Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Военные книги

Олег Маков, Вячеслав Миронов. - Не моя война

Скачать Олег Маков, Вячеслав Миронов. - Не моя война

-9-

     - Старший лейтенант,  вернее бывший старший  лейтенант, подойди  ближе,
чтобы твой хозяин не думал, что его обманывают. И слушай внимательно.
     Серега, красный как рак, высоко подняв  голову, с умным  видом медленно
прошествовал к карте.
     - Берет на пределе "СНР",  отрабатывает по ней без проблем.  Но изделие
надо  закинуть на 50-60  километров, а может даже и  дальше. Предлагаю метод
"К-3"  с  дистанционным управлением  подрыва  заряда. Пару минут  прошу  вас
обдумать мое предложение.  Вы все специалисты,  и разжевывать  вам ничего не
нужно.
     Первым  смысл  сказанного командиром  дошел до  Смирнитского -  офицера
наведения. Он заулыбался в вислые усы.
     - Батько, согласен я. Тильки, болванка-то може от удара сдетонируе!
     Тут  всех  как  прорвало.  Поток  технических  терминов сыпался со всех
сторон.
     Я  же стоял  как  баран  и улавливал  знакомые  слова. А напротив стоял
бывший  старший  лейтенант  бывшей  Советской  армии  - так  и  не  стал  ты
полноценным старлеем Российской армии! Стоит и глазками хлопает. Говорили же
в  училище: "Учи  матчасть!  Пригодится!"  Что  же  теперь  ты  будешь  Гусю
докладывать?
     -  Все, товарищи, хватит  думать!  Майор  Иванов,  прямое расстояние по
карте до  селения занести в систему наведения. Басов, Курмилев, Сидоров - за
операторов  РС. Горин, возьмете с собой Макова, вдвоем, думаю, справитесь на
старте. Зампотех - на дизеля!
     - Э,  дорогой!  Так не  пойдет!  Никто без  моего разрешения  не выйдет
отсюда! - подал голос недовольный Гусь.
     - Тогда сам и запускай! - командир был резок.
     - Хорошо. Но со всеми, кто будет выходить, пойдут мои люди, и они будут
стрелять, если что-то пойдет не так!
     -  Ты меня уже  достал своими  страшилками - во! - командир  резко, как
ножом, провел у себя по горлу ладонью.
     - Хорошо, идите, но чтобы все быстро было! - Гусь начинал нервничать.
     Мы с Гориным сорвались с места. Впереди Горин -  комбат старта, я рысью
сзади.
     - Леха! А я что делать буду, я же не рублю в вашей системе? Неужели Боб
будет стрелять?  - спросил я,  догоняя Горина. Бежать  и  говорить  было  не
совсем удобно. Но другого момента не будет. За нами следом вывалился толстый
боевик.
     - Не боись,  связь! Батя сказал: "Зер гут!"  А  ты со мной, чтобы  Гусю
глаза лишний раз глаза не мозолить.
     Сопит  кто-то  сзади.  Обернулись.  Толстяк галопирует  изо  всех  сил.
Автомат  болтается на шее,  мешает бежать. Не служил он в частях, где оружие
выдают. А может, и вообще не служил.
     -  Олег, охрана  наша  совсем  из  сил выбилась,  давай  быстрей,  хоть
поговорим без него.
     Оставшийся  километр мы бежали в ускоренном  темпе.  Вот она,  родимая.
Перешли  на  шаг метров  за пятьдесят. Что  что,  а училищная  закалка снова
пригодилась, да и в части не давали расслабиться по физо. Были передовиками.
Вот и гоняли по всем дисциплинам.
     - Олег! Стрелять будем. Попадать - нет. Тебе достаточно?
     -  В  принципе.  А покурить есть?  - мы  тем временем  дошли  до  кунга
пусковой.
     - У меня нет. Но тут есть маленький тайничок-нычка. Там бойцы постоянно
