Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Научно-фантастическая литература

Глеб Голубев - ОГНЕННЫЙ ПОЯС

Скачать Глеб Голубев - ОГНЕННЫЙ ПОЯС

    А мы, хватаясь друг за друга, покатились по полу...
   "14.03. Сильным толчком, в  результате  донного  землетрясения,  батискаф
сброшен с выступа..."
   - Мы падаем! - крикнул Михаил.
   - Нет, всплываем! - ответил Базанов, тщетно пытаясь подняться на ноги.
   Они были правы оба. Сначала кабина, накренившись, падала вниз.
   Потом она вдруг резко качнулась... и начала быстро всплывать.
   ^_ - Есть! - радостно воскликнул Базанов, хлопая меня по плечу. - Затворы
сработали, мальчики. Мы всплываем!
   Я бросился к иллюминатору. Но стекла все еще были темными, вода не  смыла
с них грязь.
   Стрелка глубинометра бойко перескакивала от цифры к цифре:  3500  метров,
3000-2500...
   Мы с Мишей подмигнули друг другу.
   Но почему у Базанова озабоченное и настороженное лицо?
   - Что-нибудь не так, командир? - спросил я.
   - Полный порядок, - ответил он улыбаясь. - Скоро будем  наверху.  Но  кто
мне объяснит, что же все-таки произошло?
   - Похоже, мы попали  в  зону  моретрясения,  -  сказал  я.  -  Они  здесь
частенько бывают. Мы же с вами находимся в знаменитом "Огненном  поясе".  Он
опоясал весь Тихий океан. Тут и действующих вулканов и землетрясений природа
отпустила куда больше, чем нужно человечеству для  научных  исследований.  И
эпицентр очередного моретрясения оказался где-то неподалеку. Первого  толчка
мы не ощутили, но он сбросил на нас илистую лавину.  А  второй  толчок  спас
нас, столкнув с уступа, на котором мы засели. Надо взять  пробы  воды,  если
только наши "руки" не вышли из строя...
   Базанов  занялся  своей  техникой,  а  мы  с  Михаилом  начали  проверять
забортные приборы.
   Один  наружный  термометр,  видимо,  разбился,  или  порвались   провода,
передававшие в кабину его показания: стрелка указателя бессильно поникла  на
циферблате, но другой уцелел. Пострадало, вероятно, и несколько  цилиндриков
для забора проб воды. Но остальные действовали. Я наполнил их водой, записав
в журнал, на какой глубине взята каждая проба.
   - А как твое хозяйство? - спросил я Михаила, возившегося в своем уголке.
   - Несколько колб с пробами разбито, - мрачно ответил он. -  Посвети  мне,
-пожалуйста, переноской. Тут что-то непонятное.
   - Что?
   - В трех пробах планктон почему-то осел на дно.
   - Ну и что?
   -. Он должен плавать. Подожди, не убирай лампу. Добавлю свежей воды.
   Он так медленно  и  осторожно  колдовал  со  своими  колбами,  что  я  не
выдержал:
   - Укрепи где-нибудь лампу, у меня своих дел хватает.
   - Спасибо, больше  не  нужно.  Можешь  ее  убрать.  Все  в  порядке,  они
всплывают.
   - Мне бы твои заботы...
   Но Мишка  уже  был  где-то  далеко  от  меня.  Задумчиво  пряча  колбу  в
термостат, он пробормотал по привычке:
   - Забавно...
   И начал что-то торопливо записывать в свой гроссбух.
   Взгляд мой задержался на указателе глубины.

   Почему так медленно движется стрелка? За  пятнадцать  минут  она  одолела
всего одно деление и теперь, неуверенно  вздрагивая,  остановилась  у  цифры
316.
   Я посмотрел на Базанова. У него на скулах под загорелой кожей  напряглись
желваки.
   Что опять?
   Крепко - так, что побелели костяшки пальцев, - ухватившись за штурвал, он
налег на него всем телом.
   Зачем? Штурвал и так повернут до отказа. Водяные балластные цистерны были
давно продуты дочиста...
   - Чего же она хочет? - пробормотал Базанов.
   - Иллюминатор очищается! - радостно воскликнул со своего поста Михаил.
   Мы с Базановым бросились к нему.
   Действительно, вода  наконец-то  ,  размыла  илистое  бельмо  на  стекле.
Правда, оно еще не очистилось полностью, но в трещины  между  пятнами  грязи
уже брезжил свет наших прожекторов. Эх, если бы можно было вылезти наружу  и
соскрести, смыть со стекла этот проклятый ил!
   Я взглянул в свой иллюминатор. Проблески света были заметны и в нем.
   Но третье наше оконце оставалось темным, как и раньше.
   Молча мы следили, как медленно, страшно медленно  тают  на  стекле  серые
пятна ила...
   Свет за окном разгорался все ярче, и вот я увидел первую рыбу.
   Она смотрела на меня,  выпучив  телескопические  глаза  и  быстро  шевеля
жабрами. Наверно, самый близкий друг не мог бы меня  сейчас  так  обрадовать
своим появлением, как эта  глупая  лупоглазая  рыбешка!  Словно  сама  жизнь
заглянула в иллюминатор.
   - Почему мы стоим? - спросил за моей спиной Михаил.
   В самом деле: .почему мы  не  всплываем?  Почувствовать  это  можно  было
теперь и без указателя глубины.
   Если бы мы поднимались, рыбы и планктон за стеклом проплывали  бы  сверху
вниз,  словно  убегая  в  глубины.  Но  они  не  отставали  от  нас,  лениво
покачиваясь перед иллюминатором.

   - Лифт испортился, мальчики, - негромко проговорил Базанов и помолчал.  -
У нас сработала только одна цистерна с аварийным балластом. А на  крыше  еще
осталась глиняная  шапка.  Она-то  нас  и  держит...  И  вертикальные  винты
подъема, видно, погнуты, если не сломаны совсем.
   - Забавно, - тихо сказал Михаил.





 
 
Страница сгенерировалась за 0.0465 сек.