Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Спортивная литература

Борис Алмазов. - Самый красивый конь

Скачать Борис Алмазов. - Самый красивый конь

         "Глава седьмая. "ЕСТЬ У НЕГО ЗАЩИТНИК!""

     Рядом  с пионерской комнатой  была  маленькая  каморка,  где  хранились
барабаны, горны, отрядные флажки  и другие полезные вещи, которые назывались
звучно и непонятно - "пионерская символика". Машу Уголькову попросили нашить
на отрядные флажки номера и буквы, там, где  они оторвались.  В каморке было
уютно. Пахло краской, из  застекленного шкафа весело сияли кубки  - школьные
призы, косяками свисали вымпелы. Маша работала быстро, а мысли текли плавно,
как  бы  сами собой. Она  вспоминала вчерашнюю  телепередачу  и одновременно
мечтала о том, как они в воскресенье пойдут с папой в театр.
     - ...Пономарев, - вдруг услышала она знакомую фамилию. Маша заглянула в
приоткрытую   дверь.  В  пионерской   комнате   за  столом   сидели  старшая
пионервожатая и Васька Мослов.
     -  А ты заставь его быть активным! -  говорила пионервожатая. - Что-то,
извини меня, Вася, мне не очень верится, чтобы Пономарев  был таким ужасным,
как ты говоришь...
     - Честное слово! Карикатуры рисует, уроки прогуливает. ..
     - А ты проводил с ним индивидуальную работу?
     - Какая там работа! Он со мной и разговаривать-то  не желает! Я считаю,
его поведение надо на совете дружины обсудить.
     - Ну, так  сразу  и обсудить!  Нет, Вася, нужно  сначала с человеком ну
хотя бы поговорить. А еще лучше знаешь что: поручи ему какое-нибудь дело...
     - Да завалит он любое дело!
     - Вот тогда и  поговорим.  А друзья у  него  есть?  Может быть, на него
через друзей повлиять?
     -  Он  со Столбовым дружит, но этот тоже человек ненадежный... Я считаю
так: поручим ему  дело, а  если он откажется или провалит, тогда обсудим его
на  совете отряда. И  пусть Столбов  как человек,  который его лучше  других
знает, это обсуждение и проведет! Если и после этого Пономарев не исправится
и не откажется от своих делишек, тогда уж вплоть до исключения...
     - Ну ты хватил! - сказала пионервожатая. - Думаю, до этого не дойдет. А
ты не боишься, Вася, расколоть класс?
     - Это как?
     - А так. Часть класса поддержит тебя, а другая - Пономарева, и начнется
у вас в классе склока.
     - Да кто это  будет Пономарева защищать? У него и  друзей-то  нет. Один
Столбов. А Столбов не в счет.  Так что этого не будет... Маша  слушала, сжав
кулаки. "Ай да Васька,  совсем он не "осел  среди  ослов" - он гораздо хуже.
Это ведь он Панамке за карикатуру мстит.  А карикатуру-то Столбов нарисовал.
Мало  того, что  этот Мослов шуток не  понимает,  еще  и невинного  человека
погубить  хочет?"  -  думала  Уголькова.  Она  хотела прямо  сейчас  выйти и
рассказать,  как  было  дело,  да вовремя спохватилась.  Во-первых,  скажут,
подслушивала,  во-вторых, ведь Борис Степанович ясно сказал, что Панама  сам
себе письмо писать не стал бы, а Мослов все равно не поверил. Он и теперь не
поверит!  Маша  вспомнила понурую  фигуру Панамы, его  узкие плечи,  сутулую
спину.  И  как  тот сидит  на уроке,  подперев  голову  рукой,  мысли где-то
далеко-далеко. Его  вызовут - он  очнется, ничего не  слыхал, только глазами
своими голубыми хлопает. И  Маше стало его вдруг жалко.  Ишь, заступиться за
Панамку некому! Нет, есть кому! Сразу из школы она побежала к своей подружке
Юле  Фоминой,  на стадион. Юлька, раскрасневшаяся, потная, носилась по льду,
выделывая сложные  фигуры танца. А музыка  визжала и мяукала, звук "плыл", и
магнитофонная лента все время рвалась.
     -  Да  что  ж  это  такое!  -  возмущенно  кричала  Фомина.  -   Михаил
Александрович,  скажите вы  им!  Ведь  так совершенно  невозможно  работать!
Сапожника  какого-то посадили  в радиорубку. ..  Тренер  пошел  выяснять.  А
Юлька, возмущенная, подкатила к барьеру.
     - Ты чего? - спросила она Уголькову.
     - Ой, Юля! - И Маша рассказала все, что слышала.
     - Ну  вот, все нормально! -  К ним подкатил тренер.  -  Давай  с самого
начала. Ты уж нас, девочка, извини, нам некогда.
     - Я понимаю, - сказала Маша. - Юля! Так что же теперь делать?
     -  Потом,  потом поговорим! - замахала руками Юлька.  - Вообще, твоя-то
какая  забота?  Маша  посмотрела-посмотрела,  как  Юлька  легко скользит  по
зеркалу катка, потом тихонько повернулась и побрела домой. "Это  потому, что
она занята очень, а на самом деле она добрая", - уговаривала себя Уголькова.
Но чувствовала, что-то здесь не так.  Юлька  - вся на катке, а в классе тоже
как на тренировке...
     - Ну и ладно! - сказала Маша. - Все равно у Панамки есть защита. Это  -
я!

 





 
 
Страница сгенерировалась за 0.0416 сек.