Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Драма

Даниил Гранин. - Неизвестный человек

Скачать Даниил Гранин. - Неизвестный человек

      Он не мог не помнить. Сперва Курочкину приписали склоку, потом клевету.
Курочкин  не унимался  и  доказывал, что  министерские  заправилы  заключают
невыгодные  договора  с  австрийцами   не  случайно,  они  получают  за  это
подарки... Однажды вызвали санитаров,  тут  же, в министерстве, связали его,
вкатили укол и увезли. С тех пор он мыкается по психушкам.
     - Думаешь,  Клячко постесняется,  он  состыковал  твою выходку  и  твои
привидения и понял, что на этом можно сыграть. У него нет запретов.
     Страх должен был вылезти.  Сколько бы ни хорохориться, у каждого из них
внутри укоренился страх,  родимый, с которым они выросли. Тот самый, липкий,
потный, что накинулся на Усанкова ночью в купе.
     - Откуда он узнал про поручика и прочее?
     - Я рассказал. Сидели, болтали в поезде. В порядке анекдота.
     - Значит, я тебе обязан. Спасибо.
     - Кто же знал.
     - Ты его не разуверил? Чего ж постеснялся? Ты-то мог подтвердить.
     - И что? Артистов принял за привидения -  смешно. А  дальше не  смешно.
Утром  резвился,  к обеду взбесился. Ты  сам разбудил чертей. У  него теперь
одно  объяснение  -  псих. И выход  один - упечь тебя в больницу... Поступки
нелогичные, нес чушь. Все это, конечно, если не пойдешь на мировую...
     - Не упечет, - сказал Ильин спокойно.
     - Почему же?
     - Ты не позволишь.
     - Я? Я ему не указ.
     - Ничего, ты постараешься.
     Усанков заложил руки за спину, крепко сцепил пальцы, тон Ильина  удивил
его нагловатостью,  вроде  никак не свойственной их  отношениям,  где всегда
командовал Усанков.
     - Ишь ты, как уверен.
     Ильин похлопал себя по карману куртки.
     -  Забыл про  свое  свидетельство? Так  что  если  в  дурдом, то вместе
отправимся.
     Усанков от души расхохотался.
     - Молодец, Серега! Отличный шантажист из тебя получился!
     Разгадка удручала  своей простотой и в то же время обрадовала Усанкова.
Потому что  страх не  мог никуда  деться,  он  сидел  у  Ильина  в печенках,
селезенках,  в самом нутре, а вот  то,  что он, Усанков, недооценивал Ильина
как  противника, это факт.  Никогда  Ильин не  был  в противниках,  и сейчас
Усанков по-новому  как бы просчитывал Ильина: доверчив, долго сопротивляться
не может, умен, но душевно ленив, инертен...

     Белые  двери  церкви скрипели  и  хлопали, когда приоткрывались, оттуда
доносилось  пение,  волна   нагретого  свечного  воздуха  обдавала  Усанкова
сладковатым запахом.
     - А тебе не надоело? - вдруг спросил Ильин.
     Он сразу  понял, о чем это, он не привык к таким вопросам, он вообще не
любил отвечать,  он предпочитал спрашивать. Он  нахмурился. Ильин смотрел на
него с участливостью.
     - Надоело, - сказал он.  -  Еще как надоело, - и тотчас оборвал себя. -
Все равно надо возвращаться.
     - Зачем тебе это?
     - Не мне, а тебе.
     - А тебе зачем?
     - Мне? - Усанков подумал. - Иначе смысла не будет.
     - Смысла в чем?
     - Если отступить,  смысла не  будет во  всей нашей борьбе, - ответил он
скорее дежурно, чем уверенно, потому что объяснить это было невозможно.
     В том-то  и  беда, что никому не объяснишь. Один  лишь  Клячко  мог его
понять. Потому что Клячко знал всю мерзость сделок, лжи, обманов. Все, в чем
участвовал  он,  Усанков. И  то  Клячко не  все  знает.  Потому  что  были и
собственные интриги,  сговоры, потому  что надо было сохраниться.  Не просто
сохраниться,  надо было  добраться  до ступени, с которой можно  было начать
действовать.  Чем  выше  он  поднимался,  тем  больше перед ним  открывалось
низости, тем  больше  приходилось  в  ней участвовать.  Два  года назад  ему
доверили  поехать  на  юг  заказать  ковер  с  вытканным  портретом  супруги
крупнейшего человека. Потом доверили докладывать про завод, который досрочно
построен.  Хотя  его  еще  и в помине нет. И  все получили за  него награды.
Когда-то  он  поклялся  себе  уничтожить всю эту  кодлу  во  главе с Клячко.
Теперь,  когда они  зашатались, когда еще немного и эта клика  падет, нельзя
отступиться. Чего ради?  Чтобы дать  уйти Клячко  тихо, спокойно на  союзную
пенсию, с  почетными проводами, с дачей в  Жуковке,  со  всеми наградами? Не
выйдет,  он  добьет  Клячко,  и  все  грехи  будут  отпущены.   Лишь  бы  не
промахнуться,  ударить  наверняка.  Отказаться  от этого  удара?  Тогда  вся
пакость, в которой он участвовал, не получит оправдания. Тогда действительно
прощения ему  не будет.  Останется  он,  карьерист, хапуга,  лжец,  пособник
Клячко, такой же преступник.





 
 
Страница сгенерировалась за 0.0939 сек.