Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Драма

Даниил Гранин. - Неизвестный человек

Скачать Даниил Гранин. - Неизвестный человек

      Маленькие  выпученные  глазки  Клячко  соединили  их обоих  оценивающе,
кресло заскрипело под его тяжестью.
     - А мне все равно, -  вдруг  пропел он. -  А  мне все равно, а  мне все
равно, -  он  поднял  пухлую руку и серьезно, по-доброму сказал: - Это я вам
шанс даю, земляки.
     В кабинете стало душно. Неподвижный воздух сгустился.  Усанков оперся о
мраморный  подоконник, положил  руки  на  прохладный  камень.  Солнце  жарко
блестело в тяжелой бронзовой люстре.
     КБ помещалось в старинном  особняке. Кабинет сохранял красного  мрамора
камин,  на  котором  стояла  китайская  ваза. Дубовый  потолок  имел  резные
карнизы,  наборный  паркет  повторял   рисунок  потолка.  Новенькая  мебель,
желтенькая, фанерная, тонконогая, показалась  Усанкову хилой. И Клячко и все
они не соответствовали этому кабинету.
     Ильин разнял пальцы, последил, как бумага,  плавно кружась,  опустилась
на стекло.
     - Акция была бесчестной, - произнес он, ни  к кому не обращаясь.  - Кем
бы ни был царь...
     - Чего? - не понял Клячко. - Ты про что?
     Ильин дернул головой, осмотрелся.
     - Позвольте заметить, там все соответствует.
     Клячко рассердился.
     - Где там?
     - В анонимке.
     - Тебе что, показывали?
     Ощущение   опасности  подступило  к  Усанкову,  сердце   застучало,  он
оторвался от подоконника. В это время Ильин сказал мягче:
     - Это я ее писал.
     -  Анонимку?  Ты?  Кончай трепаться, -  Клячко  с облегчением повалился
обратно в кресло.
     Усанков вышел вперед.
     -  Выручить  он  хочет  своего  главного,  вы разве  не  видите,  Федор
Федорович.   Посмотрите  на  его  героическую   физиономию.  Пострадать   от
начальства, самое наилучшее, если от министерского...
     -  Не  мельтеши,  -  Клячко махнул рукой,  отстраняя Усанкова. - Так ты
серьезно, Сергей Игнатьевич? И доказать можешь?
     - А зачем мне доказывать? - удивился Ильин.
     - Почему же анонимка?
     - Побоялся подписать, - отчеканил Ильин бравым, совершенно неподходящим
для этих слов голосом.
     - Теперь что, не боишься?
     - Теперь нет.
     - Ишь ты, куда ж твоя боялка делась?
     - Долго рассказывать, - Ильин махнул рукой, неподвижное лицо его  вдруг
растопила улыбка. - Не беспокойтесь,  Федор Федорович, я  то же самое напишу
от себя.
     Клячко встал, оперся обеими руками о стол, шея его багрово надулась.
     - А почему признался?
     Буквально  на глазах внешность  Ильина  менялась  неузнаваемо.  Никогда
Усанков не видал его таким стройным, рослым.
     - Потому что хватит! - и голос был не Ильина, молодой, свежий. Лицо его
разрумянилось, похудевшее, оно вытянулось, освободилось от дряблой мягкости,
стало тугим и чистым.
     - Почему написал, могу понять, - хрипло соображал Клячко.  - Сейчас все
пишут. Поднажали  на  тебя. Решил,  что  кончается  Клячко. А  вот признался
почему? Уж до конца открывайся. Нет, не сходится, ты меня разыгрываешь.
     - Зачем же, - весело сказал Ильин. - У меня второй экземпляр имеется, -
он показал на сейф. - Показать?
     На лбу  у  Клячко выступили набухшие вены,  глаза  налились, все  в нем
раздулось, лилово потемнело.
     - Верю. Я-то тебе верю, всегда верил, я к тебе всей душой был. Что тебе
Клячко плохого сделал? За что ему плюнул в  душу? Свои люди! Я тебя вытащил,
поднял, орден дал, я тебя в коллегию  назначил... - от обиды ему перехватило
горло.  - В открытую  пошел на меня.  Значит, я  даже анонимки  не  достоин.
Перчатку мне бросил. За что?
     Он всхлипывал и стучал кулаком по  столу  не столько даже  от  поступка
Ильина,  сколько  от   непонятного  его  признания,  от  этой  безбоязненной
веселости. Должна  же  быть какая-то причина. Клячко  твердо  усвоил, что  в
действиях  каждого человека  за  красивыми словами  стоят  самые простенькие
причины  - зависть, погоня  за деньгой, должностью... Анонимка - это  Клячко
понимал, анонимку  он и сам мог написать, но признаться?  На то должна  быть
причина серьезнейшая, и причину эту разгадать было необходимо.
     - Я же тебя на  дерьмо сведу. Всю жизнь будешь ходить в клеветниках, не
отмоешься. Ты,  может, думал, что объявиться выгоднее, да кто  тебя защитит,
кто?
 




 
 
Страница сгенерировалась за 0.1173 сек.