Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Научно-фантастическая литература

Станислав Лем. - Повторение

Скачать Станислав Лем. - Повторение

   - Говорил ли король и об этом своим духовным отцам?
   - К королевским словам следует прислушиваться внимательно, милейшие.  Я
говорил вам о том, что пришло мне в голову уже по отъезде достойных отцов!
Так вот, я думаю, что наш мир не единственный. Некоторые доводы  в  пользу
этого можно найти и в Писании. Возьмем хотя  бы  Страшный  суд.  Последний
суд, ибо, в общем, после него ничего интересного или принципиально  нового
не произойдет. Но как же так? Неужели  после  подведения  баланса  Господь
никогда ничего не стал бы предпринимать? В это трудно поверить.  Настоящий
творец не удовлетворится одним вариантом. Конечно, не совсем удачные  миры
- это для него трудная дилемма. И сохранить плохо, и уничтожить  нехорошо,
потому что, собственно, по какому праву? Мне кажется, он поначалу пробовал
делать какие-то исправления в виде так называемых чудес, а  потом  оставил
все как есть.
   - А слыхали ли вы, Ваше Величество, об отступничестве и ереси?
   - Ну что ты пристаешь ко мне с такими вопросами? Можно подумать, что  я
уже стою перед епископальным судом. Разумеется, я слышал  об  отступниках,
но они исходят из неприязни к Творцу, а  я,  наоборот,  хочу  оказать  ему
помощь.
   - Государь, - промолвил Клапауций, покашливая, - мы оказались  в  сфере
весьма деликатной, прямо-таки щекотливой  теологической  экзегезы  [здесь:
толкование  религиозного  канона  (греч.)].  Боюсь,  что  Ваше  Величество
вызвали не тех специалистов.
   - Ты ошибаешься, потому что я не собираюсь ни  отступать  от  веры,  ни
реформировать ее. Я стремлюсь не к ревизионизму, а к творчеству.
   - Но ведь... - начал было Трурль, но Клапауций незаметно  наступил  ему
на ногу, а сам, склонившись перед королем, спросил:
   - Ну, хорошо. Какой же мир Ваше Величество изволит заказать?
   - Это, собственно, и надо обдумать. Теологи  говорят,  что  Бог  придал
своему произведению две особые черты, или же два ограничения. Одно из  них
помещено им вне Сотворенных, а другое - в них самих. Бог все слышит, но не
отвечает. Присутствует, но не являет нам себя, так  что  контактировать  с
ним нельзя. Раньше, бывало, как-то еще общался, а теперь перестал. Так что
непосредственная связь с Богом - односторонняя. Другой запрет таков: Бог -
инженер, который, создавая других инженеров, уже с самого начала ограничил
их так, чтобы они не могли конкурировать с ним. Учителя показали  мне  это
на примере Вавилонской башни. Я попытался Сбить их с панталыку, но они  не
поддались. Но разве  соревнование  должно  всегда  исходить  из  низменных
побуждений? Создатель нового лекарства изобретает его не для  того,  чтобы
отодвинуть в тень создателя лекарства уже существующего, а лишь для  того,
чтобы уменьшить страдания людей.  Почему  же  творец  нового  мира  должен
измышлять его назло творцу мира уже готового? Послушать  миссионеров,  так
Бог  подозревает  всякого,  кто  хочет  вступить  с   ним   в   творческое
соревнование, в грешных намерениях - в том, что борьба  затевается  не  за
совершенствование мира, а за  небесный  престол.  Я  же  считаю,  что  Бог
гораздо более  скромен  и  потому  более  симпатичен,  чем  хочется  этого
теологам. Произведение больше говорит о творце, чем любой панегирик.  Если
внимательно приглядеться к миру, видно, что он сотворен в  высшей  степени
скромно, даже анонимно. А разве Бог не  в  состоянии  был  поставить  свой
фирменный знак на каждой былинке?  Не  рассуждения  вокруг  да  около,  не
комментарий  (а  Писание  есть   только   комментарий   к   Творению),   а
непосредственное доказательство авторского исполнения! Я  склонен  считать
сдержанность,  скромность  Божью  основной   причиной   этой   космической
анонимности,  доводящей  теологов  до  головной  боли.  Бог  затаил   свое
авторство так мастерски, как будто его вовсе  не  было.  Разве  это  могло
стать делом случая? Бог спрятался, потому что хотел  спрятаться.  Вот  это
мне нравится! Такую деликатность я уважаю! Но тут они на  меня  накричали.
По их мнению. Бог дает нам своим примером урок любви, а  спрятался,  чтобы
дать нам полную свободу. Вроде как если садовник на  виду,  то  на  яблоню
никто не полезет. Ну, а с другой  стороны,  если  кто  воспользуется  этой
свободой до отвала - его  черти  заберут.  Какая-то  сомнительная  выходит
педагогика. Давать затем, чтобы никто ничего не брал,  -  зачем  же  тогда
давать? А если кто берет не от  испорченности,  а  по  инерции?  Если  кто
свободен не как стихия, а  как  выбитая  ось,  которая  вихляется  во  все
стороны, потому что уж такой у нее расхлябанный характер? Так я спросил  у
патеров, а они отвечали, что тот, кто  задает  такие  вопросы,  впадает  в
безумие или грешит, то есть он или болван, или негодяй,  что  же  касается
Господа Бога, то ему  лучше  знать,  что  и  как  надо  делать.  Возможно.
Допустим. Господа Бога я касаться не буду, но от вас  подобных  оправданий
не  приму.  Говорю  это  вам  заранее,  чтобы  потом   не   было   никаких
недоразумений. Даю вам все  полномочия,  творите  мир  смело,  но  не  как
придется. Все должно быть выполнено солидно, с регулярной оптимизацией,  а
не со случайной... Понимаете, к чему я клоню? Нерегулярный  оптимизатор  -
это  сатана,  он  действует  как  регулятор-провокатор,  ибо  он   сначала
совращает ко злу, а потом подставляет бездну. Прошу  вас  избегать  такого
экстремизма.




 
 
Страница сгенерировалась за 0.1025 сек.