Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Драма

Юрий Кувалдин - В садах старости

Скачать Юрий Кувалдин - В садах старости

9
Евлампия Амфилохиевна собрала вокруг себя женскую половину дома и говорила
наставительно:
- Шерстяные вещи и меховые надо хранить в сухом месте, но подальше от печей.
Меховое пальто лучше хранить в шкафах на плечиках. Для предохранения от пыли
и моли лучше всего помещать их в чехол из плотной ткани или завертывать в
бумагу. В карманы шерстяных и меховых вещей кладут мешочки с нафталином.
Можно их пришивать также к подкладке. При хранении вещей в сундуках,
чемоданах рекомендуется также использовать бумагу, пропитанную нафталином.
Такой бумагой перекладывают вещи. Нафталин надо насыпать не непосредственно
на вещи, а на бумагу. Борьба с молью...
Сильно шаркая шлепанцами, в комнату вошла Павлина, сказала:
- Ну что вы, Николай Петрович, разорались, как старый пенек, тутова!
Старосадов отвлекся от красной вишни, спросил вежливо:
- Разве есть в русском языке слово "тутова"?
Павлина смутилась, покраснела и, выбегая из комнаты, спросила:
- Дормидонт к вам не заходил?
- Залетал, - усмехнулся Серафим Ярополкович.
- Бросьте шутить... Был?
- Мы его с Жлобенко сдули как воздушный шар.
- И где же он теперь?
- В бане отмокает.
- Он сильно пьяный был?
- По-моему, прилично, - сказал Старосадов.
Виляя крупным задом, Павлина покинула комнату.
- Дормидонт пузатый, выходи! - сказал Старосадов и увидел выходящего из-за
шкафа Дормидонта.
- Где бутылочка моего Савватия? - заученно начал животастый молодой человек
по имени Дормидонт.
- Я тебя не для приматства родил, - строго сказал дед. - Я тебя родил для
того, чтобы ты понял, что постмодернизм очень хорошо уничтожается
нафталином. Потому что постмодернизм - это моль! Вот какое я открытие
сделал!
- Ты хочешь сказать, что я - моль?!
- Именно. Только что Евлампия Амфилохиевна говорила, как хранить шерстяные и
меховые вещи, и упомянула моль... И меня как током дернуло... Вот,
оказывается, кто такой ты, Дормидонт, уехавший в Германию просить
милостыню... Позор! Мы их разбили, этих фашистов, а ты к ним за подаянием
поехал!
- Я никуда не поехал! - крикнул Дормидонт. - Это Малецкий поехал!
- А я знаю, что ты поехал! Бездарный! Позорить деда поехал! Твой дед
консультировал Сталина, Гитлера, Молотова, Эйзенхауэра! А ты?! Моль...
Нафталином нужно тебя! Но, я знаю, нафталин слабо действует на яички моли...
- И у моли есть яички? - удивился Дормидонт.
- В том-то и дело, что у всех в этом котле вселенной свои яички! Это
размножение всех и вся (в том числе - страусов) меня сведет с ума.
- А ты еще в уме?
- Если рассуждаю о моли, то да. А у меня в шкафу шуба Иоанна Грозного!
Остается лишь летом вытряхивать вещи и сушить их на солнце, потому что
нафталин, как уже говорила Евлампия Амфилохиевна, слабо действует на эти
яички моли.
На стене ясно отпечаталась тень отца Жлобенко, бригадира льноводческой
бригады колхоза им. Лукашенко, жителя деревни Грязново; тень сказала:
- У меня всегда было ощущение, что меньшевистское прошлое Старосадова и его
буржуазное происхождение влияли на холопско-подобострастное поведение по
отношению к Сталину и - в меньшей степени - к Молотову.
- Что-то уж очень складно у вас тени колхозников говорят! - грозно сказал
Юрий Левитан, диктор центрального радио. - Я сам продолжу чтение письма
Дормидонта из Германии: "Помню, как однажды я был в Большом театре на
собрании, где на сцене сидели Сталин, члены Политбюро..."
- Это кто, Дормидонт, что ли, помнит? Да ему тогда... Да его тогда на свете
не было... Варсонофий мог это видеть... А Дормидонт родился в 1968 году, в
августе, когда наши танки вошли в Чехословакию! - грозно поправил Юрия
Левитана дед.
- А кто же это тогда о вас говорит? - спросил Левитан.
- Исчезни! - крикнул дед, и Левитан исчез.
Продолжил чтение документа подвыпивший Клим:
- Сталин на сцене и двести-триста товарищей из ЦК. В какой-то момент у
