Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Военные книги

Олег Маков, Вячеслав Миронов. - Не моя война

Скачать Олег Маков, Вячеслав Миронов. - Не моя война

-12-

     Я  плюю  на  пол  от   злости.  Сколько  времени  я  уже  здесь?  Суток
трое-четверо,  а может  всю неделю? Света дневного нет, часов нет,  отмерять
сутки по выдаче пищи тоже нельзя.  Сейчас кормят то ли два раза  в сутки, то
ли раз. Не  поймешь. Дают то баланду  какую-то, то  заплесневелый, твердый и
вонючий хлеб. Как раз  для  наших распухших десен. От многих зубов  остались
обломанные пеньки корней.
     Несколько дней назад двое наших, что сидели  в  другом  конце коридора,
напали на охранника - их застрелили. Нет больше ни Кости Сергеева,  ни Мишки
Александрова. Нет их и все. После этого нас стали жестоко избивать.
     Слышны  шаги  по  коридору.  Идут  двое.  Странно,  не   слышно   звука
волочащегося тела. Обычно нас по очереди выводили на допрос, затем по одному
затаскивали  в  камеру, бросали,  брали  другого.  Когда было четверо,  было
легче. Пока дойдет до тебя очередь  в этой "карусели" пыток успеешь  немного
отдохнуть, восстановить силы - и  физические и душевные. А сейчас не слышно,
что тащат полумертвое тело Витьки Богданова.
     Уроженец  Красноярска, выпускник училища 1991 года,  лейтенант Богданов
был захвачен вместе с нами. Его, как самого молодого, командиры оставили для
сдачи техники и вооружения. Дурдом, конечно,  но  теперь Витек  мой сосед по
камере. Он невысокого  роста, сухой, хороший спортсмен,  как всякий холостой
лейтенант - бабник, не дурак выпить. В наш славный  коллектив влился быстро,
и вместе со всеми тащил нелегкую лямку БД (боевого дежурства). Он и в мирной
жизни  не  отличался особой  говорливостью,  сейчас почти  замолчал,  только
матерится отчаянно. Неужели кончили Витька? Похоже, что моя очередь.
     Сопротивляться  глупо.  Свою  долю  боли  я уже  получил  сегодня. Если
Виктора  убили,  значит и моя  судьба такова. При  одном  условии,  если  не
соглашусь. Соглашусь обучать их  ополченцев -  выживу. Троих моих  товарищей
уже убили, значит, и мой черед пришел.
     А как  раньше  было! Нас привезли.  Поначалу  Гусейнов  с нами  пытался
играть  в интеллектуала. Он  вел  себя  как  барин. Кормежка  два  дня  была
хорошая, коньяк тоже присутствовал. Однажды он пришел в особенно благодушном
настроении.
     - О, как мои друзья поживают?
     Мы  молчали.  Что  говорить?  Потом  начался обычный  словесный  понос.
Гусейнов разорялся о независимости, о долге, патриотизме.
     -  Вы  можете  все  получить от меня.  Хотите деньги,  власть,  оружие,
женщин, квартиры, машины? А также у меня для вас есть маленький сюрприз.
     Он полез в карман и достал  пакеты с  порошком.  Они  были небольшие по
размеру, но различные по цвету. Мы поначалу даже не поняли, что это такое.
     - Угощайтесь! - Гусейнов широким жестом высыпал все это на стол.
     - А что это? - мы были в недоумении.
     - Товар  высшего качества!  - Гусейнов был горд. - Хочешь "777", хочешь
"999", но это очень дорого! Выбирайте!
     - Это что, наркотики?
     -  Я же говорю - товар высшего  качества,  я  первый,  к кому он  из-за
"бугра" попадает! Не хотите  быть инструкторами, не ходите.  Не надо! Будьте
курьерами! Сейчас границ нет,  вас - офицеров - никто досматривать не будет!
Это  же  деньги. Несколько таких  поездок, и вам  не надо  ни  работать,  ни
служить до  конца жизни! Риска никакого, здесь мы вас посадим  в самолет или
поезд, пара пакетов, а там вас встретят! И все!
     - Точно все! Крест на жизни, карьере. Лет десять!  И все! Делов-то! - я
был взбешен.
     - А наркота откуда? - поинтересовался Виктор.
     - А тебе зачем?
     - Просто так.
     - А ты как думаешь? - Гусейнов проверял нас.
     - Элементарно. Наркота поступает из Ирана, малая часть из Турции.
     - А почему так думаешь? - Гусейнов настаивал.
     - Турция претендует на цивилизованную страну. Там и спецслужб импортных
много,  а вот  Иран  больше  закрытая  страна,  плюс исламский фактор. А  вы
пытаетесь проводить боевые действия под зеленым знаменем пророка. И как пить
