Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Боевики

Сергей ПЛЕХАНОВ - ДОРОГА НА УРМАН

Скачать Сергей ПЛЕХАНОВ - ДОРОГА НА УРМАН

       Солнце  стояло  в  зените.  Склоны  сопок,  обступавших котловину,  в
которой лежал брошенный прииск,  дрожали в  горячем мареве.  Стахеев сидел
возле  камелька  и   с   выражением  безмерной  скуки  на  лице  оглядывал
окрестности.  Он  уже  во  всех деталях изучил все  эти  полуразвалившиеся
строения и заросшие кустарником мостки.
     Чуть  в  стороне местность была  словно  изрыта гигантскими кротами -
отвалы пустой породы чередовались с  шурфами,  над ними поднимались в небо
деревянные журавли-подъемники.  На некоторых болтались тяжелые рассохшиеся
бадьи.
     Перехватив взгляд Иннокентия, сидевший с ним Куклим заметил:
     - Преисподня, да и только. Будто бес какой изрыл...
     Стахеев согласно кивнул головой и лениво поднялся. Сказал:
     - Пойду еще хворосту принесу...
     Он   уже  несколько  раз  пытался  выложить  из   палок  какую-нибудь
правильную геометрическую фигуру.  Старенький биплан дважды проносился над
пустырем,  но  знак каждый раз  не  был готов.  А  потом Иннокентию самому
приходилось  разбрасывать разложенные  хворостины,  когда  Желудок  как-то
слишком назойливо начинал вертеться рядом.
     Сегодня за  первую  половину дня  Стахееву удалось вытянуть в  прямую
линию  несколько  валежин.  Оставалось  приладить  еще  две  палки,  чтобы
получилась стрела, указывающая прямо на барак.
     Сделав несколько шагов,  Иннокентий почувствовал на  себе пристальный
взгляд.  Резко  обернулся.  В  дверном проеме барака мелькнула серая кепка
Желудка.
     <Глаз  не  сводит,  скотина>,  -  подумал Стахеев и  сделал вид,  что
зацепился штаниной за ветку.
     Возвращаясь к  камельку,  он  как бы  невзначай уронил одну из палок,
подправил ее ногой.  Чуть отойдя, неприметно оглядел полянку - вдоль всего
края вытянулась ровная линия,  выложенная из хвороста.  Еще один заход,  и
знак будет готов.
     Но   едва  Стахеев  свалил  возле  камелька  дрова,   как  послышался
отдаленный топот копыт.
     Куклим обеспокоенно встрепенулся:
     - Что-то  стряслось.  Чего  это  они  среди бела дня  возвращаются...
Пыль-то за десять верст видать. Да и ероплан, гляди, опять появится...
     Банда влетела на  поляну на  полном скаку.  Иннокентий прикусил губу,
увидев, как под копытами лошадей разлетелся выложенный им знак.
     Кабаков нетерпеливым жестом подозвал к себе Шестого. Орочен помог ему
слезть с седла. Василий повалился на землю и поднял ногу:
     - Сдерни!
     Орочен взялся за сапог, но Василий рыкнул:
     - Легче, морда!
     Из  сбивчивых  объяснений  бандитов  Иннокентий понял,  что  один  из
возчиков мучного  обоза  швырнул в  Кабакова топором и  слегка  ранил  ему
ступню.
     - Накормил дурака  из  пипетки,  -  сказал  безусый  бандит  в  синей
сатиновой косоворотке и хлопнул по колодке маузера.
     - Что тут у вас?  -  спросил Василий,  когда орочен туго перебинтовал
ему ногу.
     - Петруха долго жить приказал,  -  сказал Куклим.  -  Утрось еще  как
уехали вы...
     Василий поднялся и,  припадая на раненую ногу, пошел к бараку. За ним
потянулись остальные.
     Остановившись перед  нарами.  Кабаков повернул к  себе  заострившееся
лицо  умершего.   Прищурившись,  пожевал  губу.  Желудок  отыскал  глазами
Стахеева и глумливо сказал:
     - Я  так кумекаю,  что один рот прибыл,  один рот убыл.  Баш на  баш.
Правильно я мыслю, а, легавый?
     И разразился хриплым смехом.
     Шаман медленно повернулся к нему, бесстрастно пробормотал:
     - Эй, Желудок, шутки шутить не надо...
