Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Научно-фантастическая литература

Станислав Лем. - Повторение

Скачать Станислав Лем. - Повторение

   - А дали вы, Ваше Величество, это понять своим духовным  восприемникам?
- спросил Клапауций как можно дипломатичнее.
   - Что? Нет. Во-первых, я не хотел их обидеть,  а  во-вторых,  не  видел
смысла сообщать им о таких  сомнениях.  Ведь  они  специалисты  в  области
теологии, а не технологии, меня же интересует как раз эта сторона бытия. И
я не сказал им ничего, тем более что не собираюсь вдаваться  в  бесплодное
критиканство, но как поборник экспериментальной философии  хотел  засучить
рукава и  взяться  за  дело.  Признаюсь,  поначалу  мне  пришло  в  голову
усовершенствовать одних только Сотворенных, потому что и материал  на  них
пошел не слишком приличный, и функционируют плохо, не говоря уже о среднем
уровне их интеллекта, но тут я вспомнил о твоем сочинении, дорогой Трурль.
Ты ведь тоже не трогал Вселенную, а  только  хотел  улучшить  ее  жителей.
Извини меня, уважаемый, но тут ты перевернул все вверх  ногами.  Подгонять
квартирантов под квартиру - вещь неслыханная. Я же  поставил  перед  собой
обратную задачу. Я собираюсь создать альтернативное бытие.
   - Значит, Ваше Величество пожелали вложить в космическое дело  капитал,
а нас назначить главными производителями работ?
   - Ты верно все понял, достойный Клапауций. Я знаю,  что  создать  новый
мир - это не то же самое,  что  поставить  новое  гумно,  но  я  не  боюсь
объективных трудностей. Если бы создать Вселенную было так же просто,  как
горшок слепить, я и сам бы за это не взялся, да и вас утруждать не стал.
   - Простите, Ваше Величество, - сказал Клапауций, -  но  мне  не  совсем
ясно,  как  можно,  считая  себя  верующим,  желать  сконструировать  мир,
противоречащий канонам твоей веры?
   - Почему же противоречащий? - удивился Ипполип. - Просто другой.  Разве
ты видишь в моем замысле противоречие?
   - Мне кажется, да.
   - Ты ошибаешься, и сейчас я объясню тебе твою ошибку. Веришь  ли  ты  в
летательные аппараты?
   - Верю, потому что они существуют.
   - А в алгебру веришь?
   - И она существует. Верю. Но ведь в  их  существовании  можно  и  лично
убедиться, на опыте.
   - Ну, ну! - усмехнулся король. - Вижу, на какой мякине ты  меня  хочешь
провести, но это у тебя не выйдет. Ведь ты веришь также и в  то,  чего  не
проверял и не сможешь проверить никогда. Например, в  существование  таких
больших чисел, что наверняка  не  удастся  их  исчислить,  или  в  солнца,
которых ты никогда не увидишь. Не так ли?
   - Разумеется.
   - Вот  видишь.  Так  вот,  разве  твоя  вера  помешает  тебе  построить
небывалую  летающую  машину   или   разработать   новую   алгебру?   Разве
существующая алгебра запрещает тебе выдумать другую?
   - Нет, государь, но ты сам говорил, что  Бог  создал  мир  из  любви  к
Сотворенным. И, создавая новый мир, ты отвергаешь Божественную любовь.
   - Nego consequentam! Ничего подобного! Предположим, отец построил  тебе
дом. Если ты построишь рядом с ним другой дом, разве  из  этого  вытекает,
что ты перестал уважать отца или пренебрег отцовской  любовью?  Ты  спутал
Божий дар с яичницей! Никакой связи я не вижу между  моим  предприятием  и
любовью Всевышнего. Ну, убедил я тебя?
   - Но ведь ты отвергаешь дар, согласно твоей вере, совершенный, разве не
так?
   - Почему же отвергаю? Разве я сказал, что хочу  оставить  этот  мир?  Я
