мы этого анонимщика  на  место поставим,  раз  и  навсегда отобьем
охоту! Надо тебе, Сергей  Игнатьевич, со всей решительностью ответить на его
письмо. Опровергнуть!  И  так  вдарить,  чтобы неповадно было,  - без всякой
подготовки, неожиданно выпалил Клячко.
     - А если это не он? - произнес Ильин равнодушно.
     - На него  и не ссылайся. Ты по фактам бей. На  каждый факт есть другой
факт...  Стесняться   нечего  с  такими  подонками.  Усанков  тебе  поможет.
Поможешь,  Усанков? -  и  крепко ухватил Усанкова взглядом  с прищуром,  еле
заметным, предупреждающим.
     Усанков зашагал по кабинету, стал к окну, не оборачиваясь, сказал:
     - Надо бы ознакомиться сначала.
     - С  кем? Со  мной?  Значит,  ты мне  незнакомщик?  - задробил по спине
короткий, с угрозцой хохоток.
     Внутри  Усанкоьа   жарко  рванулась   злость.   Но   тут  же   осадило,
притормаживая,  устройство,  которое   умело  подавлять  любые  эмоции.  Оно
срабатывало   автоматически.   Прекрасное    предохранительное   устройство,
мгновенно просчитывающее все  "за" и "против", устройство, отлаженное годами
службы.  Благодаря  ему  он продвигался, восходил.  Но он и  не представлял,
какую оно набрало силу.
     -  Не  крутись,  Усенков. Эх  ты, бедолага...  Я  вам  проектик  ответа
заготовил. Саму  анонимочку мне  позже  раздобудут, -  поясняя, он отщелкнул
клапан своей кожаной папки, достал бумагу.
     Усанков взял, стал читать. Текст ответа был наглый, грубый.
     И  хорошо,  соображал  Усанков,  чем  хуже,  тем  лучше,  такое  только
поддержит анонимку. Если бы Ильин согласился подписать...
     -  Берите  за  основу. Можете  не  стесняться,  меняйте, добавляйте,  -
пояснял Клячко.
     Ильин   бесшумно   ходил  по  ковровой   дорожке,   круто,  по-военному
поворачиваясь в конце, не обращал ни на кого внимания.
     - Ведь проверять будут, - предупредил Усанков.
     -  Не  твоя забота,  каждый проверщик кому-то  подчиняется, верно?  Вот
комиссия  наша приехала, можно  туда ее повернуть, а можно сюда, - Клячко со
значением  подмигнул Ильину. -  Вы учтите, други двуногие,  моя рубаха  не в
этой стирке. Ясно? Эх, знали бы вы, что они там наворотили. Форменные гниды.
Давить их. Бородач твой, это, определенно, он!
     Убежденность его успокоила  Усанкова,  пусть валит на главного. Усанков
протянул  бумагу Ильину. Это  было  совсем не обязательно. Позже,  вспоминая
случившееся,  он  всякий  раз  останавливался  на этом своем дурацком жесте.
Нечего было торопиться. Видать,  слишком его раздражала отрешенность Ильина,
полная его безучастность.
     Бумагу  Ильин  взял двумя пальцами, держа на вытянутой  руке, смотря на
нее сбоку.
     - Да ты читай, читай, - нетерпеливо потребовал Клячко.
     - Зачем?
     - А  как  же, подписывать  придется, -  ласково  протянул, почти пропел
Клячко. - Дорогой ты мой Сергей Игнатьевич, ты же умный мужик.
     Ильин  продолжал  держать бумагу двумя пальцами, брезгливо, подальше от
себя. Можно было  подумать, что ему наплевать на  Клячко. Но такого не могло
быть. Он всегда  боялся Клячко. Усанков это знал. Все боялись  Клячко.  Даже
он, Усанков, и  то боялся Клячко. Клячко был еще опасен,  ранен, но  опасен,
тем  более опасен;  сейчас  надо самим  не подставиться,  время,  время надо
выиграть,  Ильин  прекрасно  это все  понимает,  учитывает,  он  всегда  был
осторожен. Непонятно, что с ним происходит, какую игру он ведет.
     Следовало   как-то   встряхнуть  Ильина,   чтобы  он  очнулся,   увидал
настороженность Клячко. Ночной  разговор в купе не давал покоя. Усанков, как
говорится,   был  под  колпаком,  и   действовать  ему  теперь  надо  весьма
осмотрительно.  Должен же  Ильин  понять, что  придется пожертвовать главным
инженером, подписать  эту поганую бумагу, любые затраты оправдают себя. Лишь
бы  Клячко  ничего  не  заподозрил  раньше  времени.  Иначе  начнет  рыть  и
докопается, до всего докопается, он упорен, как кабан.
     -  Сделаем,  Федор Федорович, выполним  интернациональный долг,  -  как
можно  веселее  сказал Усанков  и прищелкнул  пальцами, показывая,  что есть
подходящая идея.
     Ильин никак не отозвался.
     - Верно,  Серега?  - продолжил Усанков  тем же тоном, подошел к Ильину,
чтобы хлопнуть его по плечу, но не  решился, что-то помешало.  Наткнулся  на
невидимую  стенку.  Это  было  странно.  Он привык  командовать Ильиным,  не
задумываясь.




 
 
Страница сгенерировалась за 0.0539 сек.