Сталина, видимо, возник вопрос по части соотношения низа и верха, и он
поманил к себе Старосадова, сидевшего на несколько рядов позади. Старосадов
покраснел - от удовольствия, что его выделили на глазах публики, и от
опасения, что мог не потрафить Сталину, - и кинулся вперед, словно школьник,
вызванный к директору и еще не знающий, ждет его похвала или порка.
На блюдце с золотым ободком продолжала лежать вишня с зеленой плодоножкой и
листиком на ней, по которому ползала зеленая же тля.
Старосадов стремился, чтобы в саду особенно широко использовались
торфофекальные компосты. Торф и фекалии - очень ценные удобрения. Поэтому в
усадьбе Серафима Ярополковича, сподвижника Ленина, Сталина, Гитлера,
Рейгана, Горбачева, Янаева и Ельцина, не было обычной канализации, хотя
уборных было множество. Но вместо унитазов там стояли такие специальные
ведра под круглыми сиденьями, которые используются и на обычных городских
унитазах; и все для того, чтобы ценнейшее удобрение даром не пропадало;
покакал, взял ведро, вышел на улицу и вылил его в компостную кучу, которых
было несколько, потому что фекалии да и торф можно применять только после
обработки в компостных кучах. Торф медленно разлагается и при большой
кислотности может оказать вредное влияние на растения. А внесение фекальных
масс (еще бы! если в доме 60-240 человек ежедневно какают в семи уборных)
непосредственно под деревья или ягодники запрещается по
санитарно-гигиеническим соображениям. При компостировании, считал Старосадов
(не забывайте его стройную фигуру, интеллигентное лицо с профессорской
бородкой, чеховское пенсне, узбекскую тюбетейку, высокий рост - 199,5 см), в
силу большой влагоемкости торфа фекальные массы хорошо впитываются в него и
полностью сохраняют свои удобрительные качества...
- Не морщись, Дормидонт, когда выносишь ведро со своим добром на компостную
кучу! - торжественно возгласил Серафим Бессмертный Ярополкович, он же бывший
преподаватель латинского языка и ответственный работник аппарата ЦК КПСС. -
Хомо сум: хумани нихиль а мэ алиэнум путо (Я человек: ничто человеческое мне
не чуждо)! С падением КПСС я все называю своими именами!
- Я понимаю, дед, что мир стоит на добре! - столь же торжественно поддержал
Дормидонт. - Ты уж извини меня, но я против воли морщусь, потому что от
добра идет неприятный запах.
- А запах навоза?
- Запах навоза приятный. Похож на молоко. Доишь корову, а она в этот момент
хвост поднимает... Так парком и обдает... Как универсальна жизнь: ничто не
пропадает, все идет в дело.
- Да, - вздохнул Старосадов и, подумав, толкнул Дормидонту небольшую лекцию
о навозе: - Свежий навоз, внучек, вносят обычно под перепашку с осени, а
перепревший - весной. Лучше, конечно, вносить перепревший навоз. Все должно
в этой жизни отстояться, отлежаться (рукопись), выбродить (вино)...
- И потом рукопись сажают?
- И рукопись, и автора, конечно, можно посадить, как Солженицына рукопись,
как семя, нужно бросить в почву (народ), тогда она прорастает. И народную
почву нужно хорошенько обработать: перепахать или перекопать лопатами на
полную глубину пахотного слоя, одновременно внося компост. И разъяснить, что
такое говно, моча, кровь, метафора, половой акт, размножение... Настало
время всеобщего разъяснения перед сходом Земли со своей орбиты. Пора
готовиться к переселению на Венеру. А туда пойдут самые умные, знающие цену
перегною. Цицерон...
Дормидонт шумно почесал за ухом, спросил:
- Кто такой Цицерон?
Искренне удивившись вопросу, Старосадов тем не менее, как истинный педагог,
взял себя в руки и спокойно переспросил:
- Цицерон?
- Оратор римский говорил: средь бурь гражданских и тревоги я долго спал и на
пороге застигнут ночью Рима был... - пробормотал Дормидонт.
- И то хорошо, - сказал Старосадов и продолжил, вышагивая перед черной
доской туда-сюда мимо кафедры, изредка бросая взгляд на Ленинскую аудиторию,
заполненную до отказа студентами, будущими юристами, ментами, КГБэшниками,
