Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Научно-фантастическая литература

Глеб Голубев - ОГНЕННЫЙ ПОЯС

Скачать Глеб Голубев - ОГНЕННЫЙ ПОЯС

    И  вот  уже  наша  "лодочка"  свободно  закачалась  на  волнах  рядом   с
"Богатырем".
   Базанов включил моторы, чтобы отвести ее  подальше  от  судна.  Потом  он
взялся за  штурвал  балластных  цистерн.  В  них  хлынула  вода.  Мы  начали
погружаться.
   Черт, я совсем забыл о своих обязанностях! Надо же сделать первые  записи
в судовом журнале...
   "09.25. Погружение началось. Все в порядке..."
   Я уже много раз спускался в морские глубины, но все равно, когда  дневной
веселый  свет  меркнет  в  иллюминаторах,  сменяясь  зеленоватой  полутьмой,
сердце, Честно говоря, всегда немного екает.
   На светящихся циферблатах  приборов  чуть  заметно  вздрагивают  стрелки.
Мягко Шипит кислородная смесь, вырываясь из баллонов, -  ее  хватит  нам  на
двадцать часов  подводного  плавания.  Успокоительно  подмигивает  оранжевый
глазок эхолота. Все идет хорошо, и мы приникаем к иллюминаторам.
   То, что мы видим, трудно пересказать человеку, никогда не  бывавшему  под
водой. В этом удивительном мире совсем иные законы оптики  и  освещения.  Мы
привыкли, что на земле свет льется сверху,  с  неба.  А  здесь  он  струится
отовсюду - и сверху, и с боков, и даже  откуда-то  снизу,  из  глубин.  Свет
неверный, зыбкий, постоянно переливающийся.
   Интересно, что в самых верхних слоях  воды  бывает  светлее  в  пасмурный
день, когда солнце прикрывают легкие облака. Мы не раз это замечали.
   Свет, яркий вначале, становится слабее  на  глубине  примерно  пятнадцати
метров. Бывает, что к двадцати метрам делается почти совсем темно,  а  потом
вдруг свет опять становится ярким, слабея с увеличением глубины уже мягко  и
постепенно. Он почти совсем лишен теплых красных и оранжевых лучей,  которые
поглощаются  у  самой  поверхности  моря.  Если  бы  в  воде   сейчас   плыл
какой-нибудь красный предмет, мы видели бы его серым.
   Но за иллюминатором, у которого я сижу, пусто. Только изредка промелькнет
прозрачный колокол ушастой медузы - аурелии. Кажется, будто  она  всплывает,
пересекая поле зрения снизу вверх. Но это не так: просто мы погружаемся  все
глубже и глубже.
   Стрелка указателя глубин уже переползла за сто метров. В кабине  еще  так
светло, что можно, не включая лампочки, делать записи в журнале  наблюдений.
Хотя записывать пока вроде и нечего.
   Я наклоняюсь  к  Михаилу  и  заглядываю  через  его  плечо.  Нет,  в  его
иллюминаторе тоже пока не видно ничего любопытного.
   Время от времени, нажимая кнопки на  пульте,  Михаил  берет  пробы  воды,
чтобы потом исследовать их в лаборатории. Лапищи  у  него  огромные,  пальцы
толстые, грубые,  но  залюбуешься,  как  ловко  и  бережно  подхватывает  он
пинцетом какого-нибудь крошечного усатого рачка  или  манипулирует  хрупкими
пробирками. Тоже профессиональная тренировка...
   Ловкий,  а  недогадливый.  Или  прости  увл„кся  работой?  Уже  с  трудом
различает кнопки, а свет зажечь не догадается.
   Я включаю ему  лампочку.  Она  прикрыта  колпачком,  пропускающим  только
узкую, как лезвие ножа, полоску света.
   Глубина 188 метров. Теперь за  окном  почти  пропали  зеленые  тона.  Все
вокруг залито густым, сияющим, синим цветом.
   Поперек стекла иллюминатора, заставив меня вздрогнуть, быстро  проносятся
несколько креветок, похожих на сверкающие точки. Что их вспугнуло?
   Ага, понятно. На  ними  гонится  большая  сардина.  Вряд  ли  им  удастся
ускользнуть от такой прожоры.
   Больше за иллюминатором пока ничего не видно. Да и  не  моя,  собственно,
забота - вся эта живность. Я наблюдаю за ней больше из любопытства  и  чтобы
помочь Михаилу не пропустить что-нибудь интересное. Но следить за всем  этим
пестрым хозяйством и разбираться в нем-его задача. Моя область-гидрохимия  и
морская геология. Для меня пока работы почти  пет,  только  предстоит  взять
несколько проб воды на разных глубинах. А вот когда прибудем на дно, тогда я
стану главным наблюдателем.
   Можно пока послушать голоса моря. Я надеваю  наушники  гидрофона.  Кто-то
громко и настойчиво стучит в воде, потом хрипит и курлычет, как  журавль.  А
вот где-то далеко словно захрюкал поросенок.
   Я уже  немного  научился  различать  голоса  морских  обитателей.  Стучат
морские рачки-алфеусы, выбрасывая при этом  струйку  воды,  чтобы  отпугнуть
противников, - это нам удалось подсмотреть  однажды.  А  хрюкает,  наверное,
рыба-солнце, похожая на мельничный плоский  жернов,  или  крупная  ставрида,
которую рыбаки называют "лошадиной макрелью".





 
 
Страница сгенерировалась за 0.0479 сек.