     Конопатый беспечно глянул на него и с прежней усмешечкой повернулся к
Кабакову.
     Но  Василий  посмотрел  на  Желудка  с  таким  выражением,   что  тот
непроизвольно втянул голову в плечи.
     - А чего, я ж так...
     - Все   прииска  Петруха  знал,   все  ходы  и   выходы  видал...   -
наставительно произнес  Кабаков  и  неожиданно наградил Желудка  увесистой
затрещиной. Потом опустился на нары и сказал:
     - Теперь на  твою память вся надежда,  Шестой,  -  один ты из местных
остался.
     - Тоже времени много прошло,  -  с жалкой улыбкой ответил орочен. - С
тридцать второго года не был...
     Подошел Куклим. Деловито осведомился:
     - Ну что, могилку копать надо?..
     - Может,  сжечь?  -  в  раздумье сказал  Кабаков.  -  Никаких  следов
оставлять нельзя. На разрытую землю собаки придут...
     - Но  коли  сжигать труп,  обязательно целую  груду хвороста придется
спалить. А если в это время ероплан прилетит? Угли в секунду не размечешь,
- робко сказал Куклим.
     - М-да... - задумался Кабаков.
     - А шахты-то брошенные на что? - спросил Иннокентий. - Ни одна собака
не учует...
     - Толково,  -  похвалил Кабаков. - Вот и займитесь этим, как поедите.
Ты,  ты... - Он ткнул пальцем сначала в Желудка, потом в Куклима, помедлил
и показал на Стахеева. - И ты.
     Когда сверху по шесту журавля спустился Стахеев, Желудок зацепил край
бадьи за проржавевший костыль,  торчавший из стены шурфа.  Посмотрев вверх
на голубой кругляшок неба, сказал:
     - Метров десять, а то и пятнадцать будет.
     Под ногами у  него лежала целая охапка факелов из бересты.  Взяв один
из них и запалив, Желудок распорядился:
     - Ты,  мент, держись за мной и неси пару факелов, а Куклим с лопатами
сзади пойдет.
     И двинулся в глубь штрека, отходившего от шурфа.
     Шли  медленно,  то  и  дело оглядывая ветхий крепеж.  Кое-где  стойка
обрушилась  и   проход  был  полузасыпан  породой.   В  нескольких  местах
обнаружили обширные пазухи над переплетением горизонтальных балок.
     Штрек неожиданно оборвался, и троица очутилась в новом шурфе. Желудок
задрал голову и сказал:
     - А тут журавля не видать, не выберешься.
     Эхо  его  голоса  заметалось  по  подземелью.   В  темноте  зашуршала
обвалившаяся порода.
     Бандит  невольно  втянул  голову  в   плечи  и  приглушенным  голосом
произнес:
     - Не орать! Видите, что творится. Едва держится.
     Осмотрелись.  Из  нового шурфа в  разные стороны расходились еще  три
штрека.
     - Давайте сюда заглянем,  -  Желудок кивнул головой на одно из темных
пятен, зиявших в стене. И первым шагнул в проход.
     Они  прошли около полусотни метров и  уперлись в  стену.  В  ней была
выдолблена ниша - след давней попытки углубить шурф. Рядом валялся большой
деревянный щит. Куклим поднял его и приложил к нише.
     - Гля, как нарочно пригоняли.
     - Тут, наверное, инструмент хранился, - предположил Стахеев.
     - Вот сюда и заховаем Петруху -  стоймя.  И копать ничего не надо,  -
решил Желудок и, посвечивая себе факелом, повернул обратно.
     Идя  следом  за   ним,   Иннокентий  приметил  огромную  пустоту  над
крепежными балками.  Сунув туда  свой факел,  он  с  трудом различил своды
полости.
     Оказавшись на дне шурфа, Желудок предложил обследовать другие штреки.
     Второй оказался совсем коротким, а третий тянулся долго и, неожиданно
изогнувшись,   пошел  резко  вверх.  Впереди  забрезжил  свет.  А  вскоре,
продравшись сквозь заросли шиповника,  все  трое  выбрались на  каменистую
осыпь, спускавшуюся к речке.
     Желудок взобрался на гребень откоса и присвистнул.
     Ого, больше версты отмахали. Айда до табора...






 
 
Страница сгенерировалась за 0.0423 сек.