Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Научно-фантастическая литература

Дмитрий Биленкин. - Конец закона.

Скачать Дмитрий Биленкин. - Конец закона.

Вверх, вверх подталкивает себя разум, вперед и выше. Всеобщая талантливость
стала уже не мечтой, даже не целью, а жизненной потребностью, как некогда
потребностью стала всеобщая грамотность. А эта необходимость тянет за собой
требование духовной свободы, атмосферы благородства человеческих отношений,
ибо любая другая обстановка для талантливого человека удушлива. Звание
"гомо сапиенс" человек присвоил себе, быть может, загодя, но прозорливо.
Так можно ли сломать тенденцию?

Можно, ответил себе Полынов. В том и беда, что можно. Даже если бы
человечество было щепкой в потоке, то и в потоке бывают заводи, куда сносит
щепку и где она остается навсегда. Но человечество не щепка в русле
эволюции. Это животные - щепки, а мы, люди, - нет. Мы создали для плавания
корабль с могучими машинами и пусть еще несовершенными средствами
навигации. Мы можем плыть куда хотим, хоть вдоль, хоть поперек течения. Но
у руля схватились и те, кто, зорко видя будущее, хотят взять курс к счастью
всех и каждого, и те, кого волнует благополучие одних лишь пассажиров
первого класса. А фарватер так узок, что неточный поворот руля может
швырнуть корабль на скалы. Этого, положим, никто не хочет, но непоправимое
может произойти и случайно. А еще есть очень соблазнительные заводи...
Зачем мне, хозяину, расставаться с предприятием, мне, чиновнику, с креслом,
мне, пастырю, с кафедрой? Ради какой цели, ради какой выгоды?

Есть классы и есть классовая борьба, и об этом нельзя забывать. Старые и
неумирающие слова, потому что за ними - жестокая реальность.

Замкнутое, застывшее, жестко регламентированное муравьиное общество - и
такое возможно. Очень удобное для правящей элиты общество. Опробовано
множество раз - иезуитами в Парагвае, богдыханами в Китае, фашистами в
Европе. Что душно в таком обществе, что оно слабеет от застоя, что народ
чем дальше, тем сильней его ненавидит, - все это для верхушки терпимо, лишь
бы оно держалось. Плохо для нее другое. То, что все такого рода попытки
кончались взрывом, революцией, распадом, гибелью элиты. Вот если бы
обратить в заводь сразу весь мир...

Раньше не было всемогущей техники, теперь она есть. Может, попробуем? И
плевать, в конце концов, на далекую перспективу - единожды живем...
Психология временщиков, она многое объясняет.

А ведь такой попытки следовало ждать. Глобальной, решительной, чтобы сразу
и навсегда. Быть может, вот-вот начнется последнее полигонное испытание.

Конечно, затея провалится. Окончится крахом, даже если последует успех.
Потому что сразу возникнут новые проблемы, от которых никуда не деться.
Значит, придется изобретать, что-то срочно менять, - прогресс, изгнанный в
дверь, проникнет через окно. Но сколько будет страданий и горя! А потому
этого нельзя допустить здесь и сейчас. Завтра тоже будет не поздно, ибо бой
дадут уже не одиночки, а народы, страны, но искра - это искра, а пожар -
это пожар. И потому первым делом надо как следует отдохнуть.

Полынов отвернулся от светлого прямоугольника окна, за которым ни на
секунду не замирал ровный, как дыхание, шум большого города. Он слышал его
всего несколько минут; умение вызывать сон, когда надо, не подвело его и на
этот раз.

Сновидения, однако, были Полынову не подконтрольны. Снилось же ему нечто
невразумительное и мерзкое. Сначала он увидел Гитлера, который, неловко
прижимая к кителю, держал на руках новорожденного младенца, и этот ребенок
был его, Гитлера, отпрыском. Лицо Гитлера было слащаво-умиленным, длинным
мокрым языком он лизал щеку ребенка. Затем он отдал его кому-то, кого, как
это часто бывает в сновидениях, не было видно. Отдал и двинулся к какой-то
тусклой портьере. И тут поле сновидения сузилось настолько, что в нем
остались лишь башмаки Гитлера, крупные, чудовищные, похожие на копыта
башмаки.

Поле сновидения, расширяясь, захватило штанины брюк Гитлера, и эти штанины,
не исчезая вполне, стали зеленовато-прозрачными, и каким-то рентгеновским
зрением Полынов увидел то, от чего во сне захолонуло сердце: под тканью не
было плоти! Была ясно очерчивающая тело тускло-прозрачная кожа, и была
кость с кровавыми прожилками на ней, а меж ними ничего не было. Впрочем, не
совсем так: сзади кость была кое-где прикрыта мясом.

Сами ортопедические копыта-ботинки не просветились, погруженные в них кости
ног двигали их мелким, шаркающим шагом. А брюки таяли все выше и выше и
тело тоже - до поясницы.

Затянутое в мундир туловище фюрера держалось теперь на костяке и зеленовато
просвечивающей коже. "Как же он не разваливается?" - цепенея от
тошнотворного ужаса, подумал Полынов - и проснулся.

Сердце бешено колотилось. Перед глазами был мрак незнакомой комнаты. Обычно
память о сновидении, вызванное им чувство, яркое в первые секунды
пробуждения, исчезает, как дыхание на стекле. Шли, однако, минуты, Полынов
лежал, собираясь с мыслями, а рентгеновский призрак все еще не тускнел.

Вскочив, Полынов нажал выключатель. Яркий свет озарил комнату. Все было
холодным, опустошенным и резким, как это случается глухой ночью после
внезапного пробуждения.

Взгляд на часы убедил, однако,, что нет еще и полуночи.

Полынов торопливо стал одеваться. Голова была ясной, но в душе еще жил
кошмар, сердце выстукивало тревожную дробь, и рука не сразу попала в рукав
куртки, чего с Полыно-вым никогда не бывало. Он справился с мимолетным
затруднением, шагнул к двери - и замер.

Фильм не был для спенсов ракетоносителем!

Не был!!!

Догадка пришла так внезапно, что Полынов даже вздрогнул и огляделся - не
шепнул ли кто?

Все было пусто и неподвижно в комнате. Белела развороченная постель,
беспощадно чернели прямоугольники окон, со стены напротив сухо и надменно
смотрел портрет какого-то важного старика с нафабренными усами.

То есть фильм был носителем и вместе с тем...

Полынов вихрем пронесся через коридор, ворвался в помещение, где оставил
аппаратуру, поспешно заправил в приемное гнездо стерео первую оказавшуюся
под рукой ленту.





 
 
Страница сгенерировалась за 0.0423 сек.