Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Спортивная литература

Борис Алмазов. - Самый красивый конь

Скачать Борис Алмазов. - Самый красивый конь

         "Глава семнадцатая. "КУЗНЕЦ,, ТЫ КУЗНЕЦ, РАСКОВАЛСЯ ЖЕРЕБЕЦ...""

     - Что там  стряслось, папаша? - спросил  старшина  Никифоров, слезая  с
мотоцикла. Старшина был грузный, в свете мотоциклетной фары его плащ блестел
и делал Никифорова  похожим на пожилого  кита, зачем-то  вылезшего на берег.
Старик сторож, с трудом сдерживая собак, заторопился:
     - Я так понимаю - воры!
     -  Прямо так сразу и воры.  Тихо!  - сказал  Никифоров  собакам,  и те,
жалобно вякнув, сразу замолчали.
     - Воры, воры и есть! Несколько человек! А может, фулюганы какие...
     - Вот это скорее! Ну давай глядеть, кого ты там запер.
     -  Товарищ  милиционер! - услышал Никифоров тоненький голосок. У забора
стояла девчонка.  Она  вся промокла,  и  дождевые капли  покрывали ее лоб  и
щеки,, как роса. Они скатывались за воротник, но девчонка этого не замечала,
а только нервно сдувала капли с верхней губы.
     - Товарищ милиционер, мы не воры и не хулиганы...
     - А кто это "мы"?
     - Ребята!
     - Так уже легче! - сказал Никифоров и отбросил капюшон. - А вы, папаша,
сразу:  "Воры, воры"... Хорошо  еще, целый наряд  не взбаламутился.  Ну что,
девочка,   на   лошадках   поездить   захотелось?   "Неуловимых   мстителей"
насмотрелись?  Только, брат, адресом ошиблись. На этих лошадках только навоз
в поля вывозить...
     - Нет, мы не кататься, мы подковать.
     - Чего?
     - Лошадей подковать. А то они подкованы плохо...
     - Видал,  папаша? А ты говоришь, "воры".  Это, брат, юные кузнецы  или,
как там, отряд "Красный молоток"...
     - Нет, - сказала девчонка, - просто Панама сказал, что  если лошадей не
перековать, то у них к весне копыта совсем пропадут.
     - Ну, батя, что на это скажете?
     - Дак ведь кузнец у нас уволился.  Ковать-то некому. Лошадки,  конечное
дело, ногами страдают. А возчики сами ковать не решаются.
     - Ну и что, ждете, когда лошади обезножат?
     - Кузнеца ищем, по всему городу объявления развесили.
     - А чего вам его искать - вот вам кузнецы. Сколько вас?
     - Пятеро.
     - Вот вам, папаша, сразу пять кузнецов.  Ну, давай открывай конюшню. Да
собак привяжи, а то напугают ребят.
     -  Момент, момент...  - засуетился  старик, зазвенел ключами. Никифоров
завел мотоцикл и прямо  на  мотоцикле въехал  в  распахнутые двери  конюшни,
быстрая тень метнулась мимо мотоцикла, но Никифоров не успел  ее схватить. А
прямо перед ним в снопе света плечом к плечу стояли трое мальчишек.
     - Так! - сказал милиционер. - Будем знакомиться: старшина Никифоров.
     - Бычун.
     - Пономарев.
     - Столбов.
     - А где четвертый? Мальчишки молчали.
     - Не бойтесь,  - сказал Никифоров. - Вон девочка мне уже все объяснила.
Где  четвертый?  Он, что  ли,  в дверь-то прошмыгнул?  Бросил вас, а вы .его
выдавать не хотите.
     - Это не он, а она, - сказал Столбов. - Мы еще с ней поговорим.
     -  Не  надо с ней  ничего говорить! - возразил  Бычун. -  Она  для меня
больше как человек не существует.
     - И для меня, - согласился Столбов. - Накажем ее всеобщим презрением.
     - Ну-ну! - Никифоров прошелся по конюшне. - Накажите-накажите. "Кузнец,
ты кузнец, - запел  он вдруг, - расковался жеребец... Кузнец, ты кузнец... -
Он переходил из  стойла в стойло, светил  фонариком. - Кузнец, ты кузнец..."
