Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Военные книги

Олег Маков, Вячеслав Миронов. - Не моя война

Скачать Олег Маков, Вячеслав Миронов. - Не моя война

-11-

     Командира  срочно  вызвали  в штаб  армии,  он  отправился  туда. Через
несколько  часов  приехали   на   машинах  человек  пятьдесят   во  главе  с
заместителем командарма, плюс  к ним  большая "группа  товарищей" из особого
отдела, военной прокуратуры, политотдела армии.
     Нас всех  рассортировали  и опрашивали, допрашивали, стращали,  пугали.
Передавали  по конвейеру. От особистов - прокурятам,  от  тех -  замполитам,
потом просто офицерам штаба армии  - инженерам, затем опять особистам, и  т.
д.
     Изуверство  тех,  кто  нас  допрашивал, было на  сродни измывательствам
ополченцев, которые были здесь недавно.
     Нас  пугали  уголовным кодексом, нарушением Устава,  нарушением  правил
несения боевого дежурства. Если верить всем этим страшилкам, получалось, что
каждому из нас  грозило лет по сорок, но у нас в стране больше пятнадцати не
дают, так что по двадцать пять скостят!
     По всем  раскладкам тех, кто нас допрашивал, мы все должны были умереть
здесь в едином  порыве, но не  допустить  пуска ракеты,  не говоря  уже  про
захват КП и стартовых позиций.
     От всех разумных доводов они отмахивались.
     Эти  приехавшие  умники  от  нас  допытывались,  почему  же  никто   не
организовал  преследование  и  захват  банды?  Этот  вопрос  вызывал  у всех
истеричный  смех.  Тогда они попытались сами организовать преследование. Они
даже связались с местной милицией, те просто бросили трубку. И  только поняв
тщетность своих попыток, они успокоились, правда, попытались все свалить  на
нас. Мы все устали от этих допросов, издевательств как  со стороны партизан,
так и со стороны официальных властей.
     Многие из приехавших отлично понимали,  что никто  не  будет заниматься
поисками и  наказанием Гусейнова и его компании. Российские части находились
на территории чужого государства, которое нас ненавидело всеми фибрами своей
кавказской  души. И мы, как офицеры,  верные присяге, несли службу, которая,
по большому счету, абсолютно никому была не нужна.  Родина  о нас  вспомнила
только для того, чтобы скрыть свой позор.
     Многие офицеры разъехались по  своим национальным  квартирам. Некоторые
даже заняли руководящие посты в  министерствах обороны своих республик. Сами
присылали письма  об  этом. Только  нам Россия  приказала оставаться здесь и
нести службу, что мы исправно и делали.
     Многие  республики  бывшего Союза  уже  заявили,  что  видят  Россию  в
качестве потенциального противника и строят свою политику на противодействии
ей. Скоро будем воевать с  бывшими сослуживцами. Кто  думал, что такое может
произойти!
     Особое  внимание  в  ходе  расследования,   конечно,  уделялось  фигуре
Модаева. Теперь все  были  под подозрением, а вдруг ты  тоже предатель? Пару
человек увезли в штаб армии.  Одного,  с которым  он учился, и второго,  кто
имел несчастье быть  с Модаевым соседом по лестничной площадке. Часто вместе
выпивали. Вот так-то, выпил с соседом, а оказалось, что предал Родину!
     На   следующий  день   пришел   приказ   министра  обороны   России   о
расформировании нашей  части. Все  мы должны были сдать технику, вооружение,
имущество прибывающим эвакуационным командам,  все, что нельзя демонтировать
в трехдневный срок, специально прибывшие саперы должны были взорвать.
     До  того,  пока не  вывезли  последнею ракету и блок аппаратуры, с нами
постоянно находились представители прокуратуры  и особого отдела. Они во все
глаза  смотрели, не  замышляем ли мы, чего доброго, украсть что-нибудь. Было
противно  и мерзко. Поэтому  частенько  все прикладывались  к  своим и чужим
запасам спиртного.
     Так как обслуживать больше было нечего, остатки казенного спирта выпили
в рекордно кратчайшие сроки. Потом вспомнили и  про коньяк. Достали и выпили
все, что было.
     По  ходу  сдачи  все  должны  были  прибыть  в  штаб   армии,  получить
предписания к новым местам  службы и  отбыть. С каждого из нас  все  кому не
лень взяли подписки о неразглашении того ЧП - позора, который произошел.
     Батю, по слухам, взяли под стражу, но  после вмешательства командующего
армией   выпустили.  Его   судьба   для  всего  личного  состава  оставалась
неопределенной. Наша, впрочем, тоже.
     Я, как связист, должен был уезжать в числе последних.
     Вот и уехал!..






 
 
Страница сгенерировалась за 0.0451 сек.