Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Научно-фантастическая литература

Станислав Лем. - Повторение

Скачать Станислав Лем. - Повторение

  За шесть минут быстренько обождав две недели, пустил он время в обычный
ход и во всю конскую прыть помчался к башне. Плющ  хорошо  окреп,  в  окне
никого не было, тогда Креншлин хвать за цепкую поросль - и наверх. Вскочил
в окно. Цевинна как раз  расчесывала  волосы  перед  серебряным  туалетным
столиком, а он подошел сзади и схватил ее в объятья.  Она  сопротивлялась,
но без ожесточения. Но лишь только они слились в объятии, как по  каменной
лестнице загрохотали железные  шаги  мужа,  который  неожиданно  вернулся,
потому что забыл попросить жену повязать ему шарф на воинское счастье, а у
всех остальных рыцарей такие шарфы были. Не  успел  Креншлин  подбежать  к
окну - кальсоны мешали, - как вошел муж, вооруженный и  настолько  ловкий,
что еще в дверях, пригнувшись, чтобы не разбить лоб о  притолоку,  вытянул
меч из ножен. Безоружный Креншлин ретировался, схватился за плющ и как мог
быстро стал сползать, а супруг Цевинны, ревя, как буйвол, с великим трудом
и скрежетом просунул закованное туловище в оконный проем и  давай  резать,
сечь, рубить сплетения плюща. Плющ оборвался, и  Креншлин  камнем  полетел
вниз. На лету храбрый, хоть и неудачливый поклонник  нашел  силы  крикнуть
Цевинне, чтобы в следующий раз сама помнила о шарфе.
   Теперь Креншлину пришлось хуже: на  контрфорсе  его  перевернуло  и  он
грохнулся головой о каменные плиты, от чего повредился в рассудке. Он  еле
дышал, когда слуги снова сунули его в предусмотрительно устроенную  люльку
и сначала галопом, а потом рысью помчались к старому Трещипалу. Прежде чем
Марлипонт, прогрохотав внутри башни, как  сорвавшийся  мельничный  жернов,
выпал на двор рыча: "Коня! Королевство за коня!!!" - Креншлин  в  темпорне
уже потянул слабеющей десницей за рычаг, и так отчаянно, что  пролетел  из
июня в декабрь.  Холодно  было  ждать  в  неотапливаемой  темпорне  начала
крестового похода, а потому он дал малый вперед до самых мартовских  ид  и
далее к плющу.
   Может, Цевинна расслышала, что кричал возлюбленный, летя вниз головой с
башни, а может быть, Марлипонт на этот раз обошелся без шарфа,  но,  когда
Креншлин появился перед своей золотоволосой красавицей, на  лестнице  было
тихо, как будто и старый слуга  уже  угас  от  голода.  Но  рассудительный
Креншлин сначала задвинул засов, а потом  уже  кинулся  в  объятия  милой.
Страстной, самозабвенной была  их  любовь  в  башне,  не  слыхали  они  ни
совиного крика, ни грозы, которая прогремела с полуночи. На заре  Креншлин
вскочил, перекинул без лишних слов ноги через парапет, шасть по плющу вниз
на подворье, в седло и галопом к темпорне.
   Вокруг крапива, как лес, внутри тихо, но и тут он был предусмотрителен:
придерживая плохо подпоясанные шаровары, на  карачках  пополз  к  калитке,
оглядываясь во все стороны, и правильно сделал, потому что над самым  ухом
у него бухнул самопал, поставленный  в  междучасье  каким-то  неизвестным.
Тогда только он толкнул дверь - и  к  рычагу.  Устроил  из  утра  вечерние
сумерки предыдущего дня, поставил рычаг посередке и занялся делом. Затянул
петельку на истертой рукоятке, под столом пропустил шнур на  стропила,  со
стропил через дыру в крыше на конек, с конька  под  стреху,  тут  привязал
конец шнура к пустому ведру, ведро  подвесил  под  дырявый  водосток,  еще
нагреб мусора, присыпал им шнур,  идущий  от  рычага,  поплевал  на  руки,
вскочил в седло - и обратно к башне.
   Больше всех среди зрителей дивился этому Его Величество  король.  Зачем
это он так? Что ему следующий день и ночь - хуже?
   - Учти, милостивый владыка, что он привык к обратимому времени,  как  и
все они там, - доступно объяснял Трурль. - А кроме  того,  он  знает,  что
вернуть приятные минуты ничего не стоит, зато неизведанное  будущее  может
таить в себе неожиданные опасности.
   - А зачем ведро?
   - А помните, перед утром шел дождь? Когда опять перед рассветом польет,
ведро наполнится, потянет шнур и рычаг, и таким образом все повторится.
   -  Видно,  что  бывалый  часоходец!  -  вмешался  Клапауций.   -   Шнур
замаскировал, если кто даже и войдет, может не заметить.
   Тем временем ночь любви подходила уже к концу, уже дождь собирался, как
вдруг цокот  копыт  и  звон  оружия  прервали  сон  любовников.  Подскочил
Креншлин босиком к окну и видит - дело  плохо:  внизу  группа  вооруженных
всадников,  шесть  Марлипонтовых  зятьев,  которые  должны  были   в   его
отсутствие присматривать за поместьем и за Цевинной, - и вот  притащились,
хотя их усадьбы за двести верст, значит, уже у темпорни соседнего уезда.
   Что делать? Может быть, через пушечную бойницу  съехать  прямо  в  ров?
Оторвался Креншлин от встревоженной Цевинны,  вцепился  пальцами  в  тугие
сплетения плюща и уж поехал вниз, как вдруг завопил от боли.  Глядит  -  а
это не ночь, а день, и он не наверху, а на камнях со сломанными ногами,  и
над ним Марлипонт,  весь  в  железе,  рычит:  "А-а,  мерзавец,  предатель,
прохвост! Думал меня перехитрить? Да мне до темпорни так же близко, как  и
тебе, чужеложцу. Ну, погоди, сейчас я тебя приласкаю!"
   По его знаку несут футляр железный,  кованый,  ставят,  отворяют,  а  в
середине он весь гвоздями утыкан - ох, совсем плохо дело! Креншлину хорошо
знаком этот инструмент. Во все глаза высматривает он тучку - вот и  первые
капли падают, но всего-то их кот наплакал... а уж его  взяли  за  шиворот,
пихают его слуги в железное нутро, а там гвозди, как бритвы,  только  лишь
захлопнут и...
   Бабахнул гром, и полило как из ведра.
   - Это ничего! Не возитесь, сукины дети! Быстрей, не копайтесь, закрыть,
завинтить! - командует Марлипонт, а зубы  у  него  так  и  сверкают  через
решетку забрала.
   Тучи словно прорвало. Лишь бы только шнур уцелел!  Креншлин  изображает
обморок, вываливается из рук  телохранителей,  они  натуживаются,  вот  уж
спиной он чувствует первые острия, взвизгнул - и рухнул во весь рост.
   Мрак и тишина. Только дождь шумит. Ощупал Креншлин бока - целы. Ноги  -
прямее не сыщешь. Если бы не ведро, подумал, конец бы мне. Ну и  дурак  же
этот Марлипонт. Не поинтересовался, что там за шнур, откуда.  Слава  тебе,
Господи, что ты разума ему не дал! А что же теперь? Где я? Вот ров. Стена.
Башня. Цевинна? Не до нее сейчас. Марлипонт, наверное, очумел от злости  и
помчался к темпорне, надо его опередить.




 
 
Страница сгенерировалась за 0.1016 сек.