Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Научно-фантастическая литература

Глеб Голубев - ОГНЕННЫЙ ПОЯС

Скачать Глеб Голубев - ОГНЕННЫЙ ПОЯС

   Я знаю, что сейчас наверху, в затемненной  рубке,  все  столпились  перед
экраном  эхолота.  На  экране,  между  дном  и  поверхностью  моря,  темнеет
тоненькая полоска. Это наш подводный кораблик, нащупанный ультразвуком.  Вот
полоска чуть заметно поползла к краю экрана...
   - Стоп! - командует репродуктор. - Что за бортом?
   - Чисто, Григорий Семенович, - отвечает Михаил.
   - Планктона нет?
   - Очень мало.
   Пауза, потом новая команда:
   - Возьмите пробу и спуститесь метров на сорок, только не выходите из этой
плоскости.
   - Есть, - отвечает Базанов, берясь за штурвал балластных  цистерн.  Я  не
свожу глаз с указателя глубин.
   - Есть дно! - восклицает Михаил.
   - Какое дно? - бурчит репродуктор. - До дна вам еще как до неба.
   - Простите, Григорий  Семенович,  "ложное  дно",-  смущенно  поправляется
Мишка.
   - Стоп! Да остановитесь же,  черт  вас  возьми!  -  бушует  "дед".-Берите
скорее пробу.
   "Ложным грунтом" называют  особый  слой  воды,  насыщенный  планктоном  -
различными  микроорганизмами,   мельчайшими   креветками   и   рачками.   Он
встречается  во  всех  морях  и  океанах,  хотя   и   на   разной   глубине.
Ультразвуковые колебания, посылаемые эхолотом, даже частично  отражаются  от
него, словно от настоящего дна. Именно благодаря эхолоту и  удалось,  кстати
говоря, открыть это явление.
   Ну, Мишке теперь раздолье...
   Было такое ощущение, словно мы попали в  самый  *  центр  фейерверка.  За
стеклами иллюминаторов вспыхивали и мелькали бесчисленные  яркие  искорки  -
зеленые, синие, ослепительно белые, голубые. Их  отблески  бегали  по  нашим
лицам, заливая всю кабину каким-то волшебным светом.
   - Сколько раз собираюсь захватить с собой мольбертик под воду, специально
сделал такой маленький, складной...  Но  как  это  передашь  на  картине?  -
неожиданно прошептал над самым моим ухом Базанов. - Где взять краски?
   Только  приглядевшись  можно  было  рассмотреть,  что  каждая  искорка  -
крошечное  живое  существо.  Мерцая,  как  голубые  звезды,   и   извиваясь,
проплывали прозрачные гребневики.
   Помахивая длинными хвостиками, колыхались в темной воде ночесветки  -  не
то микроскопические животные, не то плавающие растения. И все  эти  ниточки,
комочки, ромбики пылали холодным призрачным  огнем,  при  свете  которого  в
кабине хоть читай.
   Но так же внезапно свет за окнами померк.
   Мы  снова  зажгли  прожекторы,  но  в  их  свете  но  появлялось   ничего
интересного. Только изредка сверкала, точно лезвие ножа, одинокая рыбешка.
   - Проба взята, - докладывает Михаил. Репродуктор некоторое время  молчит,
только слышно хриплое старческое дыхание. Наконец начальник
   экспедиции коротко разрешает:
   - Ладно, ищите край желоба и спускайтесь дальше.
   - Есть, адмирал! - весело  отвечает  Базанов,  берясь  за  свой  штурвал.
Видно, уже заскучал без работы.
   3
   "18 августа. Глубина 618 метров. Начали дальнейшее погружение  над  краем
глубоководной Курило-Камчатской впадины. Держим постоянную связь с кораблем.
С борта командует погружением начальник экспедиции Лобов. Все в порядке".
   Я смотрел на эхограф. За стеклом в черной  прямоугольной  рамке  медленно
ползла голубоватая бумажная лента. Тонкое стальное перо  непрерывно  чертило
на ней жирную коричневую линию из отдельных косых штришков. Это был  профиль
дна, проплывающего на огромной глубине под нами.
   - Кажется, подходим, - тихо кому-то сказал Лобов в репродукторе, наверное
капитану.
   Линия дна на ленте все круче загибалась кверху. Местами  она  прерывалась
резкими уступами подводных скал. Значит, подходим к самому краю впадины.
   1417 метров. Наступает ответственный миг. Скоро будет обрыв ущелья.
   Базанов включил  моторы  вертикального  движения,  и  спуск  наш  заметно
замедлился.
   Теперь нужно не прозевать момент, когда появится дно, чтобы не стукнуться
о него слишком сильно. Правда,  у  нас  есть  на  днище  кабины  специальный
амортизатор, и никакой опасностью такой толчок не грозит. Но,  задев  донный
ил, мы замутим воду. Придется ждать, пока муть осядет, а время терять жалко.
   Базанов не отрывался от дрожащей стрелки эхолота, а мы с Михаилом до боли
в глазах высматривали дно, Вода переливалась  и  словно  клубилась  в  лучах
прожекторов,
 




 
 
Страница сгенерировалась за 0.2556 сек.