псами режима, стукачами, смершевцами, шпионами, провокаторами... - Цицерон
Марк Туллий...
"Марк Туллий, - записал в общую тетрадь студент философского факультета
Дормидонт, - Цицерон..."
Старосадов-дед продолжил:
- ...принадлежал к сословию "всадников". Он родился в 106 году до рождества
Христова, а умер в 43 году тоже до этого условного срока. Вообще, считать мы
можем от любого фонаря. Дело это условное... Я оговорился: на самом деле он
был убит. Об этом я еще скажу. Место его рождения - Лациум в окрестностях
Арпинума. Общее и риторическое образование получил в Риме, а затем в Греции.
Блестящие ораторские способности помогли ему добиться высших государственных
должностей. В 63 году Цицерон, он же Марк Туллий, он же Серафим Ярополкович,
он же Старосадов Николай Петрович со стертой памятью о цицеронском своем
периоде превращения перегноя в дух, становится консулом. У него появляется
возможность жестоко подавить заговор Катилины, против которого он выступал с
обличительными речами в сенате. В 58 году Старосадов был вынужден
отправиться в ссылку: народный трибун Клодий обвинил его в умерщвлении
римских граждан без суда. Возвращен из ссылки в 57 году, а в 51 году был
назначен проконсулом (наместником) в Киликию (Малую Азию)...
Какой-то студент-милиционер включил под партой приемник. Передавали концерт
по заявкам: "А теперь по просьбе Хорькова, который пишет, что родился в
деревне, которую затопили, теперь там Рыбинское водохранилище, и он не может
сходить на могилы предков, передаем песню о родине...
Родина моя, хочу, чтоб услыхала
Ты еще одно признание в любви...
Вовсе не затем, чтоб ты меня любила,
Просто потому, что я тебя люблю..."
Доктор филологических наук, академик Старосадов продолжил:
- Во время гражданской войны Юлия Цезаря с Помпеем Цицерон выступил против
узурпатора республиканской власти. При диктатуре Цезаря (48-44 года) Цицерон
был вынужден отойти от политики. Свой досуг он целиком посвятил литературной
работе. После убийства Цезаря Цицерон своими речами ("филиппиками") громил
сторонника Цезаря Антония за измену республике. В 43 году Цицерон был внесен
в проскрипционный список и убит агентами Антония.
Цицерон был просвещеннейшим человеком эпохи, гениальным оратором и
талантливым писателем. Сохранилось 58 его речей (около половины всех
сочиненных им), 7 трактатов по риторике, 12 трактатов по философии и около
тысячи писем, наиболее известны "Письма к Аттику".
В философии Цицерон - защитник старинных римских устоев и гражданственности,
противник эпикурейства и сторонник стоицизма. В теории красноречия Цицерон
отстаивает идею гармонии словесного выражения и содержания. Он убежден в
том, что только глубокое знание предмета речи может дать изящество слога, а
без этого знания ораторский слог является каким-то пустым и чуть ли не
детским. Отличительные черты ораторского искусства самого Цицерона - не
только глубина знания, но и музыкальная периодичность, ритмичность,
тщательный отбор стилистически нейтральных слов.
Во всех сочинениях Цицерона, особенно в письмах, ярко проступают его
человеческие качества: вежливый корреспондент, участливый друг,
нерасчетливый хозяин, любящий отец, мужественный гражданин, стоик, умеющий
строить свою жизнь по меркам высших ценностей, бороться за обреченное дело и
погибнуть в борьбе. Поэтому вполне понятно, что для Европы он стал
воплощением гуманизма республиканской античности.
В Риме его читали в школах, его изучали, писали комментарии к его речам, ему
подражали христианские отцы церкви Лактанций, Иероним, Августин. Гуманисты
эпохи Возрождения создали культ Цицерона и его изящного языка. У нас в
России Цицерон в первую очередь - "гимназический" автор. Таким его знал
Пушкин, о чем свидетельствует шутливое замечание о Цицероне в "Евгении
Онегине": "читал охотно Апулея (автора эротико-авантюрного романа "Золотой
осел"), а Цицерона не читал". Потрясающая пустота Пушкина!





 
 
Страница сгенерировалась за 0.0431 сек.