дать,  сами пытаетесь выращивать  всю  эту гадость  где-нибудь. Может даже и
войнушку начали из-за наркоты?
     - А это ты с чего взял?
     - Чутье!
     - В общем-то,  ты  прав. Товар я получаю из Ирана.  А там какой хочешь.
Хочешь самый чистый  - афганский, пакистанский,  ну  и, конечно,  наш  есть,
местный. Понимаешь, армян поддерживают армяне по всему миру.
     - У них это неплохо получается! - заметил я прикуривая сигарету.
     - Пока! Пока получается!  - уточнил Гусейнов. - Тем  не менее,  с  нами
многие страны  и  отдельные шейхи, миллионеры.  Не  всегда можно переправить
деньги,  оружие, форму, вот и переправляют  товар. Я получаю  его по  тысяче
долларов за килограмм - это  высшего качества, низкосортный можно центнерами
за бесценок.  А  в Москве - от тридцати-сорока  тысяч  за  килограмм. Чистой
прибыли до четырехсот процентов! Неплохой бизнес, а?
     - Здорово получается! Здесь неверных  убиваете, а  в России ты убиваешь
неверных наркотиками.  Круто! - я тоже философствовал. - А война началась не
из-за наркотиков?
     - Это тоже.
     - Как?
     - У меня, у нас там были небольшие поля, плантации, и вот эти макаки не
захотели   уйти!   Такой    бизнес   начинался!   Тьфу!   -   он   выругался
по-азербайджански, что-то про гнусных шакалов и грязных обезьян.
     - Облом за обломом! - Витя подначивал Гусейнова.
     - Да, уж! - Гусейнов заново переживал свою утрату.
     - И много полей потеряли?
     - Около пятидесяти! Такие деньги люди вложили, я сам  вложил все! И вот
я стал нищим! Ну, ничего, они еще за это  заплатят! Они уничтожили мои поля!
- Гусейнов грохнул кулаком по столу. - Грязные собаки!
     - Круто! Так вся эта война из-за наркоты!
     - Не  только. Не только! Власть! Вот из-за чего все войны. Будет власть
- будут деньги, будут деньги - будет власть. Одно от другого неотделимо, все
как  сиамские  близнецы.  И  ничто меня  не остановит  на  этом  пути.  Я  -
избранный!
     - Здравствуй, паранойя! - Витя усмехнулся.
     Я пнул его под столом.
     - Не дергайся, Маков, я уже от многих это слышал. И где они? - Гусейнов
перегнулся  через  стол. - Иных уж нет, а те  далече! Ха-ха-ха! Гениальность
никто никогда  не  понимал из современников.  Ни  Вашингтона, ни Гранта,  ни
вашего  Ленина.  Зато  потом  их  деяниями  восхищались и  ужасались  все! Я
предлагаю  вам разделить это  бремя. Да,  сейчас  нам сложно, но в  мое дело
готовы вкладывать миллионы долларов. Я неплохо готов оплачивать ваши услуги.
     - Как Модаеву?
     - Он  свое  получил. Он -пацан! Но  он  нужен! Пока  нужен,  - Гусейнов
скривился.
     Потом  он  начал нести  прочую  чушь  об  избранности  азербайджанского
народа, что  он  сам избран пророком и  судьбой, и прочую ерунду. Зрачки его
были неестественно расширены. Сам он побледнел, пот катился градом. Типичные
признаки  употребления наркотиков.  А может, просто  одержимый фанатик? Я не
доктор. Вскрытие покажет!
     Голова болит. Вспоминать и переживать заново больно, тяжело.  Мне стало
уже все безразлично. Господи, как я устал! Дай мне силы сдохнуть!
     Дверь  распахивается. В проеме стоят  двое. Я  шагаю вперед, протягиваю
руки, их сковывают наручниками. Это, оказывается, целая наука, как сковывать
наручниками-браслетами руки.  Можно просто захлестнуть на  запястьях,  можно
потом  додавить так,  что кровь  не будет  поступать  в  кисти  рук, и  муки
начинаются  адские. Кисти  синеют, и  выворачивает  от боли все руки.  Можно
защелкнуть их выше кистей, на предплечьях, сильно, при этом заставить кулаки
сжать. Через десять минут  кулаки  разжать уже не сможешь, и будешь лезть на
стенку от  боли и  орать  благим матом. Интересно, откуда  эти  крестьяне  и
преподаватели школ научились таким премудростям?
     Меня проводят по  большому длинному  коридору,  я  раньше  подсчитал  -
пятьдесят шагов, затем поворот налево - еще семь шагов, дверь - здесь раньше
было что-то  вроде тренажерного  зала,  штанги, гири, самодельные тренажеры,
манекены, доски с нарисованными человеческими  контурами, истыканные ножами,
- это наша пыточная.






 
 
Страница сгенерировалась за 0.0677 сек.