Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Драма

Валентин Черных. - Москва слезам не верит

Скачать Валентин Черных. - Москва слезам не верит

      x x x

     Трещал будильник, Катерина нажала кнопку, повернулась на другой  бок,
но через мгновение все-таки заставила себя встать.
     Она накинула халат и прошла в ванную. Посмотрела на себя  в  зеркало.
Это была почти прежняя Катерина, только  прибавились  морщинки  в  уголках
глаз и в пышных по-прежнему волосах проглядывала седина.
     Но из ванной она вышла уже без видимых морщин и  без  единого  седого
волоска. Темно-рыжие волосы  лежали  естественными  волнами  -  парик  был
первоклассный.
     Квартира была двухкомнатная, обставленная добротной,  но  в  общем-то
стандартной  мебелью.  Катерина  прошла  в  другую  комнату.   Там   спала
Александра. Ей было девятнадцать лет. Катерина распахнула настежь  окно  и
вышла на кухню. Александра,  почувствовала  ворвавшийся  ветер,  вынуждена
была встать.
     Катерина на кухне пила кофе и просматривала свой блокнот с записями.
     - Когда вернешься? - спросила Александра.
     - Не знаю, - односложно ответила Катерина, - По-видимому, поздно.
     - Значит, вечером я могу пригласить девочек? - спросила Александра.
     - И мальчиков тоже, - сказала Катерина.
     - Это уж само собой, - сказала Александра.
     Катерина  прошла  в  свою  комнату,  взяла  связку  ключей,  сумку  и
вернулась на кухню.
     - Я знаю, - опередила ее Александра. - Обед в  холодильнике:  суп  из
концентратов, антрекоты, компот консервированный. Посуду помою.
     - Тогда пока, - улыбнулась Катерина.
     - Пока, - улыбнулась Александра.
     Людмила  допивала  свой  утренний  чай.  Она  жила  в   однокомнатной
малогабаритной  квартире,  половину  которой  занимала  большая   кровать.
Кровать стояла в центре  комнаты  и  была  главным  предметом  обстановки,
Людмила набросила плащ, вышла из дому, не обращая  внимания  на  осуждающе
поглядывающих на нее женщин, закурила и пошла к остановке автобуса.
     На  остановке  была  обычная  утренняя  толчея.  Автобусы   подходили
переполненными. Их приходилось брать штурмом.  Это  был  новый  микрорайон
Москвы, и автобусов, по-видимому, не хватало.
     Людмила попыталась втиснуться в очередной автобус, но ее  оттолкнули,
Тогда она пошла вперед по шоссе и остановила первую же "Волгу".
     - На Хорошевку, - сказала она, - Плачу трешку, если успеешь к восьми.

     Катерина вышла во двор, подошла к "Жигулям", вставила ключ зажигания,
двигатель заработал. Катерина  увеличила  обороты,  вслушиваясь  в  работу
двигателя. Что-то ей не понравилось. Она выключила двигатель,  на  секунду
задумалась, потом снова включила двигатель,  резко  развернулась  и  также
резко рванула вперед. Почти не снижая скорости, она вырулила из переулка в
поток машин на шоссе. Несколько секунд она  шла  следом  за  автофургоном,
потом взглянув в зеркало, резко пошла на обгон.
     Теперь она шла в крайнем левом  ряду,  стремительно  обгоняя  машины,
идущие справа. Водители-мужчины посматривали на нее  несколько  оторопело.
Один из них попытался с нею соревноваться, но  очень  быстро  отстал,  тем
более что приближался пост ГАИ.
     У  поста  Катерина  чуть  сбросила  скорость.  Проезжая   мимо,   она
улыбнулась постовому, тот тоже улыбнулся ей, но все-таки погрозил жезлом и
тут же остановил водителя, пытавшегося соревноваться с Катериной.
     Антонина и Николай ехали в переполненном автобусе.
     - Зачем было покупать машину, - выговаривала Антонина, - чтобы ездить
на ней один раз в неделю и то не всегда?
     - Ты же знаешь, машину ставить негде, - возразил Николай.
     - Ну уж чего-чего, - не согласилась Антонина, - а  места  на  стройке
хватает.
     - Ты что, забыла, - спросил Николай, - как  в  прошлый  раз  самосвал
ободрал мне правое крыло?
     - Ну и что? - спросила Антонина. - Ты думаешь, что машина у тебя  всю
жизнь будет новой?
     - Не всю, - сказал Николай, - но на "Москвиче" проездил двадцать лет.
     - Тоже мне срок, - пренебрежительно ответила Антонина. -  Моему  деду
одних сапог на всю жизнь хватило, их еще отец донашивал.
     - Ничего в этом плохого не вижу, - невозмутимо ответил Николай.





 
 
Страница сгенерировалась за 0.046 сек.