Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Драма

Валентин Черных. - Москва слезам не верит

Скачать Валентин Черных. - Москва слезам не верит

      Режиссер сидел в автобусе  ПТС  за  пультом.  Перед  ним  было  шесть
экранов  телевизоров.  На  контрольном  экране  улыбалась   Катерина.   Он
переключил тумблер, и на экране возник цех...
     Катерина тоже смотрела на экран, где были цеха ее комбината, люди,  с
которыми  она  работала  и  встречалась  каждый  день.  Одий  из  работниц
по-видимому, заметила, что на нее направлен  объектив  телекамеры,  но  не
знала,  что  камера  уже  передает  ее  изображение,   Работница   достала
зеркальце, губную помаду и, не отходя от станка, начала наводить красоту.
     - Наезжай, наезжай крупнее, - обрадованно кричал режиссер в автобусе.
     Оператор в цехе повернул ручку трансфокатора, теперь  работница  была
крупно, на весь экран. Она подкрасила губы, поправила выбившуюся прядь под
косынку и стала  сосредоточенно  серьезной,  какой,  она  считала,  должна
выглядеть работница на съемке. И вся  сосредоточенная  и  серьезная  пошла
вдоль станков.
     Катерина все это видела на экране телевизора в  своем  кабинете.  Это
было и смешно и трогательно. И Катерина заулыбалась тоже.
     Режиссер мгновенно переключил тумблер на  пульте.  Заработала  камера
Рачкова, и миллионы зрителей  потом  увидят  и  запомнят  Катерину  именно
такой: улыбающейся и чуть грустной.
     Помощники операторов сворачивали кабели, катили  камеру  к  грузовому
лифту.
     Рачков задержался в приемной.
     - Да, - сказал он, будто только что вспомнил. - Передачу в эфир могут
поставить в последний момент, и мы не сможем позвонить вам на  работу,  на
всякий случай дайте мне  домашний  телефон  директора,  я  ей  обязательно
позвоню.
     - Ради бога, не забудьте, - попросила секретарша и записала номер  на
листке.
     - Непременно, непременно,  -  любезно  заверил  ее  Рачков.  -  Очень
интересная женщина, очень.
     - Она у нас умница, - с гордостью ответила секретарша.
     - Даже странно, - сказал Рачков, - такая женщина... и не замужем.
     - А вы уже влюбились?
     - На такую женщину невозможно не обратить вниманий. -  В  эту  минуту
Рачков был искренен. - Улыбается - глаз не оторвать.
     - Ее улыбка стоит полмиллиона в валюте.
     - Как? - не понял Рачков.
     - Она принимала участие в  закупке  оборудования  во  Франции  и  так
понравилась хозяину фирмы, что он сбросил полмиллиона. Это так шутят у нас
а министерстве.

     Голубые телевизионные автобусы шли по Москве. Молодые операторы среди
сложнейшей  электрической  аппаратуры  которой  были  начинены   автобусы,
резались в карты, в элементарного дурачка. И очень веселились среди  этого
чуда технического прогресса.
     Рачков не принимал участия в игре.  Он  молча  сидел  у  окна.  Сидел
сосредоточенный и даже мрачный. Он как будто силился о чем-то вспомнить и,
наверное, вспомнил, очень этому удивился и недоуменно зажег сигарету.

     Катерина сидела в своем кабинете.  Раздался  телефонный  звонок.  Она
сняла трубку.
     - Тихомирова. - И стала слушать. - Все? - спросила  она,  -  Тогда  я
повторю еще раз. Прошу мне не звонить... Нет. И встречаться нам незачем...
Нет. Это не твоя  дочь...  Да,  родилась  в  июне,  ну  и  что?..  Ах.  ты
подсчитал. Ты сам считал или тебе мама помогала?
     В кабинет вошла женщина с кипой бумаг для  подписи.  Катерина  жестом
попросила ее подождать,
     - Хорошо, - сказала она. Взглянула на записи. - Встретимся,  где  мне
удобнее. На Суворовском, без пятнадцати шесть.  У  меня  будет  пятнадцать
минут. Извини, все, у меня дела. - И Катерина положила трубку.