прятали бычки.  Я их  гонял за  это.  Но  когда  все начало лететь к  чертям
собачьим,  так  и  лазить  тоже перестал.  Посмотрим  сейчас.  Может,  что и
завалялось.
     - Успеется. Смотри-ка, охрана почти прибежала, у него стрельнем.
     - Ага, если только от инфаркта не помрет раньше.
     Толстый уже не бежал, а шел. Его пошатывало, ватные ноги он переставлял
кое-как, брюки приспустились и мешали при ходьбе. Куртку расстегнул почти до
пояса. Автомат просто висел на  шее, руки положил на него. Кепи засунуто под
погон. Лицо красное и все мокрое от пота, взгляд мутный.
     - Эй, киши, сигареты бар?
     Остановился. Согнулся  пополам, автомат почти достает до земли, крупные
капли падают в песок. Распрямился, растирает грудь.
     - Не помрет?
     - Не должен.
     - Эй! Сигареты бар?
     - Йок! Нэт курить. Зачэм так быстро бегать?
     - Командир приказал. А ты как воевать-то без сигарет будешь?
     - Ладно, Олежа, хватит лясы точить, пошли атомную бомбу готовить!
     - А ты, киши, ничего здесь не трогай. А то взорвется! Бум! Понимаешь? -
Горин изобразил руками взрыв. - Понимаешь?
     Аника-воин лишь устало мотнул головой, продолжал растирать грудь.
     -  Ты иди, посиди в  той будочке, посиди, отдохни. Обратно  еще быстрее
побежим.
     Толстый тяжко вздохнул и поплелся к будке, а мы - к установке.
     - Леха, а может грохнем толстого и автомат заберем?
     -  Заманчиво, но  они там наших перебьют. А мысль хороша!  Не  искушай,
Олег, не искушай! А сможешь его по-тихому убрать?
     - Элементарно. Я морально  уже давно  готов к этому,  а технически  нас
этому с первого дня училища готовили.
     - Давай пока не будем! Но у самого руки чешутся!
     Тем временем мы подошли к установке.
     -  Значит так, Олег.  Вот тебе  щетка. Вот разъем почистить контакты, а
потом пристыкуй, а я сигарет или бычкунов поищу.
     - Издеваешься?
     - Надо так. Делай.
     Минуты  две  я   добросовестно  ширикал  щеткой   по  контактам,  потом
присобачил  их  на место. Спустился  вниз. Присел  на  станину,  прислонился
спиной и затылком к металлу. Сижу, жду и думаю, что же будет-то. Если не эти
чмыри  прибьют, так свои же матку наизнанку вывернут.  Тьфу! Куда  не  кинь,
везде клин!
     - Олег! Ты где? - послышался голос Горина.
     - Здесь я, Леха, под отбойником! Туточки!
     - Кабель подключил?
     - Ага.
     Из-за угла вывернул Лешка.  Морда красная, радостная, мокрая от пота, а
в зубах сигарета и мне протягивает "Примину" целую.
     - А я смотрю, что тебя нет там, где оставил. Грешным делом подумал, что
ты пошел кончать толстого.
     -  Кому он нужен? Сам помрет от  инфаркта.  Ух  ты! Ты  где  взял такое
богатство? - спросил я, жадно прикуривая.
     - Где взял, уже нет.
     - Понял, не дурак.
     - Кури и арбайтен, арбайтен!
     - Яволь, герр гауптман!
     Горин  минут пять  деловито  полазил  по  ракете,  по  пусковой, что-то
открывал, куда-то заглядывал. Потом кивнул мне.
     - Пошли.
     Во втором кунге, где сидел толстый с автоматом,  была ГГС. Мы  раскрыли
дверь. Толстый насторожился, ствол на нас.
     - Не боись, Маруся! Немцы далеко! Дай-ка мне микрофон.
     - Что говоришь? - ствол по-прежнему на нас, но уже  нет настороженности
во взгляде.

