Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Спортивная литература

Борис Алмазов. - Самый красивый конь

Скачать Борис Алмазов. - Самый красивый конь

         "Глава третья. СТОЛБОВ И ДРУГИЕ"

     -  Ты чего географию-то  промотал? Кино  показывали!  - встретил Панаму
Столбов,  его  товарищ  по  парте.  -  А  я   тут  такую  книгу  достал  про
дореволюционных шпионов. Не знаю только, как называется: начала  нет и конца
тоже. Написано: "Продолжение в следующем выпуске..."
     - Столбов! Столбов закрывает рот, но ненадолго.
     - Там, понимаешь, один шпион придумал такое средство...
     - Столбов, пересядь к Фоминой.
     - Марьсанна, я больше не буду...
     - Кому я сказала? Столбов сгребает с парты учебник, тетрадку и плетется
к окну,  где сидит  Юля Фомина. С  ней не поговоришь. Она на  истории всегда
математику делает. Закроется  учебником и пишет. Попробовал Столбов слушать.
Учительница  рассказывает,  как   в  Древнем   Египте  пирамиды   строили...
Неинтересно. Он еще в начале года учебник истории до конца прочитал.
     - Знаешь, - шепчет  он Юле Фоминой, - "в одном переулке  стояли дома, в
одном из домов жил упрямый Фома..." Юля молча показывает ему из-под тетрадки
чистенький  крепкий  кулак. С  ней лучше не связываться, она  всех сильнее в
классе  Еще  бы,  спортсменка,  фигуристка! Того гляди,  на  чемпионат  мира
попадет. За ней недавно тренер в школу на машине приезжал.  Столбов один раз
видел,  как она  тренируется. Как  шлепнется  на лед. Даже  гул  пошел. Губу
закусила. А тренер сбоку подзуживает:
     -  Сама  виновата,  торопишься,  все  хочешь  рывком  взять.  Соберись,
соберись... Еще разок! А потом по телевизору показывали - танцует так легко,
вроде это одно удовольствие.
     - Больно, наверное, об лед-то биться? - спросил тогда ее Столбов.
     - Нисколечко. "Вот  это сила воли, - думает Столбов. -  Ее даже учителя
боятся.  Нужно  на  тренировку,  так  она  с  последнего  урока,  никого  не
спрашивая, уходит. Директор  в  коридоре  встретит: "Ну,  Юленька, как  наши
успехи?" "Наши"! А сам, наверное, на коньках-то и ездить не умеет. "Спасибо,
хорошо". И глазки такие скромные сделает, как будто тихонькая такая девочка.
А на  самом-то деле она совсем другая. Она на чемпионате победила немку одну
на  какие-то сотые  балла. Немка ревет, вся Европа  на  ее слезы в телевизор
смотрит. Жалко, конечно..."
     - Тебе  немку не жалко  было побеждать? - пристал  к ней Столбов. А она
смерила его глазами и говорит:
     - Пусть  неудачник плачет. Взрослая женщина -  нюни распустила...  "Вот
какая Юля Фомина. А подружка ее закадычная - Маша Уголькова - совсем другая.
Она и с  виду  отличается. Юля - высокая, мускулистая, ей на глаз можно  лет
пятнадцать  дать,  Маша -  маленькая,  худая  и сутулится. А  краснеет  как!
Вызовут к  доске,  она - раз! - и  вся красная делается.  Ее  даже  дразнить
неинтересно  -  сразу плакать начинает. Кого хорошо дразнить, так это Ваську
Мослова.  Выбрали  его  председателем,  так  он теперь  ходит  важный,  даже
лицотакое  озабоченное делает, как будто занят целый  день. A на  самом деле
лодырь.  Вот  в прошлом году был  председатель Коля  Вьюнков,  вот  это  был
председатель! И в кино ходили, в театр, и газету такую выпустили, нас за нее
шестиклассники  даже чуть не побили. И  в  "Зарницу" победили  всех. А  этот
только заседает  - по  два  часа  "пятиминутки"  длятся.  Жалко,  Вьюнков  с
родителями на Север  уехал.  Вырвал Столбов  из тетрадки лист. Стал  Мослова
рисовать.  Голова  у Мослова круглая, нос пупочкой, глаза  хитрые и  бегают,
особенно когда струсит.  А  он  все время трусит. То боится, что от  старшей
пионервожатой влетит, то, что его ребята переизберут. А уши-то, уши! Как это
раньше Столбов  не замечал. Нарисовал  Столбов  председателю длинные ослиные
уши.  И чтобы с  зайцем не спутали, решил подпись сделать.  Сначала написал:
"Мосел-осел!"  Посидел,   подумал.  Неубедительно.  Стал  стихи  сочинять  -
получилось! Прямо целая басня Крылова:

     Наш Васечка Мослов  Осел среди  ослов!  В  председатели  прорвался,  Но
ослом, как был, остался!

