Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Спортивная литература

Борис Алмазов. - Самый красивый конь

Скачать Борис Алмазов. - Самый красивый конь

        "Глава пятая. РАЗВЕ ЭТО АЙБОЛИТ?"

     Панама  постоял,   привыкая  к   свету.  Вокруг  него   были   железные
перегородки,  а  из-за них  высовывались  конские  головы. Он  присмотрелся,
открыл дверь  и оказался в проходе,  как раз позади коня, которого выводили.
Конь  вышел, за ним потихонечку Панама. Никто его и не видел. А дальше  куда
идти? Недалеко от машины во дворе стояла группа людей  в белых  халатах. Они
стояли  спиной к  Панаме и слушали кого-то в середине группы. Тот, невидимый
Панаме, говорил:
     - В  нашем институте впервые в  мире создана промышленная установка для
получения желудочного сока,  а также различных препаратов  на основе конской
крови. Желудочный сок берут один-два  раза в неделю  по шесть-семь литров за
раз. После обработки он идет в лечебные учреждения. Для получения препаратов
из  крови  мы поступаем  следующим  образом.  В кровь  совершенно  здоровых,
многократно проверенных коней вводятся болезнетворные токсины таких страшных
болезней,  как гангрена, столбняк, дифтерия  и  целого ряда  других,  против
которых  до  недавнего времени  медицина  ничего не  могла сделать.  В крови
зараженных животных образуются защитные  вещества.  На основе этой крови  мы
получаем сыворотку, которая не только излечивает больных людей, но и  делает
человека невосприимчивым к заболеванию.  За время использования одной лошади
мы получаем шестнадцать - двадцать тысяч доз сыворотки.
     -  Згажиде  бажалузда, - проговорил  огромный врач-африканец, - зголько
живед лошад?
     - Кровь  мы берем периодически,  давая коням три-четыре недели  отдыха,
однако лошадей хватает весьма ненадолго... Потом  они поступают в зоопарк на
корм хищникам. - Голос рассказчика вдруг сделался грустным. -  Вот сейчас  к
нам как раз поступила  новая партия лошадей, специально отобранных на конных
заводах. Тут все повернулись и увидели Панаму.
     - Это что за явление?  - удивился пожилой доктор, тот,  что рассказывал
про промышленную установку.
     -  Я не явление. Я Пономарев! Мне Петр Григорьевич нужен, у меня к нему
письмо!
     - Давай! Я Петр Григорьевич.  Проходите,  товарищи, смотрите. - Он снял
очки  и, держа  бумажку у самых глаз,  начал читать. В это время через  двор
проводили лошадей. Они были  все как  на подбор, очень высокие. Панама таких
никогда не видел.  Кони шли, нервно  подрагивая кожей и всхрапывая. Огромный
рыжий  жеребец вдруг  рванулся  и стал на  дыбы.  Конюхи закричали страшными
голосами и повисли  на  веревках,  как  акробаты.  Конь  проволок их,  мотая
головой,  через двор, тут его скрутили и завели в дверь дома,  которая зияла
как темная пасть.
     - Так. Ясно. Вот разделаюсь с  аспирантами - приеду.  Э? -  сказал Петр
Григорьевич. - Да ты, как тебя, Пономарев, плачешь?
     - Да! - закричал Панама. - Это ветеринары, которые животных лечат, это,
значит,  как  Айболит!  А  какой  же  вы  Айболит!  Вы всю  кровь  из  коней
высасываете, как вампиры! Лошадь вам все здоровье отдает, а вы ее в зоопарк.
Вы никакие не  доктора! Вы хуже зверей... Волк тот хоть сразу загрызет, а вы
постепенно  все  соки  вытянете! Живодеры!  Панама кричал,  топал  ногами  и
размахивал  кулаками  перед  самым  носом  Петра Григорьевича.  Все  доктора
столпились вокруг них и смущенно переглядывались.
     - Перестань орать! - вдруг  тонким голосом крикнул  Петр Григорьевич. И
Панама сразу замолчал, только всхлипывал, глотая слезы.
     -  Нгуен,  идите сюда!  Вот!  Вот!  - Петр Григорьевич вытащил  в  круг
маленького вьетнамца. - Расскажите, как у вас в госпитале дети от  столбняка
умирали. Расскажите этому припадочному! И вы, и вы, пожалуйста, - он схватил
за  руку огромного африканца, -  расскажите  ему, как  у вас  целая  деревня
отравилась консервами и  погибла, потому что не было сыворотки от ботулизма!
-  Петр Григорьевич суетился,  лицо  у  него  было в  красных  пятнах,  руки
тряслись.  -  Он меня учить  будет! Он меня  будет укорять! Слюнтяй! Научись
сначала людей жалеть! Панама махнул рукой, повернулся и побежал.
     - Стой! Но он не останавливался, он бежал и бежал, сам не зная куда.





 
 
Страница сгенерировалась за 0.098 сек.