Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Научно-фантастическая литература

Станислав Лем. - Повторение

Скачать Станислав Лем. - Повторение

   Клапауций еще колебался, но его захватил радикальный подход  Трурля,  а
когда он огляделся вокруг, то обнаружил, что они стоят в  песочнице  среди
детей, ибо их как раз туда и занесло, и принялся чертить пальцем на  песке
контуры нового мира, а Трурль все нападал на его схемы, дети тоже  мешали,
тогда они поднялись и поспешно отправились в  мастерскую.  Прошла  неделя,
потом вторая,  третья,  они  не  подавали  признаков  жизни.  Нетерпеливый
Ипполип  послал  главного  думчего  на  разведку,  потом  самого  министра
мыслительной промышленности, а когда  и  самого  министра  не  пустили  на
порог, то король лично отправился к конструкторам. Застал  он  их,  сильно
возбужденных,  посреди  страшно  захламленного   зала,   между   штабелями
аппаратов, поставленных как попало, в путанице проводов, а  когда  они  не
проявили особого желания давать объяснения, он насел на них  по-королевски
и настоял на своем - только тогда они посвятили его в свои тайны.
   - То, что существует, мы отбросили полностью! - сообщил ему  Трурль.  -
Если можно так выразиться, мир первоначально был навязан  сотворенным  без
всякой  предварительной   консультации,   поскольку   творец   решил   их,
сотворенных, этим миром раз и  навсегда  осчастливить.  А  что,  если  они
желают быть осчастливленными не по его методике, а совсем по  другой?  Или
вообще хотят отказаться от финального счастья?  А  может,  в  один  момент
хотят, а в другой  -  не  хотят?  А  может  быть,  один  по  этому  поводу
придерживается одного мнения, а другой - другого? Что  тогда?  Авторитарно
навязывать конформизм? Четко обозначить дороги в рай и в ад,  стричь  всех
под   одну   гребенку,   карать   непокорных   оригиналов   и   награждать
оппортунистов? Мы поступили совершенно  иначе.  Сначала  мы  выбросили  из
Вселенной материю, пространство и время.
   - Не может быть! - Король был поражен. - Зачем?. И что вы дали взамен?
   - Зачем? - Трурль потряс головой. - Затем, что дух хочет, а не может, и
материя может, но не желает. Лучезарный король этим озадачен?  Но  это  же
бросается в глаза! Что  можно  себе  представить  расточительнее  Космоса?
Миллиарды миллиардов огней, горящих и тлеющих в вечности, - и что из того?
Что это дает? Чему  это  служит?  Богу?  Но  ведь  его  вечное  сияние  не
измеряется в люменах и светит в ином измерении! Может быть, нам? Тоже  мне
служба! Материя может много, разумеется; если бы не могла,  то  и  нас  не
было   бы,   но   из   такого   разбазаривания    сырья,    вулканического
растранжиривания,  после  стольких  ошибочных,   путаных,   эпилептических
мучений она рождает щепотку здравого смысла!  К  чему  такой  размах?  Для
драматического эффекта? Но ведь сотворение не спектакль.
   А дух,  в  свою  очередь  так  увязший  в  материи,  закованный  в  ней
трагикомический узник! Рвется вон из тела, а в это время тело его  рвет  и
само нарывает, пока не распылится или не растечется... С  этической  точки
зрения это непристойно, а с эстетической  -  отвратительно.  И  потому  мы
выкинули материю-идиотку и духа-узника, решив  создать  нечто  осредненное
между их крайностями. Наш материал -  аматерия.  Nomen  omen!  Amo,  Amas,
Amat, не так ли? Ars amandi [искусство любви (лат.)] - не какая-нибудь там
прана,  дао,  нирвана,  студенистое  блаженство,  равнодушное  безделье  и
самовлюбленность, а чувственность в чистом  виде,  мир  как  эмоциональная
привязанность молекул, уже при рождении хозяйственных и деловитых.
   Электроны, протоны у нас вращаются друг вокруг дружки не от  того,  что
есть силы, кванты аматериального поля, а оттого,  что  просто  любят  друг
друга! Теперь понимаете, что поступками аматериального существа движет  не
физика, а симпатия? Вместо трех законов Ньютона - притяжение нового  типа:
нежность, забота, любовь. Вместо закона сохранения количества  движения  -
правило сохранения верности, что же касается  теории  относительности,  то
чувства  вообще  относительны,  только  у   нас   вместо   наблюдателя   -
возлюбленный, а вместо факта - такт. А поскольку мы отказались от  бренных
тел, то и в эротике у нас больше нет физики - никакого  трения,  давления,
смазки, сжатия - таким образом, по самой природе любовь в нашей  вселенной
должна быть идеальной!
   - Ну, а время? А пространство? - допытывался заинтригованный Ипполип.
   - Времени мы придали покорность и  эластичность,  чтобы  оно  слушалось
тех,  кому  это  необходимо.  Эластичность  эта  представляет  собой   так
называемый трюм. Вместо казарменного существования, вместо  парада  часов,
минут,  секунд  в  неумолимом  календарном  режиме  под  барабанную  дробь
часового механизма у  нас  каждый  может  трюмить  неравномерно,  как  ему
нравится. Кто спешит, тот  стрюмит  из  среды  прямо  в  субботу,  а  кому
нравится четверг, может четвертовать себе досыта. А пространство мы убрали
полностью,  потому  что  его  размерная  категоричность  содержит  в  себе
серьезную угрозу для живущих.
   - Да? Я как-то не заметил.
   - А как же? Во-первых, в нем помещается всегда только  что-то  одно,  а
когда туда же проникают и другие  вещи,  происходят  несчастья.  Например,
если свинцовая пуля летит туда, где кто-нибудь стоит, или когда два поезда
пытаются занять одно  и  то  же  место.  А  огромные  расстояния,  которые
приходится преодолевать? А теснота  -  информационная,  демографическая  и
порнографическая? Дух непространственен - его унижает  протяженность  тел,
которая вынуждает хватать, обнимать, тискать, причем заранее известно, что
рано или поздно все равно придется отпустить.
   - Ну хорошо. И как же вы все это устроили?
   - Пространственность заменили вместимостью,  благодаря  которой  каждый
может быть везде сразу и даже там, где уже есть другие.  Что  же  касается
существ, вернее, существа, то мы пока создали только одно, взяв за  основу
индивидуализм без эгоцентризма, либерализм без анархии, а  также  идеализм
без солипсизма. Индивидуализм, а следовательно, личность,  а  не  какое-то
там совмещенное сознание, втиснутое в общее,  неизвестно  чье.  Конкретное
существо, но не самолюбец,  занятый  только  своей  особой,  скорее,  даже
вселичность,  потому  что  простирается  безгранично.  Ото  всех   в   нем
понемножку. Он не везде одинаков - здесь его больше, там меньше, а где его
что-то заинтересует, туда его сразу наплывает  много,  то  есть  создаются
очаги концентрации, вызванные желанием или возвышенной  решимостью.  Иначе
говоря, духовная сосредоточенность вызывает физическое сгущение.
   Ведь и самый большой гений местами бывает  жидким.  Между  прочим,  это
разрешает и проблему транспорта, потому что не надо никуда путешествовать.
Только помысли о цели - и тут же начнешь там сгущаться и подтягиваться  до
состояния насыщения и удовлетворенности.
   - Как я понял, мир этот у вас уже готов? Что же  вы  запираетесь  и  не
впускаете моих посланцев? Что? Опять какие-нибудь  объективные  трудности?
Говорите же, не то разгневаюсь!




 
 
Страница сгенерировалась за 0.1283 сек.