Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Научно-фантастическая литература

Станислав Лем. - Повторение

Скачать Станислав Лем. - Повторение

  Из мужа-ужа получилась растопырка, явно женственная,  как  будто  этого
женского начала чуть-чуть оставалось на  самом  дне,  превратник,  весь  в
батистовых оболочках, как вьюнок обвился вокруг пересущницы и расцвел  над
рукояткой радужным цветком - ни дать ни взять папоротник в ночь  на  Ивана
Купала!
   А где же Цевинна? Какие-то раздутые вспученности, пузыристые завитушки,
баллонеты-монгольфьеры в небесах - она ли это? Растопырка из ужа влезла  в
соседник, где пелегриб с недодуткой разглагольствует, стоя на одной  ноге,
а со ста сторон, дрожа от усилий, ложноножки тянутся к онтоятке...
   Король  уже  минуту  как  требовал  прекратить   проекцию,   немедленно
закончить. Клапауций наконец неохотно повиновался. Он выключил аппаратуру,
ворча, что можно было бы обождать еще несколько  пересуществлений,  что  в
конце концов все это должно как-то отдистиллироваться,  разъясниться,  это
они так, по неопытности, с непривычки,  из-за  спешки,  но  никто  его  не
слушал. Король сунул скипетр в карман и чистил державу рукавом, а  Трурль,
став на четвереньки, с трех сторон осматривал ящик со вселенной,  зажмурив
то один, то другой глаз, заглядывал внутрь через щели, постукивал  в  дно,
потом решительно  поднялся  и  сказал,  стряхивая  колени:  "Значит,  так.
Выбравшись  из  классической   антиномии,   уважаемый   коллега   влез   в
неклассическую". Пятидостойные выборы онтологии - не так ли?  Смешно!  Они
же в этом  ящике  ничего  не  выбирают,  а  только  скачут,  как  рыбы  на
сковородке, бедняжки. Открытие, несомненно,  налицо:  падучая  многосущая,
или ontolepsia progressiva - новый вид  экзистенциальных  страданий.  Ведь
они тем только и заняты, что от холеры бегут к чуме, от чумы к проказе,  и
как можно при этом утверждать, что,  убегая  от  одной  заразы  в  другую,
сотворенные таким образом приближаются к идеалу?
   Тут Клапауций начал кричать и даже, забыв  о  королевском  присутствии,
топать на Трурля, который уселся на его мир  и  вызывающе  болтал  ногами.
Дело могло дойти до оскорблений действием, если бы  не  вмешался  Ипполип,
напомнив, что это как-никак, а все же сотворение мира.
   Едва  остыв,  Клапауций  принялся  бойко  и  научно  объяснять,  почему
множество   альтернатив   бытия   должно   оказаться    для    сотворенных
непредсказуемым: бытия не ботинки, чтобы их  можно  было  примерить!  Риск
есть при каждом переходе, это накладные  расходы  прогресса.  Но"  в  его,
Клапауция, варианте расходы эти меньше, чем в  классическом,  и  он  готов
доказать это расчетами. Примерка бытия невозможна еще и потому, что  когда
кто-нибудь переходит из одной онтики в другую, то он не только меняет  все
свое окружение на совершенно новое, но вместе с тем и собственную сущность
подвергает непредсказуемому  изменению.  Риск  здесь  неизбежен,  а  пробы
требуют времени, но что такое десять минут лишних наблюдений в сравнении с
целыми эпохами классического варианта? Идеальное состояние может наступить
через  час  или  через  двести  лет,  это  правда,  но  другого  пути   не
существует... Так он продолжал, употребляя все более замысловатые термины,
ссылаясь на топологию духа  и  геометрию  осознаний  и  озарений,  излагая
элементы эндоскопической онтографии, климатизации эмоциональной жизни,  ее
уровней, экстремумов, подъемов, спадов, а также упадков духа, и болтал так
долго, что охрип, а у короля разболелась голова. Тогда Трурль  поднялся  с
мира, на котором сидел, и, вынув из-за  пазухи  небольшой  клочок  бумаги,
сказал:
   - И я тоже не тратил попусту эти  последние  дни,  государь.  Позвольте
представить Вашему Величеству результаты моей работы.
   - Подожди, - прервал его король. - Один  из  моих  советников  так  мне
вчера сказал: если мир выйдет у нас лучше, чем у Господа  Бога,  тогда  он
выиграл, потому что это значило  бы,  что  он  наделил  нас,  сотворенных,
неограниченными творческими возможностями. Если же мир нам не удастся,  то
выходит, что он нам этого всемогущества не дал,  потому  что  не  захотел.
Итак: если выиграем,  то  проиграем,  а  если  проиграем,  то  как  раз  и
выиграем! Ведь выиграть мы можем только за его, за Божий счет, в то  время
как, проиграв, мы  проявим  немощность,  которую  он  нам  придал,  и  эту
немощность ему возвратим с протестом,  что  мы  жертвы  дискриминации  при
сотворении мира! Что скажете?
   - А! Софизмы! - Трурль сунул королю под нос свою  бумажку  и  при  этом
забылся до такой степени, что, желая до конца унизить Клапауция в монарших
глазах, потянул короля за обшитый горностаем рукав: - Вот,  взгляни  сюда,
государь! Это проведенное  мною  формализованное,  то  есть  окончательное
доказательство _невозможности_ сотворения мира!
   - Да? Ну? - изумился монарх.  -  Что  я  слышу?  Так  ты  действительно
доказал, что нельзя?
   - Да, государь. И без всяких натяжек. Нечего и стараться - вот расчеты.
   Король вытаращил глаза.
   - А как же, однако, все это? - развел он руками. - Мир-то существует...
   - Что ж, - пожал плечами Трурль. - Таков уж этот  мир...  Я-то  имел  в
виду совершенный...





 
 
Страница сгенерировалась за 0.0977 сек.