Кто у вас начальником, папаша? Надо будет участковому его навестить.
     - Да начальник в  больнице лежит,  уж второй месяц...  У него  инфаркт,
сердце, значит...
     - На такие  копыта посмотришь - моментом  инфаркт заработаешь. "Кузнец,
ты кузнец,  расковался жеребец..." А  ну-ка  давай  вот этого,  разутого,  в
проход. - Никифоров скинул плащ, снял китель и засучил рукава рубашки. - Ну,
ребятки, посмотрим, помнит ли бывший сержант конной милиции Никифоров П. И.,
как он лошадей ковал...  Никифоров зажал  заднюю ногу  коня коленями и ловко
начал срезать старый роговой слой.
     - А  вот теперь стрелочку. "Кузнец, ты кузнец..." А вот  подкову. Ну-ка
посвети... А  вот гвоздиком...  "Кузнец,  ты кузнец..." Ну, а теперь краешки
щипцами  обкусим,  спилим...  Картинка!  Так  как это вы  надумали  коней-то
перековать? Подай клещи!
     - Да на сборе... - неохотно начал Столбов.
     - Ты веселей, веселей! Вот на сборе, значит, решили коней ковать.
     - Да нет.  Решили тимуровские дела делать, а то мы по тимуровским делам
план не выполняем...
     - О господи, - вздохнул сторож, - и здесь план.
     - Ну вот, а поручили это дело Пономареву.
     - Это специально, - заговорила Маша взволнованно, - это  Васька  Мослов
специально придумал,  чтобы  Игорь  поручение не выполнил, а. его за  это из
пионеров исключить...
     - Ишь  ты!  - Старшина  Никифоров даже фуражку на  затылок сдвинул. - И
послал  вас  в конюшню  коней  перековывать?  Пойди, значит,  туда,  не знаю
куда... Как в сказке?
     - Да нет, - сказал Панама. - Это я сам  придумал.  На коней же смотреть
жалко.
     - Так "Кузнец, ты кузнец..." А Мослов, это кто?
     - Председатель совета отряда.
     - Начальник... - сокрушенно вздохнул старичок.
     - А вы его  переизберите!  - сказал милиционер, приколачивая  последнюю
подкову.  - Выводи  следующего. Переизберите, и вся музыка, чтобы интриги не
разводил...
     - Вот и именно что! - сказал старичок. - И вся музыка.
     - Ну да, - возразила Маша, - его старшая пионервожатая очень ценит.
     - А вот я к вам в школу зайду... Какая школа?
     - Не надо в школу, - -сказал Панама, -  мы же сами в  конюшню-то пошли,
он нас не посылал.
     - Да!  - вдруг возмутился  Столбов. - Он говорит: "Соберите макулатуру,
сходите  старикам  в  булочную...  Только,  говорит,  обязательно   старикам
скажите, чтобы они отзывы  о вашей работе  в школу написали, мне  для отчета
нужно..." Разве это тимуровские дела, разве так Тимур поступал?
     - О господи, - вздохнул старичок, - и тут отчет давай!
     - Тимур  никогда не  делал хорошие дела в  расчете  на  похвалу. Нужно,
чтобы тайна была... Понимаете, тайна!
     -  Понимаю. Давай подкову... Тайны я вам хоть килограмм отыщу. "Кузнец,
ты кузнец..." Мне от этих тайн некуда деваться. Ты давай вот что, ты приходи
ко мне в пикет, будешь мне помогать.
     - Будем преступников ловить?! - задохнулся Столбов. - И пистолет дадут?
     - Будем  следить  за  порядком! А оружие...  "Кузнец,  ты кузнец..."  В
зависимости от обстоятельств...  Утром следующего дня Панама, Столбов и Маша
специально побежали смотреть, как выезжают лошади в новых подковах.
     - И звук-то совсем другой, - сказала Маша.
     - Конечно, - объяснял  Панама, - подкова плотно  сидит, вот и  бряканья
нет. Разномастные кобылки,  весело мотая челками, разбредались по городу,  и
ребятам казалось, что лошади украдкой им подмигивают.





 
 
Страница сгенерировалась за 0.0648 сек.