Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Научно-фантастическая литература

Станислав Лем. - Повторение

Скачать Станислав Лем. - Повторение

   Один только резкий луч освещал  серебристую  алюминиевую  лестницу.  Ее
верх тонул во мраке - казалось, что он должен был идти к  звездам  пешком.
Открылся люк. Он лег навзничь. Его блестящий пластиковый  кокон  шелестел,
прилипал к его одежде, к рукам.
   - 30, 29, 28, 27, 26, 25, 24, 23, 22, 21, 20. Внимание, 20 до нуля, 16,
15, 14, 13, 12, 11, внимание, через 6-7 секунд старт,  четыре,  три,  два,
один, ноль.
   Он ожидал грохота, и тот, который вознес  его,  показался  ему  слабым.
Зеркальный  пластик  расправлялся  на  нем  как  живой.  Вот  дьявол,  рот
затягивает! С трудом он отпихнул назойливую пленку, перевел дух.
   - Внимание, пассажир, 45 секунд  до  вершины  баллистической.  Начинать
отсчет?
   - Нет, с десяти, пожалуйста.
   -  Хорошо.  Внимание,  пассажир,  апогей  баллистической.  Четыре  слоя
облаков, цирростратус и циррокумулюс.  Под  последним  видимость  600.  На
красный включаю эжектор. Парашют?
   - Спасибо, в порядке.
   - Внимание, пассажир, вторая ветвь баллистической, первый слой облаков,
цирростратус, второй слой облаков. Температура минус 44, на земле плюс 18.
Внимание, пятнадцать до выброски. Наклонение к цели ноль на  сто,  боковое
отклонение  в  норме,  ветер  норд-норд-вест,  шесть  метров  в   секунду,
видимость 600 - хорошая. Внимание, желаю успеха! Выброс!
   - До свидания, - произнес он,  чувствуя  всю  гротескность  этих  слов,
сказанных человеку, которого он никогда не видел и не увидит.
   Он выпал во мрак, его выстрелило в твердый от скорости воздух. Свистело
в ушах, он закувыркался, и тут  же  его  с  легким  треском  подхватило  и
подтянуло высоко кверху, словно кто-то  выловил  его  из  мрака  невидимым
сачком. Он взглянул вверх - купол парашюта был неразличим. Чистая работа!
   Он опускался, не чувствуя  быстроты  падения,  что-то  завиднелось  под
ногами. Так светло? Черт, только бы не озерко! Один шанс на тысячу, но кто
знает?..
   До него донесся мерный легкий шум, когда он коснулся ногами волнующейся
поверхности. Это была пшеница. Он нырнул в нее, его накрыла чаша парашюта.
Согнувшись, он отстегнул ранец,  начал  сворачивать  странный  волокнистый
материал, на ощупь похожий на паутину. Он все скручивал и  скручивал  его,
это было труднее всего, и  на  это  ушла  масса  времени,  пожалуй,  около
получаса. Во всяком случае, в хронограмму уложился. Надеть сейчас  лаковые
туфли или нет? Лучше сейчас обуться, пластик отражает свет. Он начал рвать
на себе оболочку, тонкую, как целлофан, как будто сам  себя  распаковывал.
Вот и сверток, ночной презент.  Лаковые  туфли,  платок,  ножик,  визитные
карточки...
   Где же стакан? Сердце у Кресслина заколотилось, как только  он  нащупал
его в кармане. Ничего не было видно, тучи покрывали все небо, но когда  он
потряс стакан, послышалось  бульканье.  Внутри  был  вермут.  Он  не  стал
отдирать герметизирующую пленку. Положил его обратно  в  карман,  затолкал
свернутый парашют в  ранец,  впихнул  туда  же  толстые  прыжковые  чулки,
изодранный кокон. Вроде бы ничего  не  должно  от  этого  загореться...  А
вдруг? Может быть, выбраться сначала из этой пшеницы?  Нет,  в  инструкции
все предусмотрено.