     - Вон ту черную хреновину дай, говорю. Ай, спасибо, дорогой!
     И уже в микрофон:
     - Стартовая батарея! Готовность номер один! ОШ-10 пристыкован.
     -  Принято. Приступить  к  КФ.  Горин  и  Маков ко  мне! - раздался  из
динамика слегка хрипловатый, искаженный голос командира.
     -  Гусейнов! Адыль,  Адыль?! - толстый  выхватил  у  Горина микрофон  и
заметался  по  кунгу как курица. Пару  раз ударился  об аппаратуру головой и
плечом.
     - Дурень! Вот сбоку есть такая пимпочка, "тангента" называется. Нажал -
говори, потом отпускай! -  объяснил я ошалевшему воину новой освободительной
армии Азербайджана. - Вот сюда жми, а сюда говори.
     Воин  Аллаха наконец-то справился с волнением и овладел техникой. Пульт
ГГС взорвался азербайджанской скороговоркой.
     -  Якши,  якши!  -  Толстый  не  только  говорил  в  микрофон.  Он  жил
разговором. Мимика, жесты, все свидетельствовало об этом.
     - Я здесь остаюсь! - он повернулся к нам.
     -  Ну, парень, удачи тебе! Штаны береги! - Горин похлопал его по плечу.
- Чтобы не случилось, ничего не трогай. Убьет! Тут все заминировано.
     У парня округлились глаза от страха.
     - Ну что, старлей. Побежали?
     - Побежали, кэп.
     - Олег!  У  меня в заначке два литра коньяка есть,  банка тушенки. Если
все закончится благополучно - ко мне.
     - Я бы прямо сейчас начал.
     - Ты второй раз за пятнадцать минут меня искушаешь. Прямо не человек, а
змей какой-то.
     - Так ты ведь тоже не Ева.
     - Вот только не пустят ли нас после старта в расход?
     - Не думаю. Без нас - это железо мертвое.
     - А Сергей?
     - Он по пояс деревянный. Как памятник. Кроме как задницу лизать, больше
ни на что не способен. Посмотрим.
     Вот  и оперзал.  Оттолкнули  охрану. С  улицы  толком не  разглядеть  в
полумраке, только слышны голоса.
     - Смирнитский - контроль функционирования проведен. Боечасть в норме.
     - П-18. Провел круговой поиск. Цель  обнаружил.  Азимут  300, дальность
100.
     - Офицеру наведения. Цель номер один. Азимут 300, дальность 100.
     -  Смирнитский обнаружил цель  номер  один. Азимут  300, дальность 100,
высота - 3? РС? - щелкнули штурвалы.
     - Петров (он за оператора РС по дальности). Есть цель по углу, азимуту,
дальности. Цель без помех. Одиночная, скорость - ноль, высота - 3.
     Из темноты раздался голос командира:
     - Цель номер один одиночную уничтожить одной ракетой! Метод "К-3"!
     Леха зашептал мне на ухо:
     - Готова только одна - пятая.
     -  Смирнитский!  Пятая  -  пуск!  -  снова  раздался напряженный  голос
командира.
     Командир уставился в индикатор, рядом с ним Гусь. От экрана  лица у них
казались мертвыми. Сине-зелеными. Повисла  гробовая тишина. Слышно лишь, как
шумят приборы, и стук собственного сердца гремит, шумит в ушах, струйки пота
бегут  по  спине.  Вдалеке раздался шум стартующей  ракеты. Я  вздрогнул  от
неожиданности.
     Раздался голос Смирнитского.
     - Цель уничтожена. Расход - одна.
     -  Ну  что,  попал?!  -  Гусь  напряженно  вглядывался  в  полумрак  на
Смирнитского, затем на командира.
     - Отбой готовности личному  составу.  Собраться  в  курилке, - командир
встал со своего кресла и потянулся, разминая спину.
     - Ну  что,  попал?  Говори,  попал  или  нет?!  -  Гусь  подпрыгивал от
нетерпения.
     - Попал. Радуйтесь! - командир был мрачен.
     Леха включил свет. Мимо меня пронесся радостный Гусь  -  за ним спешила
вся  наша-его  охрана.  Распахнул  дверь  на  улицу.  Споткнулся,  с  трудом
удержался  на ногах  и  что-то закричал. От радостных криков  победителей  и
стрельбы в воздух заломило в ушах.
     - Ну что, пошли получать  награды! - голос командира звучал громко, еле
перекрывая шум на улице, но было видно, что он устал. Мы все устали от этого
налета и этой жизни.
     Снаружи  ослепительный  свет  резал  глаза. Неподалеку была расположена
беседка-курилка, оплетенная  виноградом.  Рядом  танцевали  победители, лихо
вскидывали полусогнутые руки к груди, стучали в бубны. Забавно. Это же надо,
на войну и с бубнами! Ну, артисты! Для них война что-то вроде развлекаловки.
В воздух периодически кто-то на радостях стрелял из автомата, выпуская целый
магазин.
     Собрались все наши  в курилке. Откуда-то появилась  пачка "Верблюда"  -
"Кэмела". Пустили по кругу.
     Леха  сидел рядом со  мной,  и  так ненавязчиво,  непринужденно положил
полупустую пачку к себе в карман.
     Все сидели и курили  молча. Никто не проронил ни слова. Не было обычной
радости, как обычно после старта. Зампотеха не было.
     Командир внимательно смотрел в сторону ДЭСки.
     - Идет, - облегченно вздохнул Боб. - Не тронули звери.
     Зампотех  шел, вытирая  руки  ветошью,  куртка  была обрызгана машинным
маслом.
     - М-да, а могла бы не взлететь!
     - Если бы дизеля не запустились или заглохли, то намотали бы  нам кишки
на шею. Тьфу!
     Тут  до всех дошло, что могло бы  быть, если  бы  зампотех  не запустил
полуразвалившиеся дизельные  установки. Судя  по его  испачканной форме,  мы
были  на  грани этого. Пока пронесло.  Посмотрим, что  дальше из  этого  роя
получится.
     - Слышишь,  Олег,  а толстый так  и  сидит в кунге. Надо бы посмотреть,
может и украдет чего-нибудь.  За этими воинами Аллаха нужен глаз да глаз,  -
Леха встал, затянулся и одним щелчком умело отправил окурок в урну. - Скорее
всего в кунге придется дезинфекцию делать. Штаны у него, наверное, воняют.
     - Командир, мы до старта и обратно.
     - Только быстро.
     Мы быстрым шагом дошли до места  старта.  Ракеты на привычном месте  не
было. Опаленная земля, обгоревшая, обуглившаяся  местами краска. Все это  мы
уже  видели, и когда-то  радовались  этим  стартам, мазали себе,  друг другу
лица, руки  этой сажей, копотью, остатками смазки.  Сейчас не было восторга.
Только усталость и опустошенность. Выжили - и ладно.
     На  полу  кунга  лежал  толстый  Адыль.  Руки  закрыли  голову,  он  не
шевелился. Автомат валялся на полу.

 





 
 
Страница сгенерировалась за 0.1391 сек.