Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Боевики

Сергей ПЛЕХАНОВ - ДОРОГА НА УРМАН

Скачать Сергей ПЛЕХАНОВ - ДОРОГА НА УРМАН

       Сгрудившись на  пустой  площадке,  где  только  что  сидели  бандиты,
сотрудники райотдела недоуменно озирались по сторонам.
     Заседланные лошади,  понурив головы,  жевали траву.  У  камелька были
разбросаны миски и ложки, валялись примятые сапогами ломти хлеба.
     Из  барака  выбежало  несколько  милиционеров  с  винтовками.  По  их
растерянному виду всем стало ясно, что банда исчезла.
     Панов сосредоточенно обводил глазами весь  огромный пустырь,  изрытый
шурфами, и вдруг напряженно замер, увидев раскачивающуюся на шесте бадью.
     Гончаров,  проследив за его взглядом,  сразу сообразил, в чем дело и,
махнув рукой милиционерам, бросился к шурфу.


     Стахеев  нагнал  последнего  из  цепочки  беглецов,  растянувшихся по
штреку. Вполголоса позвал:
     - Эй,  вы  ведь из  второго шурфа не  туда пошли.  Это  в  тупик ход.
Передай вперед, чтобы поворачивали. За мной идите.
     И, освещая себе дорогу факелом, отправился назад.
     Подождав на дне шурфа,  пока из штрека покажется бандит, с которым он
только что  разговаривал,  Иннокентий кивнул ему на  соседний штрек и  сам
быстро нырнул в него.  Ткнув факел в кучу пустой породы и загасив его,  он
что  есть  духу помчался по  штреку,  одновременно ощупывая ладонями свод.
Когда рука ушла в пустоту, он остановился и забрался на крепежную балку.
     Через полминуты под ногами у него промелькнул факел, потом еще и еще.
Как  только Стахеев насчитал шестерых,  он  сразу же  спрыгнул в  проход и
принялся лихорадочно выворачивать балку на краю пустой полости.


     Бандит,  первым пробиравшийся по штреку, остановился перед деревянным
щитом, закрывавшим проход. Оглянулся, поджидая остальных. Увидев Кабакова,
сказал:
     - Дверь, что ли...
     - Так чего вылупился? Открывай! - прошипел тот.
     Бандит поддел ножом край щита и откинул его в сторону.
     И тут же сзади раздался грохот обваливающегося свода.


     Стахеев выбрался на дно шурфа,  держа в руке тлеющий факел.  Принялся
изо  всех сил  дуть на  него.  Но  огонь не  разгорался.  Тогда Иннокентий
растеребил берестяную обертку и  стал снова раздувать обуглившиеся кольца.
И пламя, наконец, охватило кору.
     Подняв факел над головой, Стахеев осмотрел стены, уходившие вверх. Но
редкий крепеж был таким трухлявым,  что нечего было и думать о том,  чтобы
взобраться по нему к ярко голубевшему в вышине выходу.
     Тогда Иннокентий сдернул с себя гимнастерку и подпалил ее,  а потом и
вовсе  обернул  затлевшейся  тканью  факел.  Удушливый  дым  заполнил  все
пространство шурфа.
     Задыхаясь от кашля,  вытирая кулаком обильные слезы,  Стахеев смотрел
наверх. И когда в голубом пятачке появилась чья-то голова, громко сказал:
     - Это я, Стахеев.
     И подземелье подхватило его слова, разнесло по закоулкам штреков.
     В отверстии шурфа появилось еще несколько голов.
     - Живой, Кешка?
     Иннокентий узнал голос Панова. И вполголоса проговорил:
     - Живее  не  бывает.  Спускайтесь с  лопатами.  Я  тут  вам  шестерых
судариков приготовил.  Да в тот штрек,  что с журавлем - ближний к лесу, -
туда кого-нибудь отправьте - там еще двое сидят.
     - Тех уже вытащили,  -  голос Гончарова звучал радостно,  с какими-то
мальчишескими нотками.
     Стахеев  сидел  на  бревне  возле  барака,  еще  какой-то  час  назад
служившего  пристанищем  банды,   и   старался  натянуть  на   себя  узкую
гимнастерку,  одолженную одним сердобольным милиционером. Тот, придерживая
полу  то  и  дело  расходившегося на  груди  ватника,  оправдывался  перед
Гончаровым:
     - Да  я,  товарищ уполномоченный,  все  едино под пильщика дров одет,
пущай он в  форменке пофорсит -  герой как-никак.  Негоже его в телогрейке
содержать.
     Группа милиционеров окружала Кабакова и его сподвижников - чумазых, в
рваной одежде,  перепачканной землей и сажей. Бандиты со связанными руками
сидели прямо на траве спинами друг к другу, мрачно озираясь по сторонам.
     Вовк  и   Жуков  также  стояли  здесь,   с   брезгливым  любопытством
разглядывая разношерстную компанию.  Потом, увидев в стороне Стахеева, они
словно разом позабыли о существовании банды и направились к Иннокентию.
     - Ну, орел, орел, ничего не скажешь, - еще на ходу начал Вовк.
     Подойдя, принялся церемонно трясти руку Стахеева, словно при вручении
грамоты.
     - Спасибо от руководства отдела, от всего личного состава...
     Начальник отделения службы вдруг  осекся,  сообразив,  что  вышло  уж
очень казенно, и с какой-то просительной интонацией продолжал:
     - Иннокентий Иванович,  пойдешь к нам в отдел?..  У нас ведь бронь. А
нам без таких людей - сам понимаешь...
     И провел себя ладонью по горлу.
     Стахеев смущенно покачал головой.
     - Не-ет, меня на войне ждут.
     - А у нас разве не война? - с обидой в голосе спросил Жуков.
     Подъехала  запыленная <эмка>.  Из  нее  вышли  Нефедов  и  Боголепов.
Глянули на  бандитов и  сразу  же  направились к  Стахееву.  Тот  вскочил,
просунул большие пальцы под ремень и  согнал складки гимнастерки на спину.
Приложил ладонь к виску.
     - Товарищ майор...
     - Да  ладно,   -   улыбнулся  Нефедов  и  с  отечески-сострадательной
интонацией спросил: - Намаялся?
     - Чего там,  -  забыв про рану, Стахеев бесшабашно махнул рукой и тут
же скривился от боли.
     - Ты чего, Кеша? - Боголепов со встревоженным лицом подался к нему.
     - Пустяк,  - покраснев от того, что не удалось скрыть свое состояние,
Стахеев отвел глаза в сторону.
     Но  едва его взгляд упал на  Бо Фу,  он сразу забыл о  своем конфузе.
Быстро сказал:
     - Товарищ майор, разрешите доложить...





 
 
Страница сгенерировалась за 0.1144 сек.