Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Драма

Даниил Гранин. - Неизвестный человек

Скачать Даниил Гранин. - Неизвестный человек

      Прокуренные,  желтые  зубы  Альберта  Анисимовича  то  открывались,  то
закрывались, жестяной голос шел откуда-то сверху.
     - А улики можно было найти! Они имелись! - торжествовал он.
     - Вы мне фамилии их обещали, - сказал Ильин.
     Альберт Анисимович досадливо  скривился. Есть,  конечно, примерный круг
лиц,  возмущенных  столь незаконным дворцовым переворотом. Будучи  отнюдь не
высокого  мнения  о  Павле,  они осуждали  действия  заговорщиков.  Убийство
бесчестило русский трон.
     - Кто же входит в этот круг?
     - В данном случае я ограничил себя преображенцами.
     - И что?
     Ильин ждал, хмуро смотря на него в упор.
     -  В  моих  списках  никаких Ильиных не  значится, -  произнес  Альберт
Анисимович как бы официально.
     - Чем же объяснить такое сходство?
     - А может, вам показалось?
     - Я же видел его, - сказал Ильин измученно.
     - Не могу знать.
     -   Да  знаете  вы  прекрасно,  -  сказал  Ильин.   -  Вы  меня  о  чем
предупреждали, а?
     Альберт Анисимович окутался сизым папиросным дымом.
     - Молчите? Чуть  что: нельзя, запрещено, предупреждаем.  И вы тоже? Нет
уж,  будьте любезны, сообщите мне, что вообще значит это явление. Если б мое
расстроенное,  допустим,  воображение.  Но  у меня свидетельство  имеется. -
Ильин хлопнул себя по карману. - Что же получается? Невозможное, да? А было?
Но ведь это же абсурдно, согласитесь.
     Альберт Анисимович хмыкнул.
     - И небываемое бывает, как возвестил Петр Великий,  разгромив  шведский
флот.
     - Мы с вами не о том, - сказал Ильин, еле сдерживаясь.
     - Сергей Игнатьевич, не хочу  брать грех на душу,  - Альберт Анисимович
приложил руку к груди. - У вас щита нет, дружочек. Погибнете.
     - Это мой вопрос, - сказал Ильин.
     Альберт Анисимович  снял очки, долго протирал стекла, глазки его  стали
крохотными.
     - Вам этого знать не положено.
     Ильин подождал,  когда  он  нацепил  очки, крепко взял  его  за отворот
пиджака.
     - Нет уж, извините... Выкладывайте! Все как есть!
     Сухонькое тело тряпочно замоталось в его руках.
     -  Как  вам  будет  угодно,  - согласился  Альберт  Анисимович  и  стал
рассказывать  про  свойство  Времени  сворачиваться  рулоном. События  могут
накладываться, соединяясь через века, недаром  существует  прапамять,  когда
кажется, что все  это с нами уже происходило. Настоящее  - это мостик  между
прошлым  и  будущим, огонек, на  котором  сгорают наши  усилия.  Его  светом
пользуются астрологи, пророки. Прошлое может  повторяться,  его  изображение
приходит как свет погасшей звезды, и привидения появляются среди нас...
     Слова его убаюкивали Ильина, он понимал, что это не то, совсем  не  то,
чего  он  ждал,  и не  о том.  Пласты  дыма  плыли  сквозь оболочку Альберта
Анисимовича,  черты  его  плавились.  Ильин боялся,  что  старик  растает  и
исчезнет. Он встряхнулся.
     - Погодите, а кто там, в ваших списках, самый молодой из офицеров?
     Альберт Анисимович на минуту задумался.
     - Пожалуй, поручик Немировский-младший, Тимофей.
     - Немировский... - повторил Ильин, вслушиваясь.
     - После той истории их  всех разослали по  захолустным гарнизонам. Его,
кажись, в Демянск. Или в Опочку?
     - И дальше что с ним?
     - Не знаю.
     - А потомство у него было?
     Альберт Анисимович пожевал губами.
     -  Вам лучше  обратиться к  Витяеву. Он у нас специалист,  кто, откуда,
куда, древознатец.
     После долгих уговоров Альберт Анисимович,  вздыхая и ворча, повел его в
маленькую комнатку где-то  на верхотуре. Среди  стопок каталожных  карточек,
наваленных  книг, рукописей на высоком табурете работал скрюченный бородатый
мужичок. Из  маленькой  лохматой головки  топырились  большие уши, делая его
похожим на летучую мышь.
     Выслушав  Альберта  Анисимовича,  он  закашлялся,  затрясся  весь, пока
наконец из него не посыпался хриплый смешок.
     -  И этот тоже ищет себе предков дворянских, - он говорил брезгливо, не
глядя на Ильина.  - Модно стало. Недавно открещивались, отрекались от них...
Немировский?  Род  вполне  достоин.  Служили  в  гвардии,  на   флоте,  были
дипломаты... Они достойны, а  мы не достойны. Никого из них не достойны. Над
ними  шпаги ломали, их званий лишали. За что?  Да у нас за это и выговора не
схлопочешь!
     Альберт Анисимович попробовал было урезонить его:
     - Ты же не знаешь человека, - но только хуже сделал.
     Витяев воспламенился, закричал:
     -  Мне и знать не  надо.  Никто честным остаться не  мог.  Честные  все
сгнили  в лагерях.  Остался мусор...  Трусы и соглашатели. Машина по  отбору
работала семь десятилетий. Кого отобрали? Кого?
     Все это время он  листал книги, перебирал карточки, хмыкал,  сморкался,
внутри него клокотало, хрипело.
     -  Тимофей... Немировский... В седьмом  году попал в опалу,  перевели в
Новгородскую губернию, в артиллерийский полк, в десятом году услали в Нарву,
в двенадцатом году  участвовал в кампании, отличился, убит под Шевардиным  в
чине ротмистра. Сын Иван, сын Яков, дочь Анфиса, впоследствии Карташова.
     - Карташов служил тоже  в Преображенском и был по тому же случаю уволен
в отставку, - сказал Альберт Анисимович. - Он из той  же группы  - Воронцов,
Карташов...




 
 
Страница сгенерировалась за 0.0998 сек.