Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Научно-фантастическая литература

Глеб Голубев - ОГНЕННЫЙ ПОЯС

Скачать Глеб Голубев - ОГНЕННЫЙ ПОЯС

    Странный и необычный это был берег. "Земля" из остывающей лавы  была  еще
теплой и в самом деле мягко пружинила под ногой, словно асфальт в жару.
   Присев на корточки, я внимательно рассматривал эту  "землю",  поднявшуюся
из океанских глубин. До ней ведь  еще  не  ступала  нога  ни  одного  живого
существа.
   Типичная  базальтовая  лава,  только  что  извергнутая  из  глубин.  Надо
поскорее взять пробы, пока не затвердела.
   Это будут уникальные образцы!
   - Вы понимаете, как нам повезло, командир? Американцы с  огромным  трудом
который  уж  месяц  бурят  сверхглубокую  скважину,   чтобы   добраться   до
базальтового ложа на дне океана. А тут земля сама  любезно  раскрывает  свои
тайны...
   От возбуждения я так приплясывал, словно горячая  "земля"  новорожденного
островка жгла мне подошвы. Восторг и  энергия  бушевали  во  мне  и  рвались
наружу, Базанов только посмеивался да головой качал.
   - Где же Мишка? Чего он там  копается?  Робинзон  Агеев,  быстро  наверх!
Необитаемый остров, не может ждать! - заорал я во все горло.
   Из люка наконец показалась взлохмаченная голова.
   - Полюбуйтесь на него!  Совершенно  невозмутимый  вид,  словно  он  и  не
присутствует при одном из величайших географических открытий нашего времени!
Ты что там, спал, дитятко?
   - Чего ты орешь? Должен я закончить свои наблюдения? У меня программа...
   - Программа! Ты жалкий  робот,  а  не  мыслитель.  Мир  рушится,  острова
возникают из океанских глубин, а он  все  возится  со  своим  мерзопакостным
несъедобным "супом". Бросай свои пробирки и  тащи  сюда  молоток  потяжелее,
четыре банки, пинцет, мешок, моток проволоки. И быстро:  одной  ногой  туда,
другой - на берег!
   Михаил исчез в люке, а я, не в силах дождаться  его,  начал  отковыривать
кусок лавы перочинным ножом. Когда подоспел  Михаил,  Базанов  взял  у  него
инструменты и начал помогать мне.
   Мы обошли весь островок. Он был невелик, всего метров сто в длину,  около
сорока в ширину. Лава, похоже, всюду была довольно однородной. Но я старался
взять побольше образцов из разных мест. Может быть,  последующий  химический
анализ покажет что-нибудь интересное.
   Вот здесь надо взять пробу. Похоже, что это габбро...
   А это вроде вкрапления диорита, да еще кристаллического!
   Я трудился несколько  часов,  отрываясь  на  миг,  чтобы  жадно  глотнуть
холодной воды и стереть пот со лба - точнее, размазать грязь по всему лицу.