   Он отыскал на утолщенном дне футляра рычажок,  сунул  под  него  палец,
дернул, как будто открывал банку с пивом, бросил футляр на  измятое  место
среди поля и стал ждать. Ничего. Немного дыма, ни  пламени,  ни  искр,  ни
углей. Осечка? Пошарил рукой и чуть не вскрикнул - там уже  не  было  туго
набитого ранца, полного ткани и  строп,  -  кучка  теплых,  не  обжигающих
остатков, будто прогоревший бумажный пепел. Чистая работа!
   Кресслин поправил на себе смокинг, бабочку и вышел на дорогу. Он шел по
обочине, быстро, но не слишком, чтобы не вспотеть. Вот дерево,  но  какое?
Липа? Пожалуй, еще не она. Ясень? Точно? Ничего не видно. Часовенка должна
быть за четвертым деревом. Вот  придорожный  камень.  Совпадает,  Из  ночи
выдвинулась побеленная стена капеллы. Он ощупью отыскал дверь.  Она  легко
отворилась. Не слишком ли легко? А если окна не затемнены?
   Он поставил на каменный  пол  зажигалку,  щелкнул.  Чистый  белый  свет
наполнил замкнутое пространство, блеснула поблекшая позолота алтаря, окно,
заклеенное снаружи чем-то черным. Он с пристальным вниманием  вгляделся  в
свое отражение в этом окне, повернулся, поочередно проверяя плечи, рукава,
отвороты  смокинга,  приглядываясь  сбоку,  не  пристал  ли   где   клочок
пластиковой пленки. Поправил платочек, приподнялся на  носках,  как  актер
перед выступлением, стараясь успокоить дыхание, почувствовал слабый  запах
погасших свечей  -  как  будто  они  горели  совсем  недавно.  Он  потушил
зажигалку, снова во мраке вышел, осторожно ступая по каменным ступеням,  и
осмотрелся. Кругом было пусто. Края туч местами светлели, но месяц не  мог
пробиться сквозь них. Было почти совсем темно. Теперь уже ровно  шагая  по
асфальту, он кончиком языка коснулся коронки зуба мудрости. Интересно, что
там такое? Уж конечно, не хронда. Но и яда там не могло быть. За  какое-то
мгновение он успел рассмотреть то, что "дантист" клал пинцетом  в  золотую
чашечку коронки, прежде чем залить ее цементом. Комочек  меньше  горошины,
как будто слепленный из детского цветного сахара. Передатчик? Но микрофона
у него не было. Не было ничего... Почему они не дали яду? Наверное, не был
нужен.
   В отдалении из-за деревьев появился дом,  ярко  освещенный,  шумный,  в
темный парк лилась музыка. На газонах подрагивал отблеск окон.  На  втором
этаже горели настоящие свечи, в канделябрах. Теперь  он  принялся  считать
столбы ограды, у одиннадцатого замедлил шаг, остановился в тени,  падающей
от дерева, коснулся пальцами проволочной сетки,  она,  пружиня,  подалась;
потом слегка наступил на ее нижнюю  часть,  которая  не  была  сцеплена  с
верхней, перешагнул препятствие - и вот он уже в саду. Перебегая от тени к
тени, он очутился у высохшего фонтана. Тут он  вынул  из  кармана  стакан,
ногтем подрезал пленку, которой он был заклеен, сорвал ее, смял и отправил
в рот, чтобы тут же запить ее маленьким  глотком  вермута.  Теперь,  держа
стакан аперитива в руке, он,  больше  не  скрываясь,  двинулся  посередине
дорожки прямо к дому,  без  спешки  -  гость,  возвращающийся  с  короткой
прогулки, перегрелся танцуя и вышел в поисках прохлады... Кресслин  поднес
к носу платочек, перекладывая стакан из руки в руку, когда проходил  между
тенями тех, кто стоял по обе стороны двери. Он не  видел  лиц,  чувствовал
только провожающие его невнимательные взгляды.




 
 
Страница сгенерировалась за 0.0975 сек.