     Сложил  карикатуру  вчетверо,  написал:   "Не   вскрывать.   Совершенно
секретно. Пономареву И. Лично" - и послал записку по рядам.  Но все смотрели
и смеялись.
     - Столбов! Повтори мой  вопрос и  ответь на него. "Пропал",  -  подумал
Столбов.  Медленно поднялся... И тут прозвенел звонок. Пономарев покатывался
со  смеху,  разглядывая  карикатуру.  Вокруг  него  толпились  ребята. Вдруг
подбежал второгодник Сапогов,  схватил карикатуру, захохотал своим  дурацким
смехом и потащил листок Мослову.
     - Во!  А? Во!  Эта!  Портрет! А? Васька покраснел,  надулся и  пошел на
Панаму:
     - Твоя работа?
     - А  что? Тут  все правильно  написано: "В  председатели прорвался,  но
ослом, как был, остался!"
     - Сейчас же порви! На  моих глазах порви! - сказал Васька, а сам просто
от злости трясется.
     - Ты  что! - не  выдержал Столбов. - Это же произведение искусства! Это
же сатирическая графика! Сатира графическая! Она, может, лет через сто будет
в  музее  висеть!  Ты,  Васька, ее  сохрани,  через  сто  лет большие деньги
заработаешь.
     - Хорошо, - медленно сказал Мослов, - я ее сохраню.
     - Носи, Вася, на здоровье! - заорал Столбов и вскочил на  парту. Тут  в
класс вошел Борис Степанович.
     - Ясно! - сказал он весело. - Теперь ясно, кто будет парты мыть.
     - Да я только вскочил, - возмутился Столбов. - Другие все время бегают!
     - Другие будут мыть в другой раз.
     - Борис Степанович, вот! - Мослов протянул ему  карикатуру. - Вот! - Он
словно гордился. - Вот, оскорбляют... В классе стало тихо.
     - Ну, если это тебя оскорбляет... - сказал учитель.
     -  Значит, ты  осел  и  есть!  -  крикнул  Столбов и  захохотал.  Борис
Степанович глянул на него внимательно и сказал:
     -  Кстати, автор  этих  стихов себя и своих одноклассников тоже считает
ослами.
     - Это почему же? - удивился Столбов.
     -  А тут так написано: "Осел среди ослов", и я не понимаю, почему ослов
так раздражает, что один из них "в председатели прорвался". Это справедливо,
ведь, значит, льва начальника они не заслужили.
     - Это почему же? - опять спросил Столбов.
     -  А потому, что  они  даже  не  ослы, а  зайцы.  Стихотворение-то  без
подписи. Кто писал - трус! Тут Столбов хотел было сказать: "Да вы что! Это я
нарисовал и написал. И ничего тут такого нет, пошутить нельзя". да только не
успел. Васька Мослов вскочил и заорал:
     - Это Пономарев нарисовал. Пономарев!
     -  Что  же он, сам себе письма  пишет? -  сказал учитель. -  Это письмо
Пономареву адресовано.
     - Это он для конспирации.
     -  Нелогично.  Успокойся. - Борис  Степанович заложил  руки  за спину и
прошелся по классу.
     -  Меня сильно огорчает не  то, что вы не умеете  шутить, но что вы  не
умеете отличать остроумие  от оскорбления. Как вы медленно взрослеете  и как
вы медленно умнеете!..
     - А Пушкин тоже карикатуры рисовал, - сказал Столбов.
     - Пушкин  в вашем возрасте свободно владел французским языком, латынью,
дружил с умнейшим человеком своего времени, с философом Чаадаевым... А вы, я
вижу,  живете  со  дня  на день,  не  думаете  ни о  прошлом,  ни о будущем.
Посмотрите,  большинство  из  вас ничем  серьезно  не  интересуется...  Даже
гражданская жизнь, я не  боюсь этого слова. гражданская жизнь  вашего класса
вас не интересует... Ну ладно! - Он устало потер лоб. - Уж коли зашла у  нас
сегодня  речь о басне, нарушим программу и поговорим сегодня о баснях. Басни
писать уметь надо, ибо  басня подчиняется определенным  законам... В Древней
Греции жил старый и безобразный  раб  по  имени  Эзоп...  В перемену  Мослов
подошел к Панаме и, показав кулак, сказал:
     - Ты, Панама, у меня еще узнаешь, как карикатуры рисовать!





 
 
Страница сгенерировалась за 0.0825 сек.