   Время от времени для разрядки я произносил патетические речи:
   - Будьте осторожны, люди! Может, вы попираете  сейчас  ногами  не  просто
уникальную землю, а нечто большее - кусочек лунной поверхности!
   - Это еще как? - опешил Базанов.
   - Да, да! Мы с вами первые люди на Луне. И попали мы на  нее  без  всяких
космических кораблей. Что вы так смотрите на меня, командир? Я  не  сошел  с
ума. Существует гипотеза, будто Тихий океан образовался когда-то потому, что
в этом месте из расплавленной  Земли  чудовищными  космическими  силами  был
вырван изрядный клок базальта. Он оторвался и  стал  Луной.  Так  что  мы  с
полным правом можем считать, если  принять  эту  гипотезу,  что  попираем  в
данный момент ногами почву, совершенно адекватную лунной...
   - Ну, понес, - махнул рукой Михаил. - Давай ковыряй лучше дальше.
   - Нет; мне определенно теперь нравится эта гипотеза, -  сказал  я,  снова
берясь за молоток. - Объявляю себя ее сторонником.
   Фу-у-у - кажется, все. Можно разогнуть спину. И мешки,  и  ящики,  и  три
рюкзака, в которых каждый из нас  хранил  неприкосновенный  аварийный  запас
продуктов, забиты образцами. Хотя, будь моя воля, я захватил бы с собой весь
остров.
   - Порядок, - с  сожалением  сказал  я,  вытирая  покривившийся  ножик.  -
Слушайте, теперь надо проделать самую важную операцию.
   - Это какую же? - с .явным опасением спросил Базанов.
   - Мы должны окрестить эту новорожденную землю. Одну минуточку!
   Не давая им опомниться, я вскочил на рубку батискафа,  спустился  вниз  и
через минуту вылез на палубу с ракетницей в руке.
   - По праву первооткрывателя нарекаю тебя островом Сергея  Ветрова!  -  во
все горло заорал я и трижды выпалил в облачное небо.
   - Хватит. Ракеты могут пригодиться, - остановил меня Базанов.
   Я и сам уже сообразил, что их следовало поберечь. Но может, как раз  этот
сигнал кто-нибудь заметит и поспешит  к  нам  на  выручку?  Хотя  при  такой
облачности...
   Я спрыгнул на берег и подошел к товарищам.
   - Остров имени Сергея Ветрова, а? Звучит неплохо.
   - Угомонись и ложись спать. Глаза у тебя слипаются.
   - А. вы?
   - Я тоже скоро лягу. Нужно осмотреть батискаф и аккумуляторы подзарядить.
   - Давайте вместе, Константин  Игоревич.  Работы  нам  предстояло  немало.
Верхняя рубка была  украшена  в  нескольких  местах  глубокими  вмятинами  -
видимо, в донном иле, обрушившемся на нас, попадались и обломки  скал.  Один
иллюминатор покрылся трещинами, но воды не пропускал, в шахте было сухо.
   Самые  серьезные  разрушения  обвал  причинил   верхней   палубе.   Винты
вертикального  движения,  как  и  опасался  Базанов,  оказались   погнутыми,
покореженными, лопасть у одного из них оторвало совсем.  Оборвало,  конечно,
как паутину, все леера и погнуло стальные стойки.  Сорвало  антенну.  Забило
липкой грязью динамики акустической системы...
   - Да, крепко тебе досталось,,-угрюмо сказал Базанов, еще  раз  осматривая
покореженную палубу  с  высоты  рубки.  Похоже,  печальный  вид  повреждений
причинял ему прямо-таки физическую боль. Но тут же он качнул головой, словно
отгоняя мрачные мысли, и уже совсем другим, деловитым тоном сказал: - Ладно,
глаза страшат, а руки делают. Первое, что нам надо, - это установить связь с
"Богатырем". Они там переживают больше нашего.
   - Антенна ведь сорвана.
   - Пустяк. Ты в детстве змеи запускал когда-нибудь?
   - Кажется. А что?
   - Придется  вспомнить  детство  и  запустить  в  небо  хорошего  змея  на
проволоке. Вот и будет антенна.  Да  еще  какая  -  хоть  с  Эйфелеву  башню
высотой.
   Я восхищенно посмотрел на него. Но  Базанов,  словно  не  желая  замечать
моего восторга, полез в люк.
   - Пошли. Начнем с передатчика.
   Рация никак  не  хотела  работать.  Базанов  бился  с  ней  больше  часа.
Казалось, все было нормально: передатчик включался,  загорались  лампы  -  а
связи нет.
   - Чего  он  хочет?  -  бурчал  Базанов,  закурив  сигаретку  и  задумчиво
поглядывая на непокорный аппарат. - И наверняка  пустяк  какой-нибудь.  Так,
контактик  где-то  нарушился.   Ладно,   придется   действовать   испытанным
способом...
   Мы уже знали этот способ: разобрать все до винтика, а потом собрать.
   Расстелив на полу кусок брезента, Базанов неторопливо и  методично  начал
разбирать рацию.
   Я решил помочь ему и потянулся за  какой-то  деталью.  Но  он  решительно
отвел в сторону мою руку.
   - Нет уж! Видели, как ты мотор чистишь. А что  такое  непрошеная  помощь,
знаешь? Это просто помеха.
   - А что же делать нам, командир? - взмолился я.
   - Спать.
   - Ладно. Только предпочитаю на воздухе. И на твердой земле,  -  подхватив
спальный мешок, я направился к люку.
   - Боишься, как бы твой островок не украли? - хмыкнул  Базанов.  -  И  ты,
Мишель, отправляйся с ним, хватит  возиться  с  пробирками,  никуда  они  не
денутся. Пойди поспи на свежем воздухе с Серегой.
   -  Я  посплю,  только  здесь,  Константин  Игоревич.   Нельзя   прерывать
наблюдения. Тут у меня одна идейка намечается...
   - Идейки идейками, а все-таки приказываю спать. Мишка вздохнул,  послушно
лег на матрасик возле стенки, однако поставил, как я  заметил,  у  себя  под
самым ухом будильник. Вот неугомонный парень! К чему такие подвиги?
   А я... Базанов потом рассказывал о том, что увидел, выглянув из  люка:  я
расстелил' спальный мешок прямо на серых камнях "своего" острова, забрался в
него, блаженно пробормотал:
   - Тепленькая земля-то, - и тут же отчаянно захрапел...
   "20  августа,  05.30.  Координаты  по-прежнему  неизвестны.  Рацию   пока
привести в порядок не удалось. Облачность сильная, без просветов,  звезд  не
видно, определиться не удается..."
   Это было бессовестно, но я проспал весь день. Смутно чувствовал, как меня
несколько раз тормошили, но скоро оставляли в покое - значит, могли обойтись
пока без меня. И я продолжал спать.





 
 
Страница сгенерировалась за 0.9975 сек.