     Рачков ожидал Катерину с цветами. Он вскочил со скамейки,  когда  она
подошла, и протянул розы. Катерина села и отложила цветы на край скамьи.
     - Послушай, зачем тебе все это надо? - сходу  начала  Катерина.  -  Я
люблю другого человека, я собираюсь за него замуж, я  бы  могла,  конечно,
сказать, что я замужем, но ты, как я понимаю, за это время собрал обо  мне
довольно много информации. И потом, я действительно не  понимаю,  чего  ты
хочешь от меня?
     - Я хочу видеть свою дочь, - сказал Рачков.
     - Ну почему ты думаешь, что это твоя дочь? - спросила Катерина. - Вот
это  твой  сын?  -  Она  кивнула  на  проходившего  мимо  них  парня   лет
шестнадцати.
     - Нет, это не мой сын!
     - Почему не твой? Давай мы сейчас  его  подзовем,  расспросим  о  его
матери, и, может быть, ты вспомнишь, что  лет  семнадцать  назад  ты  имел
что-то с его матерью. Молодой человек! - крикнула она. -  Подойдите  сюда,
пожалуйста!
     - Прекрати, - возмутился Рачков.

     Катерина сидела в приемной министра.
     - Пожалуйста, товарищ Тихомирова, - пригласил  ее  помощник.  Министр
вышел из-за стола, и они сели в кресла.
     - Что на этот раз будете выбивать из меня? - спросил министр.
     - Как ни странно - ничего,  -  улыбнулась  Катерина.  -  Только  один
вопрос, можно?
     Министр внимательно посмотрел на Катерину.
     - Ким Семенович, правда, что вы поддерживаете  Павлова  из  головного
НИИ? - спросила Катерина.
     - А если правда? - Министр насторожился.
     - Тогда очень жаль, - сказала Катерина. - Павлов сегодня устарел, как
и его установка. Через три года, когда она войдет в серию, мы отстанем  от
японцев на пять лет.
     - Что вы предлагаете? - усмехнулся министр.
     - Начать монтаж реактора Виктора Шапкина, простите, Виктора Ивановича
Шапкина.
     - У Шапкина только опытный экземпляр, - возразил министр.
     -  Испытаем  опытный,  а  доводку  будем  делать  прямо  на  серийных
вариантах. Спокойной жизни у нас не будет, но зато мы выиграем года два.
     - И, разумеется, вы заберете Шапкина с группой в СКВ  объединения?  -
спросил министр.
     - Разумеется, - улыбнулась Катерина.
     - Я не возражаю...
     - Спасибо. - И Катерина поднялась.
     - Подождите, - попросил министр.  -  Я  хотел  бы,  чтобы  вы  поняли
следующее: Павлов многое сделал как ученый и еще многое  сделает.  Устарел
не Павлов, а его окружение, которое вовремя не предупредило  его,  что  он
ошибается, а это может случиться с любым руководителем и со мной тоже...
     - С вами пока все в порядке, - заверила его Катерина.  -  Как  только
появятся первые признаки, я вам об этом тут же сообщу.
     - Спасибо. Но не думайте, что я этому очень обрадуюсь.  Как  здоровье
вашего отца?
     - Он умер шесть лет назад.
     - Как?! - Изумился министр. -  Академика  Тихомирова  я  видел  месяц
назад.
     - А мы с академиком  Тихомировым  очень  неблизкие  родственники.  Из
одной деревни, только он уехал оттуда на сорок лет раньше. А вообще у  нас
в деревне почти все Тихомировы или Буяновы.
     - Вообще-то  я  сомневался,  что  вы  дочь  Тихомирова,  -  признался
министр.
     - Не слишком тонка в обращении  для  такой  интеллигентной  семьи?  -
спросила Катерина.
     - Нет, - рассмеялся министр. - Просто слишком  напористы.  А  знаете,
Катерина, вы почти эталон преимуществ Советской власти. Приезжает  девочка
из деревни и становится директором крупнейшего комбината в Москве.
     - Правда, на это ушло двадцать лет. Но в принципе,  как  я  убедилась
сама, у нас можно добиться почти всего, чего хочешь.
     - Скажите, Катерина, - вдруг спросил министр. - Вы счастливы?
     - Наверное, счастлива...
     - Я не знаю вашего мужа. Он из нашей системы?
     - Я не замужем, - просто ответила Катерина. - С этим не получилось. У
нас, если хочешь, можно стать директором комбината, даже министром, а  вот
чтобы выйти  замуж,  желания  одного  человека  недостаточно.  Здесь  даже
преимущества Советской власти не помогают.
     - Простите, - сказал министр. - Странное какое-то время.  Я  замечаю,
что сегодня, как никогда, много одиноких мужчин и женщин. Может  быть,  мы
стали слишком требовательны друг к другу? Или разучились прощать, а?
     - Не знаю, - произнесла Катерина.





 
 
Страница сгенерировалась за 0.1048 сек.