хочу только произвести эксперимент, вот и все. Кроме того, я  не  забываю,
что я тоже часть Творения, а от себя я отказываться не собираюсь.
   Клапауций молча поклонился и, видя, что Трурль собрался  раскрыть  рот,
ловко  лягнул  его  в  щиколотку.  Король,  который  ничего  не   заметил,
продолжал:
   -  Наметим  себе  путь.  Еще  в  бытность  мою  инфантом  говорили  мне
наставники, что мир существует сам по себе, а мы, хотя и внутри него, тоже
сами по себе. Он и не заботится о нас, и не вредит нам  умышленно,  потому
что не к нам обращен фасадом. Если мир - это кладовая,  то  построена  она
наверняка не для мышей, которые в ней жируют. А коль скоро она для них  не
предназначена, то нечего удивляться, что полки слишком высокие, что  можно
утонуть в крынке молока и что по углам попадаются несъедобные субстанции.
   - А как насчет мышеловки, Ваше Величество? - не выдержал Трурль.
   Ипполип усмехнулся:
   - Ты имеешь в  виду  дьявола?  Это,  дорогой  Трурль,  экстремист,  без
которого обойтись невозможно. Дьявол в Божьем творенье то  же  самое,  что
регулятор в паровой машине, -  без  него  все  разлетелось  бы  на  куски!
Соображаешь? В определенном высшем смысле плюс сотрудничает с  минусом,  а
ход равномерен, покуда противоположные импульсы уравновешиваются.  Ну,  об
этом когда-нибудь в другой раз поговорим. Итак, меня убедили  в  том,  что
существует некто, бесконечно добрый, кто построил нам космические квартиры
и  позаботился,  чтобы  квартиры  были  обращены  к  обитателям   парадной
стороной. Все в Божьем творенье для блага его  обитателей,  все  подогнано
точно по размеру, а если что давит, жмет или даже обдирает кожу, то в этом
также проявляется Божья благодать, и лишь только ничтожный жилец не  может
сразу это признать. Теологи ему в  этом  помогают:  бытие,  воплощенное  в
материи, есть  дидактический  сегрегатор  или,  собственно,  _гумно_,  где
отсеивают злаки от плевел. Поскольку я люблю процесс ученья,  меня  радует
устройство мира в виде университета с конкурсными экзаменами. Однако  едва
добрые отцы-миссионеры покинули меня,  я  с  беспокойством  подумал,  что,
очевидно, не только этот мир, а и любой другой следует считать даром любви
Всевышнего. Представьте себе мир, в  котором  все  болит.  Кому  в  голову
придет хотя бы буковка - застонет, а кому весь  алфавит  -  так  уж  почти
помирает. Даже если о Боге подумает, и то как будто из него  живьем  ремни
режут. И пусть они там вопят, так что солнца сотрясаются  и  окалина,  как
чешуя, сыплется у них с  перегретых  боков.  Что  из  того?  Разве  нельзя
хвалить и такой мир, считая, что боль благодатна, потому  что  приводит  в
рай, а при случае напоминает об аде и тем отвращает от греха? И  можно  ли
придумать такой чудовищный  мир,  чтобы  уже  никто  не  мог  назвать  его
следствием бесконечной доброты Творца? Даже если бы это был сущий ад, то и
тогда можно было бы утверждать, что  это  только  макет,  а  настоящий  ад
где-то в другом месте и намного хуже. Поди  докажи,  что  это  не  так!  А
потому, как видите, можно ввести теодицею [раздел  богословия,  призванный
увязать существование зла в мире и Божественное добро] в любой тип мира  и
провозглашать, что тот, кто доверяет Творцу даже тогда, когда из-за  этого
доверия  от  него  пух  и  перья  летят,  зарабатывает  себе  этим  вечное
блаженство. Но ведь похвалы, которые ко всему подходят, стоят немного...




 
 
Страница сгенерировалась за 0.1999 сек.